«Учёные женщины были кошмаром отца». История Марии Безобразовой — первой женщины-философа в России

«Учёные женщины были кошмаром отца». История Марии Безобразовой — первой женщины-философа в России

16 352
7

Мария Безобразова — первая женщина в России, получившая докторскую степень по философии. За 57 лет своей жизни она выпустила сотни трудов, прочитала десятки лекций, инициировала создание Философского общества при Петербургском университете и продвигала женское образование. Она стала ученой во времена, когда против образованных женщин выступали все, от министров до ее собственного отца. В преддверии Дня российского студенчества рассказываем вдохновляющую историю Безобразовой и ее идей.

Мальчишечьи игры и немецкий пансион

Мария Владимировна Безобразова родилась в 1857 году в дворянской семье. В воспоминаниях «Розовое и черное из моей жизни» она описывает свое детство как вполне счастливое. Больше всего ей нравилось проводить время в деревне, где мать и бабушка разрешали ей ходить в мальчишечьей рубашке, ездить верхом и заниматься собственным небольшим огородом.

«С самого раннего детства я не чувствовала, что родилась девочкой», — писала Безобразова о себе, и добавляла почему: «моей натуре чуждо порабощение». Она не любила девичьи игры и кукол, а красивые платья, которые заставляли надевать в городе, стесняли и раздражали ее.

Мария Владимировна Безобразова

Безобразова была непоседливой и темпераментной, но и стеснительной девочкой. Последнее было связано в том числе с врожденной глухотой, которая у нее постепенно усиливалась. «Что значит быть глухим! Не жить с людьми. Примириться с этим может только тот, кто с ними не живет в силу других обстоятельств, кто испытал невзгоды в этом общении», — писала она о своем опыте в своей книге «Из одного альбома».

В 10 лет отец отдал Марию в пансион Мезе в Санкт-Петербурге. Абсолютно все преподавание в пансионе было на немецком, а учителя особенно ценили дисциплину, в которой маленькая Мария была не сильна (по ее собственным воспоминаниям, у нее были ужасные баллы за поведение). Мария любила устраивать споры среди одноклассниц-немок (например, о религии или о том, всегда ли человек думает при помощи языка), и заставляла их учить русский.

В пансионе Мария никогда не была лучшей в учебе, но много читала. Ее интересовало все подряд — от статей по психологии до правил жизни Бенджамина Франклина. По воспоминаниям Безобразовой, в детстве она много размышляла о смерти, тайна которой ее очень занимала.

Где учиться девушке в XIX веке

В 16 лет, окончив пансион, Безобразова решила сдать экзамен на домашнюю учительницу (с одним лишь свидетельством из женского пансиона она нигде не смогла бы работать). К экзамену пришлось самостоятельно переучиваться по-русски. Безобразова была не уверена в собственных силах, но в результате получила почти исключительно отличные оценки, обойдя девушек, которые закончили лучшие гимназии. Это придало ей сил, и она впервые задумалась, что могла бы продолжить обучение — например, поехать в Цюрих.

Швейцарию Безобразова выбрала не случайно: во второй половине ХIХ века это была одна из немногих европейских стран, где женщины могли получить научную степень. По словам доктора Ивоны Дадей, историка из Польской академии наук и специалистки по истории образования женщин в Европе, в Германии женщины получили доступ к полноценному высшему образованию только с 1900 года (на юге страны), в Пруссии — лишь с 1908.

В Российской империи девушки тоже долгое были лишены доступа к университетам. Бестужевские женские курсы и подобные им заведения Москве, Киеве, Казани, Харькове и Одессе предлагали систематическое образование, близкое университетскому. Однако свидетельства об их окончании не приравнивались к дипломам высших учебных заведений, где учились только юноши.

Лишь в 1906 году женщин в России стали допускать в университеты вольнослушательницами, а в 1907 году приняли первых студенток в Петербургский политехнический институт. В 1910 году свидетельства об окончании Бестужевских женских курсов приравняли к дипломам вузов. Однако полностью проблема доступа женщин к высшему образованию решилась только после революции 1917 года, когда большевики приняли соответствующие декреты.

