4 причины, почему контрольные нужны в школе
Блоги27.05.2024

4 причины, почему контрольные нужны в школе

Итоговые и контрольные — это нагрузка для всей системы: дети их не любят, потому что боятся двоек, учителя — потому что надо тратить время на проверку, родители — из-за реакции детей. Но наш блогер Илья Денисенко уверен, что дело совсем не в итоговых работах, а в том, что происходит после выставления отметок.

Сообщения в СМИ, связанные с системой образования, в последнее время такие, будто их генерирует нейросеть имени Вити Перестукина — героя «В стране невыученных уроков»: гольф вводят, домашнее задание отменяют, а с ним и всякую оценку знаний. Неужели мечта целых поколений школьников вот-вот осуществится — контрольные долой? Школьная оценка знаний, будь то мониторинг или экзамены, всегда была легкой мишенью для сезонной критики, а поручение президента еще сильнее обострило ее.

Контрольные работы и эмоции

Среди тех, кто учился в школе, то есть всех, кто читает и пишет новости и комментарии, немного найдется любителей контрольных работ и написания на досуге экзаменов.

Мало кто любит, когда их оценивают. А пять баллов, из которых используют только четыре, — довольно ограниченный способ оценивать приложенные усилия. Немудрено, что получение низкой оценки частенько грозит потерей мотивации. А постоянное получение низких оценок надежно отбивает не только веру в себя, но и всякое желание учиться.

Контрольная работа — момент неопределенности. Не случайно же возникли известные «магические» обряды: пятак под пяткой, счастливая одежда и даже отказ от мытья головы, дабы умные мысли ее не покинули, — примеры попыток договориться с богами дневника и журнала.

Вполне реальные управители школьной судьбы далеко не всегда бывают благосклонны, а заговоры и обряды на них могут и не подействовать. Контрольные частенько становятся последним аргументом в переговорах с непослушным классом, а иногда и инструментом репрессий. Еще есть работа над ошибками, само название которой формирует чувство вины и страх ошибки.

Помимо контрольных встречаются проверки знаний, срезы, оценки, мониторинги, диагностики, диктанты и исследования. Если не погружаться в суть вопроса, смысл во всем этом увидеть непросто.

Контрольные: отменить нельзя оставить

Когда президент озвучил предложение сократить домашние задания в школах и убрать лишние контрольные, СМИ наперебой стали салютовать заголовками: «Контрольные отменяют как явление», «Домашнее задание уходит в прошлое».

Но не преувеличен ли негатив, который щедро льется на школьный контроль? Не мешают ли броские заголовки увидеть задачи, на которые действительно стоит обратить больше внимания? И что всё-таки стоит отменить? С последнего вопроса и начнем.

Разнообразных «контрольных» и их аналогов действительно немало. Существуют не только Всероссийские проверочные работы, о которых все слышали, встречаются и общерегиональные, всеобластные и даже муниципальные проверки знаний. А всевозможных событийных мероприятий в течение года наберется больше сотни. Есть те, что на слуху: «Диктант Победы», или всероссийский диктант, а еще есть диктанты, посвященные ЖКХ, дореволюционным событиям, атомной энергетике, кибернетике и др.

Такие диктанты можно отнести к воспитательным мероприятиям, но всё равно возникают вопросы: какую пользу они несут? кто отвечает за качество их материалов? как участие в мероприятии связано с результатами школьников?

В то же время муниципальные и региональные диагностики в абсолютном большинстве уже сегодня можно заменить стандартизированной проверочной работой. Собственно, президент говорил именно об этом: создать для всех школ равные условия, сократить количество оценочных процедур с дублирующими функциями (что и будет сделано с 1 сентября).

Контрольные работы против стереотипов о себе

Система образования полна мифов и когнитивных искажений. Например, «двоечники ленивы, они сами виноваты в низких результатах» или «раньше образование было лучше», или «математика мне не дается, потому что я гуманитарий». Всё это не является истиной и опровергается исследованиями. Но кому нужны научные статьи? Особенно когда все друзья и коллеги уже подкрепили расхожее мнение личной историей или рассказом знакомого учителя?

Система образования кажется настолько близкой и понятной каждому бывшему школьнику, что мифы поддерживают не только обыватели и родители учащихся, но и сами представители системы образования: учителя и директора, те, кто принимает управленческие решения, и рядовые сотрудники образовательных институций. Искажения часто возникают из-за готовности опираться на точку зрения, подкрепляемую лишь личным опытом (а он не универсален).

Стресс

Я уже говорил о том, что контрольные — это часто неопределенность. Но так ли это плохо? Вредно ли сталкиваться с неопределенностью в учебных целях? Наверное, все-таки нет. Концепция VUCA-мира прямо говорит нам: учитесь работать с неопределенностью, используя свои знания и навыки на максимум, жизнь проще не станет (лента новостей это подтверждает). Может, и мы согласимся, что, избегая стресса, будет довольно сложно научиться с ним справляться?

