Написать в блог
Учитель и политика

Учитель и политика

Время чтения: 4 мин

Учитель и политика

Время чтения: 4 мин

Нужно ли учителю говорить с детьми о политике? Если да, то как говорить? Как регулирует эту проблему законодательство? Об этом рассказывает преподаватель английского языка Балуева Марина, член совета независимого межрегионального профсоюза «Учитель».

— Марина Сергеевна, а как вы относитесь к.? — далее следует обозначение политической проблемы, активно обсуждаемой в обществе в настоящее время. Спрашивают старшеклассники.

Я говорю, что, согласно Закону об образовании, не имею права излагать им свою точку зрения на ту или иную политическую проблему.

— Ну пожа-а-а-луйста… — голоса с мест. — Мы никому не скажем, честное слово… Ну пожа-алуйста…

Приходится ответить на заданный учениками вопрос. Сухо и понятийно, без попыток в чем-то убедить, подкрепляя ссылками на действующее законодательство. Я всегда учила, учу и буду продолжать учить своих учеников тому, что если они не нарушили закон, они имеют право делать, а тем более думать всё, что считают нужным и правильным. Пытаюсь по мере сил привить им ответственность за себя и свой выбор в жизни. Внимание к закону, защита от манипуляций и внушений, обретение собственного мнения и опыта по жизненно важным вопросам — вот, пожалуй, краткое изложение этого воспитательного кредо.

Но тому, кто пытается регулировать тонкую сферу воспитания — законодательно ли, рекомендательно ли или каким-то иным путем — следует знать, что учитель учит не только вербально, в процессе урока или классного часа, но и всей своей жизнью. Поэтому если учитель авторитет для ребёнка, надо принять, что детям будет интересно в таком учителе всё: что он думает, что делает вне школы, что читает, какие фильмы смотрит. И всё это будет воспитанием.

Можно ли целиком регламентировать воспитательный процесс? Вряд ли. Скорее, только обозначить рамки, границы.

Итак, что нам предлагает законодательство в части влияния на политические взгляды обучающихся:

Статья 47 пункт 3 (1) Федерального закона от 29.12.2012 N 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации» гарантирует педагогическому работнику свободу выражения своего мнения.

Статья 48 пункт 1 (4) того же Закона обязывает педагогического работника формировать гражданскую позицию обучающихся.

Пункт 3 той же статьи того же Закона запрещает педагогу «использовать образовательную деятельность для политической агитации, принуждения обучающихся к принятию политических, религиозных или иных убеждений либо отказу от них, для разжигания социальной, расовой, национальной или религиозной розни, для агитации, пропагандирующей исключительность, превосходство либо неполноценность граждан по признаку социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности, их отношения к религии, в том числе посредством сообщения обучающимся недостоверных сведений об исторических, о национальных, религиозных и культурных традициях народов, а также для побуждения обучающихся к действиям, противоречащим Конституции Российской Федерации».

Думается, всем понятно, сколь тонка грань между «свободой выражения своего мнения» и «политической агитацией», между «формированием гражданской позиции» и «принуждением к принятию убеждений». То есть эта грань на практике очевидна каждому здравомыслящему человеку. Но в случае желания злоупотребить Законом его текст даёт свободу для подмен обеим сторонам: и учителю, и тому, кто захотел бы его в чем-то обвинить.

При всей моей симпатии, сочувствию и согласии с тем, что изложено в этих статьях, хочется спросить: те, кто принимал и утверждал, эти нормы в таком виде, понимали, что разрушают образовательный процесс?

Ведь вот мне ещё повезло: я преподаю английский язык и могу отвертеться стишками, Чарльзом Диккенсом и защитой окружающей среды, игнорируя политические системы. А что делать коллегам, преподающим историю, обществознание, литературу по части «сообщения недостоверных сведений» о каких-то там традициях? Какие сведения следует считать достоверными, а какие — нет, огласите весь список, пожалуйста. Вы понимаете, что при таком подходе остается единственная безотказная методика: открыли учебник — заучили абзац? И никаких вам развивающих технологий, никакого деятельностного подхода?

