Не гонись за деньгами, не будь негодяем: как родители и писатели растили нестяжателей

Не гонись за деньгами, не будь негодяем: как родители и писатели растили нестяжателей

Предприниматель в нашей литературе — личность сомнительная
Время чтения: 7 мин

Не гонись за деньгами, не будь негодяем: как родители и писатели растили нестяжателей

Предприниматель в нашей литературе — личность сомнительная
Время чтения: 7 мин
Кадр из мультсериала «Незнайка на Луне», 1997 год

Во многих школах сейчас уже проводят уроки финансовой грамотности. Мы много говорим о том, что дети должны понимать суть экономики, денег, товарно-денежных отношений. Но при этом осуждение денег и тех, кто их «зарабатывает», до сих пор обычная практика. Наш блогер Вадим Мелешко рассуждает, как детская литература поддерживает эту практику осуждения.

Говорят, что склонность к предпринимательству и талант дельца есть только у 10% населения или даже меньше. Примерно такое же количество составляют люди с врожденным музыкальным слухом, грамотностью, математическими способностями и так далее. То есть человек может родиться, имея изначальную предрасположенность к ведению бизнеса, и это его дар. Впрочем, остальные 90% населения тоже могут заниматься предпринимательством. Но им придется потратить больше усилий.

К сожалению, у меня такого дара нет. Более того, я вырос в семье, которая никогда не была богатой и не стремилась к этому. Воспитание сводилось к тому, что деньги, конечно, нужны, но ни в коем случае не нужно ставить их во главу угла, стремиться заработать побольше, заниматься только тем, за что хорошо платят. В таком окружении пытаться «развить отсутствующие способности» — это примерно то же, что и пытаться играть на гитаре, не имея слуха. Что, как утверждают специалисты, вполне возможно, но, во-первых, сложно, а во-вторых, никогда не позволит тебе достигнуть серьезных успехов в бизнесе.

Интересно, что в семьях моих сверстников и одноклассников ситуация была в принципе схожей. Хотя и с некоторыми исключениями. Так, например, дедушка моего друга детства выращивал нутрий. И на шкурках этих животных имел неплохой доход — даже по советским временам. Родители одноклассницы держали пчел и продавали односельчанам мед, что тоже приносило прибыль. Взять даже мою супругу, которая одного поколения со мной: у них считалось совершенно нормальным возить на рынок яблоки из своего сада или молоко в город от своей коровы. И это тоже было существенной прибавкой к пенсии старикам. Кто-то из сельчан продавал друг другу сено или картошку, если повезло с урожаем. Хотя таких было не так много.

Но… Как ни крути, а воспитывали всех нас в духе нестяжательства, пытаясь выработать у детей, а потом и взрослых, отвращение к корыстолюбию и наживе. Что порой выливалось в мораль: если ты живешь, как все, скромно и без претензий на большее, ты хороший человек, а вот если тебе все мало и ты жаждешь больших денег, то ты не из нашего мира, в тебе еще слишком сильны капиталистические инстинкты, тебе еще надо много работать над собой!

Набрал лишних два ведра вишни, не знаешь, куда девать? Не беда, можешь раздать друзьям или продать, если дарить жалко. Но если ты специально сажаешь гораздо больше, чтобы получить очень много лишнего, сбыть и заработать сотни и тысячи рублей, то нехорошо это, неправильно! Этак можно докатиться до того, что ты не сможешь управляться со всем хозяйством сам и придется нанимать помощников, как последнему кулаку-кровопийце. Разве же для этого наши деды революцию делали?

Кто у нас считался безусловно положительным героем? Бессребреник, готовый работать за идею

Например, Павка Корчагин, ради светлого будущего отдавший всего себя людям. Комсомольцы Магнитки, молодежь, которая ехала в далекие края отнюдь не за деньгами, а за запахом тайги. Словом, честные и бескорыстные труженики, о которых нам рассказывали постоянно. Их портреты печатали в учебниках, ими пестрили газеты, их гордые лица смотрели на нас с телеэкранов. Но ведь и отрицательных героев тоже было предостаточно. «Не будь таким, как вот этот персонаж! И вот этот! И этот!» — если такая фраза не звучала, то всегда подразумевалась.

…Сейчас было бы интересно узнать, изменилось ли отношение к этим антигероям в контексте тренда на развитие предпринимательства в нашей стране. Ведь раньше их подавали как либо безусловно отрицательных персонажей, либо натур сложных и противоречивых, которые могли сказать что-то дельное, но в итоге все равно оказывались уродами и гадами. А значит, быть похожими на них хоть в чем-то, пусть даже и хорошем, как-то неудобно, неприлично.

Так, в детстве мне очень нравилась трилогия Николая Носова про Незнайку, особенно третья часть, в которой коротышки летали на Луну. Был там некто Пончик, который вслед за Незнайкой попал в мир лунного капитализма, однако повел себя совсем не так, как его друг. Напомню, что он увидел на морском берегу россыпи соляных кристаллов.

