Почему мантра «Есть такое слово — „надо“» не действует на детей. И другие вопросы о мотивации

Почему мантра «Есть такое слово — „надо“» не действует на детей. И другие вопросы о мотивации

4 924
2
Фото: Shutterstock / Коллаж: Вика Шибаева для «Мела»

Почему мантра «Есть такое слово — „надо“» не действует на детей. И другие вопросы о мотивации

4 924
2

Хорошо, когда дети ходят в школу с интересом и удовольствием, а еще помогают по дому и делают домашку, потому что сами хотят. Но бывает ли такое в реальности? Профессиональный тьютор по развитию эмоционального интеллекта, спикер онлайн-конференции «100 вопросов от родителей» Надежда Уфимцева уверена, что да, бывает. И мы — педагоги и родители — можем этому поспособствовать.

Что такое мотивация и какая она бывает?

Мотивация — сложная, болезненная и важная тема. По статистике, почти все первоклассники хотят идти в школу, учиться. Но если мы проведём опрос среди родителей восьмиклассников, то увидим, что из тех мечтающих учиться детей желание сохранили всего лишь 15%. И встает вопрос: «Куда же исчезают все остальные и что с ними происходит?»

Есть хороший научный ответ — мотивация. Это внутреннее состояние ребенка, в котором заключается его активность, стремление что-либо делать, вкладывать усилия. Есть классическое разделение на внешнюю и внутреннюю мотивацию.

Часто встречается убеждение, что если действие идёт у ребёнка изнутри, то здесь мы имеем дело с внутренней мотивацией. Если наблюдаем воздействие, то речь о мотивации внешней. Это несколько неправильно. Разделение проводится по отношению к деятельности. Во внутренней мотивации интересна сама деятельность, а во внешней — что-то за ней стоящее.

Если я стремлюсь к делу ради самого дела, потому что это интересно, я чувствую свою компетентность, мне нравятся результаты, — это внутренняя мотивация.

Но я могу стремиться что-то делать не только ради самой деятельности, а ради неких плюшек

Например, оценок, похвалы, денег от родителей, других поощрений. Стремление получить какие-то плюшки — одна сторона второго вида мотивации. А вторая — это стремление избегать чего-то плохого. Например, если я сделаю что-то плохое — скажем, получу плохую оценку, — тогда за это будет наказание, стыд-позор, меня лишат этих самых плюшек и пряников. Все это внешняя мотивации.

Во время бесед с родителями мы поняли, что большинство их действий относится, к сожалению, к внешней мотивации ребенка. А если мы её закрепляем в долгосрочной перспективе, то к чему это приводит? На что впоследствии ребёнок будет ориентироваться? Ему всегда нужен будет либо пряник, либо перспектива какого-то наказания. И это неправильно.

Внешняя мотивация: хорошая и плохая

На самом деле внешняя мотивация может быть и хорошей, и плохой. Одна из современных теорий мотивации — теория самодетерминации Э. Деси и Р. Райана — вообще говорит о том, что есть «четыре внешние мотивации».

Согласно этой теории, ключевым считается удовлетворение потребностей в автономии. Она есть как у детей, так и у взрослых. Это врожденная потребность осознавать, что именно ты сам — хозяин своей жизни, что у тебя есть свобода и возможность выбора, ты решаешь, что делать и как. Внешняя мотивация делится на четыре типа по отношению к тому, как мы фрустрируем, давим и подавляем эту потребность у ребёнка. Или, наоборот, удовлетворяем.

1. «Ты должен». Если у ребёнка превалирует этот вид мотивации, в его голове всё время звучит чужой голос: «Ты должен мыть посуду», «Ты должен гулять с собакой», «Ты должен делать уроки», «Ты должен получать хорошие оценки». Зачем в таком случае ребёнок идёт в школу? Потому что его заставили, потому что на него насели. Значит, он делает это, чтобы как-то избавиться от давления. В этой внешней мотивации сильно превалирует эмоция страха и злости.

2. «Я должен». В какой-то момент ребёнок переводит этот внешний голос «Ты должен» в «Я должен»: «Я должен мыть посуду», «Я должен гулять с собакой», «Я должен ходить в школу». Здесь ключевая эмоция — стыд и вина. Если я не буду этого делать, я буду ощущать себя виноватым.

Два этих первых варианта относятся к плохой мотивации. На подобных эмоциях ребёнок точно не придёт к удовольствию от познавательной деятельности.

3. «Мне надо». Ребёнок долго что-то делает и внутренне начинает сам верить в то, что это надо именно ему. Да, я не люблю эту химию, но я хочу стать хирургом — мне надо её учить. Да, я не люблю английский, но мне надо на нём разговаривать, чтобы поступить в зарубежный вуз. Плюс «Мне надо» в том, что тут постепенно деятельность обретает смысл, появляется позиция «Я выбираю, что я буду это делать», даже если изначально все начиналось с какого-то давления на ребенка.

4. «Мне важно». Здесь у нас появляется мотив самоуважения: «Мне важно, и я буду это делать». Дальше легко дойти до мотивации «Мне легко, я хочу это делать».