Итак, в XIX веке российские женщины, которые хотели получить степень, вынуждены были ехать за границу, что решила сделать и Безобразова. Она поделилась своей идеей с матерью, Елизаветой Дмитриевной (урожденной Масловой), но та только засмеялась в ответ. Елизавета Дмитриевна была совсем не против таких планов дочери и активно поддерживала ее занятия. Но она знала, что ее муж точно будет не рад.

«Ученые женщины были кошмаром отца»

Владимир Павлович Безобразов служил чиновником в Министерстве финансов, а еще он был ученым — академиком в Санкт-Петербургской академии наук. Он преподавал в Александровском лицее политическую экономию и финансовое право, писал научные труды по экономике и статистике, иногда публицистику.

Отец Владимир Павлович Безобразов

Безобразов выступал резко против женщин в науке и вообще в каких-либо интеллектуальных сферах. «Ученые женщины были кошмаром отца: он их преследовал вне дома и мог ли примириться с ними у себя?», — писала о его взглядах Мария в своих воспоминаниях. Согласно им же, отец отдал Марию именно в немецкий пансион, а не в женскую гимназию, потому что программа в пансионе была проще. Он был бы рад вообще не давать образование дочери, но в XIX веке это уже было невозможно.

При всем этом Владимир Безобразов не гнушался использовать труд ученых женщин для себя

Марию он сделал своим секретарем, а ее мать переводила «академические мемуары» мужа на французский язык. В свободное от переводов время Елизавета Дмитриевна в тайне от мужа писала прозу, литературную критику (например, о творчестве Тургенева) и статьи об освобождении женщин. Все это она публиковала под псевдонимами и преимущественно за рубежом (Елизавета Дмитриевна в совершенстве владела французским, английским и итальянским языками).

Мать Марии Безобразовой много читала и по политической экономии, которой занимался ее муж, и даже пыталась заинтересовать свою дочь трудами Адама Смита и Вильгельма Рошера. Впрочем, Марию эта сфера совсем не привлекала.

Мать Елизавета Дмитриевна Безобразова

Однажды Елизавета Дмитриевна показала мужу свои детские рассказы, опубликованные под чужим именем. Он был в восторге от них и даже написал положительную рецензию. Елизавета Дмитриевна много лет держала в тайне свои занятия и увлечения, и когда муж все же узнал о них, он, по словам Марии, был поражен «стоицизмом» жены.

«Я почувствовала себя совсем свободной»

Мария в воспоминаниях говорит об отце как о мягком человеке — несмотря на все его стереотипы и убеждения. Наверное, поэтому он не смог помешать дочери, когда она однозначно решила для себя продолжать образование и ехать за границу.

Для этого ей необходимо было сначала пройти весь курс мужской гимназии, куда более серьезный, чем в женских учебных заведениях. Нужно было как следует потрудиться, и Безобразова взялась за дело. Очень поддерживал буклет с программой Цюрихского университета, который ей подарила знакомая. «Я ее хранила как самое дорогое, что у меня теперь было», — писала она в воспоминаниях.

Безобразова усердно изучала математику и древние языки, параллельно посещая лекции Дмитрия Менделеева по химии и Андрея Бекетова по ботанике на Владимирских женских курсах. На курсы Марию возила мать, и все эти занятия дочери, конечно, вызывали тревогу у отца, который «усердно пропагандировал манеж и балы». Балы и лошадей, Мария, впрочем, тоже любила — но одного этого ей в жизни было мало.

«Когда первый раз в жизни я вошла в класс, чтобы дать пробный урок, то почувствовала себя совсем свободной»

Так Безобразова писала в воспоминаниях о первом школьном занятии, которое она провела, обучаясь на женских педагогических курсах при университете. Это был следующий шаг к полноценной научной степени. Отец пытался запретить ей поступать на них, так как волновался, что Безобразова будет ходить по улицам одна. Кроме того, он не хотел, чтобы его дочь работала учительницей, и даже грозился навсегда уехать из Петербурга, если она нарушит запрет. Безобразовой снова удалось его уговорить.

Русская философия и «этический идеализм»

Непростым путем, через курсы и работу учительницей в женских гимназиях, домашнее обучение и долгие переговоры с отцом, Мария Безобразова все же сумела поступить за границу. С 1887 года она слушала лекции в Лейпцигском университете, потом училась в Цюрихе, а степень доктора философии получила уже в Берне в 1891.