Но стоит ли вообще рассматривать контрольную работу как опасный источник стресса? Может быть, незнакомые задания в контрольной повышают уровень неопределенности до максимального?

В стандартизированных проверках (например, в ВПР) отдельные задания если и могут относиться к неизученным темам, то только потому, что школы и классы проходят программу в разном темпе. И это нормально. Но чтобы все темы заданий оказались незнакомыми — это маловероятно, так как стандартизированная проверка строится на едином тематическом содержании. Материалы, из которых учитель может собрать собственную контрольную, тоже чаще всего верифицированы. Если все-таки многие задания контрольной вызывают у школьника затруднения, то это повод для адресного разбора и личного общения с педагогом.

Может, высокие ставки, то есть значение, которое результат контрольной имеет для ученика, сильно повышают неопределенность? Среди существующих процедур с высокими ставками есть только одна — и это не контрольная и не ВПР, а экзамен в 11-м классе. Не существует практики, при которой за двойку на школьной контрольной выгоняли бы из школы, а оставление на второй год — наименее популярная мера даже в сравнении с другими странами.

Может быть, предполагаемая реакция учителя и родителя заставляет ребенка переживать психическое напряжение? Среди родителей и педагогов реакция на отметки действительно отличается. На реакцию влияет:

  • культура отношения к ошибкам в семье и образовательной организации,
  • тип мотивации (внутренняя или внешняя), которую стимулирует взрослый,
  • наличие установки на развитие (убежденность в том, что склонности можно развивать, а не вера в то, что они даны от природы) у ребенка.

Так что можно утверждать, что стресс дети испытывают не из-за контрольных, а из-за отношения к их результатам взрослых.

Например, есть учителя, которые сожалеют о том, что по внутришкольному положению не могут поставить за отдельные проверочные работы оценку в журнал, и из-за этого ученики относятся к процедуре спустя рукава и не стараются, так как «знают, что им за это ничего не будет». Есть и другие педагоги, кто, наоборот, переживает, что отметки ставить надо, более того, из-за этого к контрольной даже приходится специально готовиться.

Оставим пока вопрос о том, что сами учителя могут испытывать стресс от неопределенности. Поговорим сначала о мотивации школьников и о том, как научить учиться.

Нет мотивации стараться

Сама логика, что школьники стараются только тогда, когда боятся плохой отметки, довольно далека от заботы о психологическом комфорте детей, за который так ратуют комментаторы — противники контрольных. Но существование практики управления страхом плохой отметки подталкивает к более серьезному вопросу: как связаны между собой учебная мотивация и оценка?

Как нельзя два раза войти в одну и ту же реку, так нельзя провести идентичный урок в разных классах — результат будет разный. Ведь он определяется не тем, что учитель сказал, а тем, что обучающийся усвоил. Контроль — это процесс определения того, получилось или нет у школьника освоить то, что было запланировано учителем.

Если контроль осуществляется на уроке, он текущий, а если в конце программы — итоговый. Главное отличие текущего контроля от итогового в том, что результаты первого нужны, чтобы усовершенствовать образовательный процесс за счет обратной связи. Итоговый контроль имеет другие, уже не учебные функции.

Обратная связь — это двигатель прогресса в обучении. Результаты различных исследований, в том числе российских, показывают, что школьники, которые получают от учителей информацию о своих сильных и слабых сторонах, о том, где они могут приложить дополнительные старания и как могут повысить свои результаты, не только учатся лучше. Они считают, что учителя относятся к ним справедливо, они больше вовлечены и мотивированы.

Учителя, которые используют обратную связь, развивают представления школьников о том, что они могут и умеют, формируют адекватную самооценку и уверенность в себе. Ученик осознает собственные возможности и ограничения — неопределенности в его жизни становится чуть меньше, а уверенность в себе растет.

С помощью обратной связи и адекватного выбора трудности заданий учитель развивает у школьника установку на рост (growth mindset). В противоположность фиксированному мышлению она подталкивает своего носителя не прекращать попыток в случае неудачи. Отношение к контрольным, учебный и даже жизненный успех связаны с наличием твердой убежденности, что любую проблему можно решить, приложив достаточно усилий.

К сожалению, школьников, которые указывают, что их учителя дают развернутую обратную связь, только 30%. Еще около 30% обучающихся получают полезную обратную связь «время от времени», оставшаяся треть — «почти никогда». Но 30% — это уже не так плохо. В 2018 году исследование TALIS, посвященное практикам учителей, показало, что только 10% школьных педагогов используют элементы формирующего оценивания, предполагающие письменную обратную связь, на постоянной основе.

Из этого наблюдения можно заключить, что даже текущий контроль в школе в большей степени походит на итоговый, он фиксирует результат, но не объясняет его причины. Из-за этого он губителен для мотивации, не позволяет сформировать установки, определяющие, научится ли школьник эффективно учиться, научится ли не останавливаться перед трудностями.

Натаскивание

Когда в следующий раз учитель скажет, что время обучения съела контрольная, можно поинтересоваться у него, какие типичные для класса ошибки допустил ваш ребенок, а какие эксклюзивные. Какие меры учитель планирует предпринять для отработки массовых ошибок, а над чем стоит покорпеть именно вашему школьнику? Если учитель знает ответ, контрольная прошла не зря.

