5 важных цитат известных мам об образовании

5 важных цитат известных мам об образовании

Людмила Путина, Мария Арбатова и другие мамы — о своих детях и школе
13 009
5

5 важных цитат известных мам об образовании

Людмила Путина, Мария Арбатова и другие мамы — о своих детях и школе
13 009
5

Я не перестаю говорить и писать, что самые лучшие эксперты в области образования в нашей стране — это мамы. И пусть на меня не ругаются те, кто всё время сетует, что «в нашей стране все умеют учить и лечить». Вот пять высказываний об образовании в далёком СССР и в современной школе. В авторитетности этих мам никто не вздумает усомниться, тем более они говорят о важном и наболевшем.

Я не призываю родителей вмешиваться в школьную жизнь тотально, но никто не будет спорить со мной, что только родители, ежедневно делающие уроки со своими детьми, способны увидеть все плюсы и минусы образовательной системы буквально под микроскопом.

Людмила Путина (во втором браке Очеретная),
мама Марии (32 года) и Екатерины (31 год)

Вот мы говорим: семья — это самая сильная структура общества. Поэтому государство — через школу — должно помогать нашим семьям в воспитании детей. Тем более что родители платят государству налоги. Правильно?

Да.

Поэтому чиновники в образовании, и не только — они обязаны прислушиваться к мнению родителей, учащихся. Этого же не происходит. Ведь никто не слушает детей! Вот я сегодня, готовясь к этому интервью, со своими детьми разговаривала, Катей и Машей, им 20 и 21. Я говорю: «Девчонки, что бы вы в нашей школе изменили?» Почему те же чиновники не спрашивают об этом молодежь?

Что ответили ваши дочери?

Ой, они сказали много интересных и умных, на мой взгляд, вещей. На первое место они поставили, конечно, полное отсутствие в нашей школе (а дочери учились и в немецкой, и в российской) уважения к учащемуся. К мнению ребенка, к его индивидуальным способностям: может — не может, успевает — не успевает, испытывает стресс или нет…

Они, кстати, сказали, что это, собственно, проблема не только школы, а и всего нашего общества, что у нас в России слово «ребенок» переводится порой как «глупый». Он не знает, чего ему надо, на что он имеет право. А родители все знают за него: в какую школу он пойдет, должен он читать или нет, сидеть ли ему за компьютером, какой выбор сделает ребенок после школы, в какой вуз пойдет… Вот молодежь это и возмущает.

<…>

И ещё мне Катя и Маша рассказали о том, что, когда они учились в школе, всем ученикам очень хотелось, чтобы они тоже были включены в процесс обучения и чтобы их тоже спрашивали: как удобно учиться, а как неудобно, что усваивается легко и что тяжело. А у нас в школе часто никого не интересует, успел ученик — не успел, усвоил — не усвоил. Понимаете?

Мы говорим: школа равных возможностей. На самом деле — школа равных требований. Не успел — двойка, успел — пятёрка

Третий момент — мои дочери назвали его «очень важным» — изменение системы оценок. То, о чем мы, взрослые, все время говорим, но пока не делаем. Для них важно было бы, чтобы из оценочной системы «учитель — ученик» был убран личностный фактор, чтобы была объективность, чтобы у ученика тоже были права на оценку такие же, как у учителя. Чтобы были какие-то критерии, правила, при которых ученик может оспорить оценку. Не просто подойти: а зачем вы мне двойку поставили? А оспорить эту оценку на каких-то основаниях. Надо убрать вот этот личностный фактор «приязни — неприязни». Вообще много что еще надо сделать…

Отрывок из интервью газете «Комсомольская правда».

Фото: woman.ru

Мария Арбатова,
мама сыновей-близнецов Петра и Павла (40 лет)

«Удивительно, какими усилиями приходилось доказывать право воспитывать ребёнка, опираясь на собственные представления. Всех детей вокруг кутали, кормили насильно, без надобности напихивали лекарствами и опутывали запретами бегать по лужам, драться, лазать по деревьям. Я считалась молодой придурковатой мамашей неопределённой профессии. На будущего писателя внешне не тянула, была слишком хорошенькой. Мне даже однажды в графе «профессия» больничного листа по уходу за ребёнком написали «драматолог».

Негодование вызывали и либеральные взгляды, всё-таки было начало девяностых. Я всё объясняла детям честно. Во-первых, считала, что ходить в школу в младших классах каждый день — слишком большой подарок советской педагогике. Во-вторых, дети ходили с длинными волосами, потому что им это нравилось и шло. Все наезды школьной администрации я отбивала, объясняя, что это не находится в зоне их компетенции.

Я читала детям перед сном Плутарха и Пушкина, ставила пластинки Моцарта и Стравинского. Когда брала в руки их учебники, хотелось чиркнуть по ним зажигалкой

— Мальчики, — говорила я. — Учебник писали и выпускали плохо образованные, неталантливые люди, которые к тому же не понимают и не любят детей.