Заголовок ее диссертации можно перевести с немецкого как «Рукописные материалы к истории философии в России». Безобразова попробовала проследить историю становления русской философии — и подошла она к этой задаче основательно, начав с древних памятников словесности. Чтобы поработать с ними, она ездила в Чудов монастырь, духовные академии, сидела в рукописных отделах музеев и библиотек.

История русской философии, а также этика были самыми большими интересами Безобразовой, и именно о них она писала всю жизнь

В статье «К системе этического идеализма» она вспоминала, что профессор Иенского университета Рудольф Эйкен объявил ее когда-то представительницей «этического идеализма», но не объяснила, что бы это могло значить. В сохранившихся текстах Безобразовой можно найти очень современные размышления — например, о непреодолимой субъективности исследователя и о том, что не стоит воспринимать эту субъективность исключительно как что-то негативное (об этом она писала в статье «Что такое введение в философию?»).

Сочинения Марии Безобразовой отличает необычный, неканонический способ изложения своих идей. Многие ее современники (например, историк философии Яков Колубовский) жаловались, что она пишет непонятно и бесструктурно и ее тексты тяжело читать.

Мария Безобразова «Философские этюды», 1892 год

С одной стороны, это можно объяснить тем, что большую часть жизни Безобразова училась на немецком, и ей было сложно формулировать свои мысли по-русски. Однако по ее собственным словам, она пыталась выработать новый вид письма для своих сочинений — то, что в книге «Из одного альбома» Безобразова назвала «афористической формой» изложения.

К сожалению, многие из своих текстов Безобразовой приходилось публиковать за собственные деньги — издательства и журналы не слишком ими интересовались. Ее так и не пустили преподавать в высшие учебные заведения — несмотря на полученную степень. Мало кто при жизни готов был всерьез принимать идеи Безобразовой, а учителя, по ее собственным словам, намеренно занижали ей оценки.

«Самое ужасное, что может испытать человек, это быть оторванным от деятельности, когда ее страстно любишь. Какое самое страшное слово для нас, вступивших на публичную дорогу? Это слово — замалчивать. Но вы не знаете, как это делается! На это существует тысяча маневров тех многих недоброжелателей, которые есть у всякого, кто незауряден <…>. Мне, по крайней мере, закрыты все русские издания, нигде я не могу не только излагать своих мыслей, но даже возражать — закрыты все двери».

Мария Безобразова, «Из одного альбома» (1912)

Все это не кажется таким уж странным: даже сегодня остаются люди, и в том числе среди чиновников, журналистов, ученых, которые не верят, что женщины могут всерьез заниматься умственной работой. Конечно, подобное отношение к трудам женщин подрывает веру в себя. «Я бездарность, полная бездарность, приходило мне нередко в голову», — признается Безобразова в своих воспоминаниях.

Впрочем, нельзя сказать, что идеи Безобразовой только отвергали. Среди тех, кто видел в ней великую мыслительницу, были, например, известные философы Владимир Соловьев и Василий Розанов, ее современники. Оба они, а также профессор Александр Введенский поддержали идею Безобразовой создать Философское общество при Петербургском университете. Это было первое профессиональное объединение философов в России.

Борьба за образование для женщин

Безобразова занималась не только философией, но тем, что мы бы сегодня назвали активизмом и борьбой за права женщин. В 1895 году она приняла активное участие в создании «Русского женского взаимно-благотворительного общества».

Целью общества была «взаимная» поддержка женщинами друг друга. По словам Ирины Юкиной, социолога и специалистки по истории женского движения в России, Безобразова сначала хотела основать интеллектуальный клуб для женщин-единомышленниц, но ей не дали на это разрешение. Она не смогла договориться и об аренде помещения — домовладельцы пугались подобных инициатив. Поэтому было решено делать именно благотворительное общество: к благотворительности отношение было более сочувственное. Но даже его удалось открыть только потому, что фрейлина Наталья Озерова похлопотала на самом высоком уровне.

