Мама, я сам!

Мама, я сам!

Время чтения: 2 мин

Мама, я сам!

Время чтения: 2 мин

К нам в книжный недавно пришёл ребенок… лет 17-ти. Долго пытался объяснить, что ему нужно забрать заказ, так же долго мы не могли его найти, перепробовав разные способы. В итоге трясущимися руками этот ребенок набирает номер мамы и через пару реплик протягивает телефон моей коллеге. «Поговорите, пожалуйста». Моя коллега, явно почувствовав себя учительницей в школе, при разговоре с мамой все поняла, и заказ в итоге был благополучно найден. «Несамостоятельность», — горестно подумала я, вспомнив посредством этой ситуации свое детство. Так получилось, что я была поздним ребенком. И как все поздние дети, была слишком привязана к матери. Почти не ходила в детский сад, потому что все время плакала без мамы. Между нами не было супер доверительных отношений или какой-то особой привязанности, но я чувствовала, что без мамы ничего не выйдет. Мы везде ходили вместе. Когда мать задерживалась где-нибудь на пару минут, то я уже рисовала себе жуткие картины того, что в ней могло случиться. С помощью мамы я всегда решала какие-то сложные коммуникативные случаи: позвонить кому-то взрослому, спросить что-то в очереди. Первый раз по-настоящему одна я оказалась в 19 лет, когда маму на месяц положили в больницу. Самостоятельность тогда далась мне относительно легко и была похожа на приключение: можно было готовить себе что хочешь и даже иногда приводить в гости друзей. Тогда я решила для себя, что буду жить с мамой всегда, чтобы смотреть за ее здоровьем. Всячески избегала распределения после универа, но когда оказалось, что моего отъезда не избежать, я приняла это довольно спокойно. Когда-то же нужно было начинать. Но, к сожалению, моя самостоятельная жизнь началась в целых 23 года. Оказавшись одна, я буквально не знала как жить: что покупать в магазине, что себе готовить, как жить в общаге, как строить свою работу. Период адаптации для меня оказался периодом глубочайшей депрессии, из которой я на полном серьезе могла бы и не выбраться. Я таки освоила навык самостоятельности, но путем больших эмоциональных потерь. Всего этого, конечно же, можно было избежать. Гиперопекой грешат все родители. «Не бегай, упадешь!», «Давай помогу, а то сам два часа будешь делать», «Давай я поговорю с мальчиком, который тебя обижает» и всякое в таком духе. Как бы страшно не было, иногда нужно отпускать своего ребенка. Банально, но только собственный опыт покажет ему: если быстро бегать — можно упасть, если сделать самому пусть и медленно — получиться лучше. Этим он сам установит себе границы, прочность которых он так усиленно испытывает в детстве. Попытка уберечь от всего и всегда сидит в родителях на уровне инстинкта. Но если не давать ребенку хоть немного свободы, может вырасти такой вот большой ребенок, каким я была в свои 23 года. Самое главное, чему могут научить родители в детстве — даже если ты маленький, ты можешь сам вытереть лужу от пролитого тобой сока. Такие дети потом не станут подростками, которые привыкли, что дикий беспорядок в их комнате всегда уберут за них. Или во взрослых, которые никак не могут решить свои проблемы самостоятельно и надеются на маму, которая, жертвуя своими интересами, всегда придет на помощь. Я не говорю, что помогать родным — это плохо. Плохо, когда это деструктивно. А деструктивно это тогда, когда это ничему и никого не может научить.

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям
Подписаться
Комментариев пока нет