— Кто им разрешил? — строго спрашивали сыновья.

— Все.

— И ты?

— И я.

— А ты можешь написать хороший?

— Могу, но его никто не напечатает.

— Почему?

— Потому, что если бы люди, которые печатают учебники, были бы со мной согласны, они бы уже давно попросили меня написать его.

— Надо с ними поговорить, — советовали дети.

«Поговорить» я ни с кем не могла. Собственно, иногда мы с Сашей общались с бывшим учителем моей свекрови, пребывавшим в чине заместителя министра образования. Это был милейший провинциально-номенклатурный монстр, чудовищно образованный и чудовищно изъяснявшийся по-русски; его мало занимали мои взгляды на уровень школьных учебников».

Из автобиографического романа «Мне 40 лет».

Фото: arbatovagidepar.livejournal.com

Чулпан Хаматова,
мама Арины (15 лет), Аси (14 лет) и Ии (7 лет)

В одном интервью вы сказали, что если бы стали президентом, то первым делом занялись бы реформой образования. С чего бы начали? Вы год назад говорили, что, например, «Евгения Онегина» рано ещё изучать в школе.

На мой взгляд, это рано. Когда я проходила «Евгения Онегина» в школе, у меня была гениальная учительница по литературе Рэма Вениаминовна Вайсенберг, которая свернула мне голову на всю последующую жизнь любовью к литературе… Она вскрывала стихотворения. Она находила красоту в поэзии. Она вообще показала нам, что такое поэзия. Не просто сюжет романа «Евгений Онегин», где кто-то кого-то когда-то любил, а потом обидел. Она показала, что значит в литературе слово, каким оно может быть вкусным и может звучать, как музыка.

Без образования нет страны, без образованных людей нет страны. Без людей, которые умеют сами думать, сами принимать решение, сами мыслить.

Как я понимаю, вы противница ЕГЭ?

Может быть, ЕГЭ и не так страшно. Но у меня один знакомый мальчик сдавал ЕГЭ по литературе в этом году. Я отвечала на вопросы вместе с ним. Ну это не имеет к литературе никакого отношения. Это такая зубрежка.

Старшая дочь в девятом классе. Весь девятый класс посвящен непонятно чему. Так же, как 11-й класс будет посвящен подготовке к ЕГЭ. То есть два года своей жизни мой ребенок потеряет на что? На зубрежку?

Я училась в совершенно другом формате. У меня в школе был гениальный учитель по математике Васильев Александр Николаевич, который говорил: «Вы зачем формулы учите наизусть, вы что, с ума сошли? Не смейте учить формулы наизусть, всем шпаргалки. Вы должны эту формулу доказать, если понадобится. Но учить наизусть — это такая пошлость». Видимо, я совершенно иначе понимаю образование

Есть простое объяснение тому, зачем нужен ЕГЭ: он снижает уровень коррупции при поступлении в вузы, которая в какой-то момент приобрела колоссальный масштаб.

Наверное, да. Я не в теме и не имею права это обсуждать. Может быть, для борьбы с коррупцией это хорошо, но для образования моих детей точно плохо.

Отрывок из интервью деловой газете Татарстана «БИЗНЕС Online».

Фото: uznayvse.ru

Татьяна Лазарева,
мама Степана (22 года), Софьи (19 лет) и Антонины (11 лет)

«И тогда я поняла, что школа в плане знаний ничего особенного не даёт. Всё равно нужно тратить деньги и время на репетиторов, дополнительные занятия. Но в школе твоего ребёнка ещё и, не побоюсь этих слов, уничтожают как личность, не дают развиться индивидуальности.

Ребёнку требуется уважение. А что мы видим в школе? Даже в мелочах — бытовое насилие, бытовое унижение. Одна из таких историй: в тосиной школе в кабинках туалета не было бумаги. Я случайно обнаружила и с удивлением спросила, на что мне совершенно спокойно ответили: бумага стоит в классе. То есть её нужно взять при всех, отмотать и пойти.

Дети в началке просто перестают ходить в туалет и терпят. Это ненормально. Это я называю бытовым унижением, постоянным, которое людьми уже не оценивается как унижение

На такие вещи мы почему-то перестали обращать внимание и считаем, что это не главное. А из таких мелочей и формируется «главное».

Ещё один момент, про который мне все говорят: должна быть социализация. Зачем нужна такая социализация, когда ребёнок из семьи, где к нему уважительно относятся, где он достаточно свободно воспитывается, приходит в совсем другую систему, с которой я ничего общего иметь не хочу. Мне такая социализация не нужна вообще. Мои дети прекрасно общаются вне школы, на занятиях дополнительного образования».