В Обществе работала касса взаимопомощи, детский сад, бюро по приисканию рабочих мест, дешевая столовая, библиотека с читальней, всевозможные дискуссионные и просветительские кружки, курсы, реферативный отдел «для обмена мыслями» (по словам Ирины Юкиной, в 1901 году этот отдел был закрыт градоначальником, так как на его встречах дамы выходили за рамки заявленных тем). В 1906 году в Обществе открыли Отдел избирательных прав женщин.

Одной из главных целей Общества было совершенствование женского образования

При нем был открыт «Этический кружок» и общеобразовательные чтения по математическим и гуманитарным наукам, курсы по иностранным языкам. Исследовательница Ольга Пчелина называет эти чтения своего рода «женским университетом в миниатюре». По словам Ирины Юкиной, у встреч Общества по сути были те же задачи, что и у феминистских «групп роста самосознания», которые работали в 1960–1970-е годы в США.

«Группы роста самосознания» — кружки для женщин, которые появились и стали популярны в США в процессе развития второй волны феминизма. На регулярных встречах женщины в небольшом кругу обсуждали волнующие вопросы и пытались найти решение для объединяющих их проблем. Американская феминистка Кэрол Ханиш описывала работу подобных групп в своем знаменитом эссе «Личное — это политическое» (1969).

Безобразова часто выступала с докладами на встречах Общества. Она публиковала журналистские тексты о важности женского образования и женском вопросе, защищая право женщин на творчество и проявление своих талантов.

Мария Безобразова, 1900-е годы

«ХХ век будет веком женщины» — предсказывала Мария Безобразова перед самой своей смертью — и добавляла: «Идеал будущего заключается в том, чтобы дать свободно проявляться духу человека, а дух не терпит рамок. Идеал будущего — большое разнообразие женских типов, как и мужских — результат более свободного развития».

«Здесь лежит беспокойный человек»

Мария Безобразова умерла в 1914 году, совсем чуть-чуть не дожив до того времени, когда женщины в России получили возможность изучать любые дисциплины. За два года до смерти, в книге заметок «Из одного альбома», Безобразова пожелала, чтобы на ее могиле написали: «Здесь лежит беспокойный человек».

Безобразовой не были близки социалистические идеи (в чем она многократно признавалась в своих текстах). Возможно, поэтому о ней редко вспоминали в советскую эпоху. Врочем, как уже было сказано, маргиналкой она была и среди мыслителей своего времени. Она писала так, как было не принято писать в академической философии.

«Наша университетская философия все пережевывает Им[мануила] Канта, журнальная наша философия все пережевывает Ог[юста] Конта, являя в обеих ветвях своих что-то ленивое, тусклое и безнадежное. То и другое по безжизненности <…> по отсутствию всякой связи с родной почвой <…> напоминает самые мрачные времена схоластики <…>. Безобразова была слишком серьезна, проста и даровита, чтобы иметь успех в обществе, которое и в философии бежит за „идолом театра“ <…>. Она не хотела „еще раз пережевывать Конта и Канта“ — и естественно ее не звали к себе и даже ее не пускали в свои журналы „пережевывающие“».

Василий Розанов, «К истории неудавшихся портретов» (1914)

Сейчас идеи Безобразовой заново открывают историки науки и философы, как российские, так и зарубежные. Например в 2018 году был запущен совместный польско-российский проект о женщинах в русской философии, в котором большое место уделяется идеям Безобразовой. Авторы проекта называют ее одной из самых ярких мыслительниц своего времени.

Комментарии(7)
Текст не читала, но осуждаю, ибо умных женщин уважаю, а тех, кто их «кошмаром» называет, — презираю.
феминистки, вас не зря не допускали к образованию, вы уничтожите общество и землю вцелом, и будет уже поздно когда вы своими взглядами неадекватных существ всех похороните, а потом поубиваете друг дружку
А вам значит необразованных дурех подавай)))?
Вы видимо боитесь умных и свободных женщин-таких нужно добиваться.
Всё с вами и ясно)…
Образованная женщина-кошмар и профессиональный конкурент большинства мужчин))).
Поэтому женщин так долго и не допускали к образованию.
Только революция 1917 г. уравняла женщин в правах с мужчинами.
Показать все комментарии
Больше статей