«Возвращалась в студию злая»: участница «Умниц и умников» — о том, что остается за кадром

«Возвращалась в студию злая»: участница «Умниц и умников» — о том, что остается за кадром

Анастасия Никушина

15

14.10.2021

Каждое субботнее утро в течение учебного года на Первом канале идет программа «Умницы и умники»: она в эфире с 1992 года, это первая и единственная телевизионная олимпиада для школьников, которая дает льготы при поступлении в вуз. Для рубрики «Подростки» мы записали монолог Ксюши, участницы юбилейного сезона передачи.

Как стать «умницей»

Я смотрела передачу с детства, всегда любила провести за ней утро субботы в 5–6-м классе. Мечтала оказаться там, на программе, попробовать ответить на вопрос. Поэтому, когда в 10-м классе мне предложили поучаствовать в отборочном этапе, я сразу согласилась. Все было просто: в гугл-форме нам прислали тест, потом нужно было написать эссе.

После отборочного этапа около 30 человек пригласили на четвертьфинальные, полуфинальные и финальные игры — там все как на телевидении, только без съемки. Те же три дорожки, агоны, ареопаг и вопросы о культуре и истории. На финальные состязания приезжал Юрий Павлович Вяземский, был членом жюри (создатель и ведущий олимпиады «Умницы и умники». — Прим. ред.). В итоге от нашей Ивановской области в Москву на съемки четвертьфинала поехали 4 человека.

На самом деле, на региональных этапах я даже больше ощущала, что участвую в олимпиаде «Умницы и умники». Чтобы выиграть, нужно было прочитать большой объем материала — темы были довольно обширными, — приходилось много готовиться и конспектировать. К тому же перед четвертьфиналом, который проходил 3 или 4 февраля, я почти на весь январь уезжала в «Сириус». В итоге думала, что не пройду дальше, потому что не смогу достаточно хорошо подготовиться к отбору. Но в итоге все получилось: в сентябре я поехала на съемки уже телевизионного четвертьфинала.

«Взломать Юрия Павловича»

За три месяца до съемок нам выслали три темы: «Боги и герои Древней Греции», «Екатерина II и события в мире в период ее правления», «Николай Лесков. Биография и творчество».

Я начала делать конспекты по системе, которую выработала еще при подготовке к региональным этапам. В тетради помечала персоналию — например, Зевс, Геракл, кто-нибудь еще — и выписывала по ним разные факты из книг, мифов, каких-то дополнительных источников.

Еще я пыталась распределять темы, не зарываясь в каждую из них, а уделяя по неделе первой, второй и третьей поочередно: 4–5 дней в течение недели я читала, на седьмой день смотрела документалки. Энтузиазма хватило на первые две-три недели июня, а потом у меня появились другие заботы, да и летом хотелось отдохнуть. В итоге усердно готовиться я начала только с середины июля.

Наш региональный координатор говорил, что нужно «взломать Юрия Павловича», надо было понять, что он будет спрашивать. Но я вообще не знала, что он может спросить, только строила предположения по прошлым играм, старалась, как советовал координатор, предугадать логику. Мне так и не удалось.

Единственное, что мы все знали почти наверняка, — вопросы из «Эпилога», финальной части программы. Они задаются сразу тем, кто сидит на трибунах, когда дорожки уже пусты, и за верные ответы можно получить медали — две медали равняются ордену. Юрий Павлович берет вопросы для «Эпилога» из своих книг по истории, литературе: в них информация уже дается в форме «вопрос — ответ». Так что на этом этапе всегда был полный зал рук.

«Возвращалась в студию злая»

Процесс съемок я ощущала по-особенному. Я сама занимаюсь журналистикой, поэтому мне было интересно посмотреть, как все устроено в таком серьезном СМИ, как работает съемочная команда, как общаются ведущие.

Кроме того, хотя я и пыталась настроиться на олимпиаду, с другой стороны, я периодически думала, как буду выглядеть в телевизоре на Первом канале. Когда камера выключалась, я немного выдыхала и думала: «Ну наконец-то, одну программу сняли, осталось чуть меньше». Понимала, что что-то уже прошло, и от этого становилось спокойнее.

Мы снимали по четыре программы каждый день — итого 12 программ за три дня. Это было ужасно тяжело. В первый день, когда и тема была не совсем моей, буквально после второй программы я вообще возвращалась в студию злая, не зная, стоит ли дальше участвовать.

Не спрашивают, вопросы непонятные — откуда он их вообще взял? — новая ситуация

Но потом, когда отсняли «Мифы» и остались «Екатерина II» и «Лесков», стало легче. Их я ждала особенно.

«Екатерина II» — уже родная для меня тема, я столько всего с ней прошла, уже несколько этапов. На региональном финале у нас была тема про правителей Российской империи, так что многое я знала по подготовке еще к тому этапу. При подготовке к телевизионному четвертьфиналу я просто закрепила знания дополнительными, более серьезными книгами. Так что я знала ответы на многие вопросы и смогла взять во второй день больше всего орденов и медалей.