Разумеется, российские граждане заслужили более толково составленный документ, нежели то, что мы имеем. Но, как говорится, за неимением гербовой, пишем на простой. Чем богаты, тому и рады. Разумеется, попытки подменить или передернуть любой закон всегда были и будут, и спасают от них в основном не только формулировки, но в большей степени уровень общественного сознания: развитие речи, отношение к закону, отношение ко лжи.

Что можно посоветовать коллегам в такой непростой ситуации? Можно было бы посоветовать им формировать гражданскую позицию учеников через воспитание критического мышления, через умение работать с информацией, отделять факты от доводов и эмоций. Можно было бы посоветовать им высказывать собственное мнение осторожно, с оглядкой, в пределах необходимости, с опорой на действующее законодательство. Казалось бы, такие советы вполне здравы. Но большая проблема состоит вы том, что сама российская школа сегодня вне правового поля. То есть закон (и тот, что об образовании, и многие другие) нарушаются в школе постоянно. Права детей — это отдельная тема. Но нарушаются и права учителей: на академические свободы, на участие в управлении образовательной организацией, на справедливое вознаграждение за свой труд (так называемая НСОТ, нацеленная на справедливость, привела только к злоупотреблениям), на сокращенную продолжительность рабочего времени, на повышение квалификации, на компенсацию за работу на ЕГЭ, на защиту чести и достоинства и многое другое. Мне как члену независимого межрегионального профсоюза «Учитель» это известно из ежедневной практики профсоюзной работы.

В этой ситуации (а по сути это правовой нигилизм, «право» сильного не считаться со слабым и навязывать ему свою волю беспрепятственно), корявые формулировки Закона об образовании будут обслуживать своей корявостью именно того, кто захочет «придраться» к учителю и «впаять» ему очередную статью. В наш век повсеместно «оскорбленных чувств» это более, чем реально.

Как относиться, например, к распоряжению Комитета по образованию Санкт-Петербурга, предписывающему проведение классных часов, посвященных присоединению известного полуострова к территории Российской Федерации? Если рекомендации по проведению таких мероприятий содержат только положительные оценки этого, неоднозначно воспринятого обществом, события? Считать это «использованием образовательного процесса» для «политической агитации»? Ответ на данный вопрос в ситуации правового нигилизма будет таким, какой предпочтет сторона силы.

И неважно, что призыв к учителям выйти на митинг по тому же поводу за вознаграждение в виде «дней к отпуску», будучи озвучен по школьному радио, вызовет насмешки и саркастические комментарии «обучающихся», чем сведет на нет всю «политическую агитацию», — все равно высказывание учителем своего мнения, отличного от официальной точки зрения, содержит известную долю риска.

Сегодня у нас в профсоюзе нет пока сведений об обвинениях учителей в «использовании образовательного процесса» для «политической агитации». Основная масса обвинений, предъявленных учителям, связана с их деятельностью в социальных сетях, причем не только политической, а чаще с той, что вызывает морально негативную оценку. Деятельность учителя в социальных сетях не относится юридически к «образовательному процессу», да и законом не ограничена, поэтому данные факты находятся за рамками темы, и являются всего лишь подтверждением правового нигилизма в обществе.

Но отсутствие сегодня таких обвинений не означает, что они не могут появиться завтра. Поэтому самое разумное, что можно предпринять, это помнить, что высказывать свои взгляды не запрещено, что формировать гражданскую позицию учеников не только можно, но и нужно (этого требует закон). О том, что формировать гражданскую позицию надо исключительно в соответствии с официально утвержденными рекомендациями, ничего в законе не сказано. Соответственно, это можно делать, высказывая свободно собственное мнение. Однако, следует помнить, что при высказывании собственной точки зрения следует избегать эмоций и призывов (иначе это можно счесть агитацией), что на все факты следует иметь ссылки в первоисточниках (иначе вас могут обвинить в опоре на «недостоверные» сведения). И уж, разумеется, ни к чему нельзя принуждать.

А для того, чтобы обстановка в российской школе приобретала правовой характер, надо активнее пользоваться своими правами, создавать и использовать для этого профсоюзы, проявлять солидарность и чувство собственного достоинства. Чего и пожелаю всем коллегам.

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям
Комментариев пока нет
Больше статей