В международном дискурсе натаскивание называется teaching to the test, то есть дословно — «обучение для прохождения теста». Если бы все контрольные работы сводились к выбору правильных ответов, то, действительно, такое обучение имело бы мало общего с формированием устойчивых представлений о предмете и межпредметных связях, навыков рассуждения и способностей самостоятельного творческого мышления и использования изученных предметных категорий, то есть с тем, что мы хотели бы под обучением понимать.

Но сегодняшние (по крайней мере федеральные) контрольно-оценочные процедуры (и те же ВПР) довольно далеко ушли от тестов-угадаек. В каждом задании можно проследить связь с темой из стандарта, а значит, подготовка к его правильному решению мало чем отличается от того нормального обучения, к которому стремятся учителя. Как можно подготовить к выполнению задания на какую-то тему? Без формирования хотя бы минимальных представлений о ней вряд ли это удастся.

Проверяя выполнение заданий, учитель получает информацию, которая нужна для обратной связи: с какими темами все получилось, а с какими нет, учитывая при этом и те темы, к изучению которых еще не приступали. Вопрос в том, как он этой информацией распорядится дальше. Зачеркнет неправильное и выставит отметку или покажет, почему выполнение не соответствует заданию.

Если он ограничится исправлением неправильного, ученик не сможет сделать нужные выводы сам. Ему нужна поддержка именно в этот момент. Когда он открывает тетрадь, получает свой двойной листочек или тренировочный бланк и происходит обучение, а совсем не тогда, когда он в очередной раз перечитывает параграф учебника или, не дай бог, учит его наизусть.

Не как в учебнике

Что ж, мечта об универсальном учебнике, который вмещает все темы программы с объяснениями простыми словами, судя по всему, может быть реализована в недалеком будущем. Уже сегодня технологиям ИИ не составит особого труда собрать заданное содержание из открытых источников. Но образовательный процесс — это не посредничество учителя между учебником и школьниками.

Потребность в учителях, умеющих формировать навыки самостоятельного обучения, давать персонифицированную обратную связь, оказывать адресную поддержку, применять индивидуальный учебный дизайн, учитывающий персональные характеристики ученика, будет только расти. Может быть, и это будет делать ИИ? Может быть. Но до того, как этому научатся машины, этому должны научиться люди.

Станет ли меньше неуспешных учеников, написавших контрольную по единому учебнику на двойку только потому, что в нем есть все-все темы? Сомнительно, ведь большинство низких оценок — это результаты выполнения задания по уже изученной теме, но освоенной недостаточно. Поэтому способность учителей определять, что обучающимся удалось, а что не удалось усвоить, была, есть и в обозримой перспективе останется основным двигателем прогресса, о котором я уже говорил в предыдущих пунктах.

Как школы повышают результаты

Результаты школы — это результаты детей. Двойка за контрольную — это не повод для печали, а сигнал о том, что надо что-то поменять в работе со школьником. Если в школе концентрация низких отметок выше, чем в других, — это уже повод что-то поменять в том, как функционирует школа.

ВПР стали основой масштабного проекта, известного как «500+», когда школы с заметной долей неуспевающих по базовым предметам были объединены в сообщество для получения адресной поддержки. Проект дал очень много информации о том, как школы с большой долей академически неуспешных обучающихся повышают результаты. В первую очередь должно измениться отношение педколлектива к контролю. Когда контроль становится источником информации, а не угрозой репрессий, меняется всё. А те, кто готов меняться, создают условия, в которых вчерашние двоечники становятся высокобалльниками ГИА и победителями олимпиад.

Если мы хотим реального роста академической успешности и психологического комфорта для всех детей и педагогов, нам необходимо учиться сотрудничеству, поддержке и анализу данных о качестве образования.

Вы находитесь в разделе «Блоги». Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Обложка: British Library / Public domain

Комментарии(1)
Верно, если не сравнивать с другими вариантами.
Ребенок увлечен игрой, где ему выставляют баллы, а это те же оценки за результат. Почему стресс в школе и азарт при игровых технологиях обучения? Ответ на https://mel.fm/blog/menedzhment-rynochny/56382-kak-gubyat-talanty
Да,
дело в обратной связи. Но школьная отметка не является сигнальной системой для обратной связи с головным мозгом ученика. Про обратную связь пишут ученые-нейрофизиологи (https://mel.fm/blog/yury-nikolsky/8961-obuchayutsya-dazhe-gusenitsy). Можно всячески приспосабливать работу учителей к существующей практике, а можно заменить существующую педагогику принуждения на педагогику выбора. Что лучше? Будет решать лишь тот, у кого существует возможность выбора самой педагогики (https://mel.fm/blog/yury-nikolsky/34082-ne-protivopostavlyat-a-soyedinyat-raznyye-pedagogiki).
Так
не лучше ли предоставить право выбора, а не лишать его полностью?