К тому же второй день — золотая середина, когда многое уже прошло, да и впереди еще много. Уже особо не задумываешься, сколько передач осталось: снимается и снимается, пусть. А в третий день было сложнее: я выходила на дорожку, мало спала и постоянно повторяла материал. Вдобавок мой жребий выпал на последний агон последней передачи, так что пришлось ждать дольше всех. Но хотя я целый день волновалась и очень устала, я вообще не заметила, как пролетело время.

«На дорожке ощущения совсем другие»

Конечно, отвечая, я волновалась. Во-первых, думала, правильный ли ответ я знаю и хочу озвучить? Штрафные очки могут сыграть злую шутку, если у двух людей равное количество орденов, но у одного больше неверных ответов. Во-вторых, просто волнительно, когда к тебе подходят. В этот момент в голове проигрывается вообще все: вспоминаешь, из какой ты школы, города, имя свое вспоминаешь — что угодно. А потом уже ответ. Когда я отвечала в первый раз, я ещё минуты три думала, правильно ли я назвала свой лицей. Потом стало проще, тем более что я всегда поднимала руку только в том случае, если была уверена в ответе.

Один раз я ответила неправильно, но там был такой вопрос, что неверно отвечали все

Руку нужно было поднимать только тогда, когда закончат задавать вопрос. На этом многие сыпались, потому что кто-то поднимал руку буквально на секунду раньше, когда вопрос еще не закончен, и становился первым. Те, кто сидит в ареопаге, не замечают такой незначительной разницы. Поэтому было обидно и не совсем понятно, можно ли все-таки поднимать руку раньше, чем закончится чтение вопроса.

На дорожке ощущения совсем другие. Сначала идёт конкурс красноречия. Так получилось, что во всех прошлых программах конкурсы были посвящены теме науки и я все время подбирала подходящие цитаты, примеры, думала, как необычно выкрутиться. И тут нам объявили, что тема — народная пословица «Товар сам себя продаёт». Шок, паника — как так?! Я для этого вообще ничего не заготовила, но, кажется, выкрутилась.

К последней передаче у меня было уже достаточно орденов: если бы я не прошла на дорожке, все равно могла бы рассчитывать на следующий этап, набрав хотя бы одну медаль в «Эпилоге». Если бы не волнение, то, может быть, спокойно ответила бы на вопросы на дорожке.

Мне нужно было выбрать из трёх позиций, и я примерно понимала, что будет в каждой из них. Один ответ я знала на сто процентов, в двух других сомневалась, но точно не знала, в какой из рубрик что будет. И выбрала тот вопрос, в котором была не уверена. Уже на трибуне, услышав два других вопроса, поняла, что на них я знала точные ответы.

И все-таки эмоции после дорожки и объявления итогов тура сняли вообще все негативные ощущения вроде усталости. Меня воодушевил финал съёмок, и сейчас я вспоминаю только хорошее: как получала ордена, как шутила с Юрием Павловичем. Пришла настоящая эйфория оттого, что все закончилось хорошо.

«Если получится, пойду в МГИМО»

Меня очень поддерживали друзья и родные: после каждого съемочного дня узнавали, как там мои успехи, а сейчас смотрят со мной все программы. И на региональном этапе, и сейчас мне помогают школьные учителя. Приносили мне книги, помогали найти информацию. Если я пропускала уроки из-за подготовки, все всё понимали и не заваливали меня домашними заданиями, не спрашивали на уроках, понимая, что я участвую в олимпиаде.

Мне пишут друзья родителей, их коллеги по работе, дальние родственники: «Смотрим тебя, болеем»

С ребятами, с которыми мы вместе участвовали в четвертьфинале, мы общаемся. На передаче не было открытой конкуренции, так что мы подружились еще в «Останкино», делились материалами, книгами, просто советами по жизни и участию в олимпиадах. Я даже случайно встретилась на съемках со своей знакомой из «Сириуса».

Главное для меня — поступить на журфак. Больше хотелось бы в Питер, но и в Москву хорошо. Качественных журфаков у нас все-таки не очень много. Если получится с «Умниками», я, конечно, не задумываясь пойду в МГИМО. Нет? Погрущу, но, с другой стороны, я уже получила опыт съемочного процесса и подружилась с новыми людьми, с которыми всегда смогу найти тему для разговора.

Плюс «Умницы и умники» — это и выход из зоны комфорта, своеобразная подготовка к будущим экзаменам и олимпиадам. В жизни точно еще будут события, к которым мне придется сначала долго готовиться, а потом сдавать все за пару часов. Но благодаря «Умницам и умникам» такой опыт у меня уже есть.

Комментарии(15)
Правильное название передачи ДУРАКИ И ДУРОЧКИ. Я кончил Физтех и стал военным липломатом. Ни одного выпускника МГИМО среди таковых не встречал, у них ксть много знаний и совсем мало ума.
Дурачок — это ты)))
Зачем человек хочет стать журналистом? Какая польза от большинства наших журнагюГ, грязное белье раскапывать?
Завидуй молча)
Очень приятно и интересно было почитать. У вас хороший слог. Желаю новых испытаний и успехов
Показать все комментарии
Больше статей