Отрывок из интервью журналу «Семейное образование».

Фото: lazareva-tatka.livejournal.com

Ирина Хакамада,
мама Даниила (39 лет) и Марии (20 лет)

«У нас среда угнетает личность. И личности в ней трудно сформироваться. На глине ничто не растет — ни ромашки, ни лютики. Вот если вы взрыхлите почву и дадите тем самым мотивацию на творчество, тогда и вырастет все. В том числе и образованное поколение. Конечно, всегда будут те, кому ничто не интересно, как бы ты ни взрыхлял для них почву. Реформы назрели, и поэтому сейчас сформировалась опасная тенденция — многие образованные люди начинают своих детей просто вывозить из страны.

Я думаю, единственная возможность сохранить интеллектуальный потенциал страны — это превратить школу в мини-институт, со своими кафедрами

И даже в первых классах стимулировать творчество, давать детям с первого по пятый классы максимум игры. Чтобы не было парт, за которыми ты должен сидеть, не шелохнувшись, 45 минут. Даже таблицу умножения нужно выучивать в процессе игры. Усложнять эту деятельность от класса к классу, а класса с девятого приучать школьников учиться по вузовской системе. Конечно, никаких уроков физкультуры, которые порождают желание принести справку о том, что ты болен. Только спортивные секции. Нужны бассейны, баскетбол, футбол, теннис доступные для всех. И не только для частных школ, которые зачастую, гладя по головке чад богатых родителей, просто выращивают потребителей».

Официальная страницы Ирины Хакамады «ВКонтакте»

Фото: woman.ru

Подписывайтесь на мой блог, делитесь полезной информацией в соцсетях, добавляйтесь в друзья.

Мой блог на «Меле»: http://mel.fm/blog/mariya-kucherova

Мой канал YouTube: https://www.youtube.com/channel

Я в ВКонтакте: https://vk.com/mary.kucherova

Я на Фейсбуке: https://www.facebook.com/maria.dyachc

Я на Одноклассниках: https://ok.ru/?_erv=vwhxlyirbwpynedop


ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

5 фраз, которые помогут ребёнку сохранить самооценку

7 вещей о привязанности, которые должен знать каждый родитель

4 важных желания детей, которые мы можем не заметить

К комментариям(5)
Комментарии
(5)
Отправить
Прекрасная подборка! Я и не знала, что бывшая жена президента думающий человек. У нас же по традиции всё внимание на него. Институт первых леди не работает. И с Хаматовой, и с Лазаревой полностью согласна. Спасибо за содержательное чтение.
Показать полностью
Спасибо! Людмила Путина - филолог, знает несколько европейских языков. Чуть более 10 лет назад она проводила на базе кадетской школы, где я работала, трехдневный форум "Школа и стресс" совместно с немецкими психологами. Она действительно не последний человек в сфере образования. Жалко, что сейчас ее не очень видно. ...Спасибо! Людмила Путина - филолог, знает несколько европейских языков. Чуть более 10 лет назад она проводила на базе кадетской школы, где я работала, трехдневный форум "Школа и стресс" совместно с немецкими психологами. Она действительно не последний человек в сфере образования. Жалко, что сейчас ее не очень видно. Все, что она говорила тогда о школе, я полностью поддерживаю. Кстати, на форуме она свою речь тоже начала с рассказа о своих девочках. Опыт мамы - это очень важно.
Показать полностью
Отправить
Вот статья про этот семинар в "КП". Только дело было не в Коломне, а в Москве, в Коломенском) http://www.kp.ru/daily/23491.4/38626/
Показать полностью
Отправить
Показать ответы (1)
Отправить
Я вот думаю, что надо сделать, чтобы изменить школу? Может надо массово перестать в нее ходить? Власть реально начинает что-то делать, когда ей говорят: вы нам больше не нужны. Мы сами свою жизнь устроили. Без вас. Так как нам нужно!
Показать полностью
Отправить
Ой-ой-ой, как я согласна, и практически, с каждым написанным здесь словом. Мои мальчишки в этом году пошли в первый класс, это оказалось кошмаром и для мамы, и для первоклассников. Дети плачут в буквальном смысле при словах "школа", "уроки", "букварь". Приходится быть весьма изобретательной, чтобы дети хоть что-то ч...Ой-ой-ой, как я согласна, и практически, с каждым написанным здесь словом. Мои мальчишки в этом году пошли в первый класс, это оказалось кошмаром и для мамы, и для первоклассников. Дети плачут в буквальном смысле при словах "школа", "уроки", "букварь". Приходится быть весьма изобретательной, чтобы дети хоть что-то читали, считали и писали! Всё чаще задумываюсь о том, чтобы перевести детей на домашнее обучение.
Показать полностью
Отправить
Показать все комментарии
Больше статей