С помощью «четырёх мотиваций» можно проанализировать, где сейчас находятся ваши дети и какими должны быть родительские действия. Когда мы говорим, что будет наказание — или, наоборот, какой-то бонус, — это все еще уровень «Ты должен».

Перейти на хорошую мотивацию — «Мне надо» и «Мне важно» — значит помочь ребёнку найти смысл

Ответить на вопрос «Зачем это нужно именно ему?». Причём опираясь именно на детские смыслы. Очень часто мы прикручиваем свои собственные установки: «Это важно, ну как ты не понимаешь?» Но нужно пойти через мироощущение ребёнка. Тогда у него появится хорошая автономная мотивация.

Внутренняя мотивация: как родители и учителя могут влиять на ребёнка

С одной стороны, Э. Деси и Р. Райан говорили, что внутренняя мотивация — врожденная. То есть у ребёнка она есть изначально, её не надо как-то формировать. Познавательная потребность, потребность в достижениях — всё это уже есть. Плохая новость в том, что именно внешняя среда (в том числе и мы с вами — родители и педагоги) убивает внутреннюю мотивацию. Чтобы этого не происходило, важно понимать, помогаем ли мы (или, наоборот, мешаем) ребенку удовлетворить три важные для него внутренние потребности.

1. Потребность в автономии. Ребёнку важно понимать, что у него есть выбор, он может на что-то влиять. Мы очень часто знаем про детей всё. Он только вышел из школы — мы уже знаем, какие оценки он получил. Мы в курсе, где он находится, благодаря гаджетам и телефонам. У него поминутно расписан день, и это расписание тоже составляли мы.

На этом этапе очень важно задуматься, как мы, родители и педагоги, можем помочь ребёнку ощутить, что у него на самом деле есть выбор, что он может влиять на собственную жизнь. И дать ему ту самую самостоятельность.

2. Потребность в компетенции. И детям, и взрослым очень важно ощущать себя в чём-то умелыми: я что-то могу, у меня что-то получается, я в чём-то мастер. Если удовлетворить эту потребность, то ребёнку захочется и дальше что-то изучать, делать, стараться. Он чувствует фундамент своей уверенности в себе самом. И тут можно посмотреть, как мы на это влияем, на чём фокусируемся.

Некоторые родители боятся перехвалить ребёнка и говорят на всякий случай: «Да, неплохо, но можно было бы сделать лучше». Тем самым они выбивают эту табуретку уверенности в себе из-под ног ребёнка.

Второй момент, который влияет на удовлетворение потребности в компетенции, — соразмерность задач тому, что ребёнок уже умеет делать. Иногда нужно сделать шаг назад и вернуться к менее сложным задачам, для того чтобы человек почувствовал: он это может. И только после идти дальше.

3. Потребность в принятии. Порой её еще называют потребностью в связанности. Детям (да и всем взрослым) очень важно ощущать себя принятыми и чувствовать, что среда изначально доброжелательна, что она относится к ним с принятием. Это касается и школьной, и домашней атмосферы. Как мы относимся к ребёнку, если он получает плохие оценки? Или если у него что-то не получается? Даём ли мы ему вот эту поддержку и принятие?

Некоторые дети ходят в школу именно из-за этой потребности: там есть общение, и они ощущают себя принятыми. А если это нарушается, они утрачивают желание ходить на учёбу.

Посмотреть на свои родительские действия с позиций этих трёх потребностей тоже может быть очень полезно. Это помогает понять, как вести себя с ребенком, а от каких поведенческих паттернов, напротив, лучше отказаться.

Онлайн-конференция «100 вопросов от родителей» пройдет 18 сентября. Помимо Надежды Уфимцевой, на ней выступят более 200 экспертов — психологов, педагогов, юристов, общественных деятелей, — которые помогут родителям ответить на все самые актуальные вопросы о семье и детях: от дистанционного образования и финансовой грамотности до зависимости от гаджетов. Конференция пройдет на YouTube-канале «Я — родитель» и на официальном сайте мероприятия с 09:30 до 18:00 по московскому времени.

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям(2)
Комментарии(2)
Очень интересно и полезно. Это о роли родителей при предоставлении выбора для ребенка. А как в школе? Школа создает условия для мотиваций, формируемой системой оценок, лишая выбора. Можно ли это изменить? Можно хотя бы попытаться https://nashedelo.ru/a/vybor-vmesto-sorevnovaniya
Ответы на 100 вопросы от родителей охватывают многие проблемы. Особенно важно, что будет разговор о проблеме выбора, которая с приходом интернета стала в центре воспитания. В книгах редко пишут про онлайн-возможности. Поэтому в информации о потоках онлайн-конференции «100 вопросов от родителей» искал тех специалистов, которые помогают расширить выбор ребенку за счет возможностей интернета. Но осталось ощущение, что защите уделено больше внимания, чем использованию. Мне, принявшего лозунг «Воспитай айтишника» (https://mel.fm/blog/menedzhment-rynochny/24693-vospitay-aytishnika), хочется добавить 101-й вопрос о том, какие новые возможности в воспитании получит тот родитель, который умеет грамотно использовать интернет при формировании выбора для своего ребенка.
Больше статей