«Будучи коротышкой практическим, не привыкшим расставаться с тем, что попадается в руки, Пончик натолок соли побольше и набил ею карманы курточки».

А потом, оказавшись в пищезаправочном заведении, очень удачно продал этот товар тем, кто, как выяснилось, не знал, насколько блюда с солью вкуснее. Пончик быстро сообразил, что к чему и скоро сколотил себе состояние на торговле солью. В итоге, правда, прогорел, и автор показывает этого героя как коротышку, не лишенного сообразительности, но ставшего жертвой собственной жадности.

Какой вывод должны сделать современные дети? Что Пончик молодец, ему надо было всего лишь правильно выстроить отношения с сильными мира того, чтобы и дальше продолжать делать деньги на соли? Или что зарабатывать на продаже дармового продукта стыдно, поскольку эту соль люди вполне могли бы брать себе с моря даром?

Идем дальше. Вспомните незабвенную «Республику ШКИД» Григория Белых и Леонида Пантелеева. Слаенов — персонаж, усилиями авторов выписанный как, безусловно, мерзкий и гадкий, воплощение всех классических кулацко-мироедских пороков. Сразу же, попав в школу-интернат, он сумел сыграть на слабостях своего одноклассника, дав ему взаймы осьмушку хлеба под обещание вернуть четвертушку. А дальше, как говорится, пошло-поехало: мальчик в короткое время сумел организовать дело так, что почти все ребята оказались у него в долгу и были вынуждены отдавать ему свой хлеб, за который он получал у других все, что ему было нужно. В конце концов обездоленным шкидовцам это надоело, и они свергли кровопийцу.

Но каким этот человек видится детям, выросшим в XXI веке? Ведь Слаенов — это же эталон ростовщика, то есть человека, дающего в долг под необоснованно высокие проценты. А теперь вопрос на засыпку: какой процент можно считать обоснованно высоким? Не являются ли наши банки (не говоря уже про всевозможные организации, предоставляющие микрозаймы) этакими огромными Слаеновыми? Если нет, то в чем же тут принципиальное отличие, а если да, то почему они до сих пор так себя ведут? И как после этого следует воспринимать персонаж «Республики ШКИД»?

Про Чичикова из «Мертвых душ» Николая Гоголя я уже даже и не говорю, потому что еще в начале 90-х школьники на уроках литературы начали «дерзить», доводя учителей до бешенства аргументами в его защиту. Мол, правильный мужик, сразу понял, на чем можно сделать большие деньги. И, главное, он ведь свято выполнял заветы своего отца, который так прямо и говорил:

«Не угощай и не потчевай никого, а веди себя лучше так, чтобы тебя угощали, а больше всего береги и копи копейку: эта вещь надежнее всего на свете. Товарищ или приятель тебя надует и в беде первый тебя выдаст, а копейка не выдаст, в какой бы беде ты ни был. Все сделаешь и все прошибешь на свете копейкой».

Что не так? В более взрослом возрасте нам давали более серьезную литературу. Но и те герои спустя десятилетия воспринимаются уже в ином свете.

В романе Михаила Стельмаха «Четыре брода» есть положительный персонаж Данило Бондаренко, который силами «весьма противоречивого», но все же негативного персонажа Семена Мазанника терпит многие беды и лишения. Однажды между ними происходит диалог, в котором второй жалуется первому, что не умеют у нас люди вести хозяйство, ох не умеют! Мол, деньги под ногами валяются, а им поднять лень.

И дальше он, по сути, описывает абсолютно нормальную, с точки зрения любого предпринимателя, бизнес-модель: если осиновое бревно пустить не на дрова, а наделать из него широкой стружки, из которой смастерить деревянные цветы для церквей и кладбищ, то их потом можно очень выгодно продать и заработать миллионы. А если собрать вовремя груши или яблоки, которых в теплых краях завались и которые гниют тысячами тонн, да отправить их в Сибирь, то там люди будут готовы выложить в десять раз больше денег, чем потрачено на сбор и транспортировку! И то же самое с другими дарами природы. Этак можно и колхоз в миллионеры вывести, и самому жить достойно.

И что же в итоге?

«Данило, не скрывая своего отвращения, смерил взглядом самодовольную физиономию лесника.

— И откуда что берется! Тут тебе и мертвые цветы, и живая копейка, и святые ангелы! Целая наука, как на чужом горбу денежки наживать, чужими руками жар загребать. Да только мы не плутнями, а честным хлеборобским старанием к достатку придем».

То есть читатель должен понять: Мазанник — сволочь последняя, во-первых, потому что мыслит только категориями наживы, во-вторых, предлагает схему, где что-то явно не по закону, а в-третьих, потому что просто сволочь! И, соответственно, если у вас есть аналогичные мысли, то, сами понимаете, нам не по пути. Хотя я абсолютно уверен: современные дети посмотрят на это, мягко говоря, иначе.

Таких когнитивных диссонансов в нашей литературе предостаточно. А ведь нас воспитывали именно на этом…

Впрочем, не только нас. Помню, мой дядя, сотрудник органов, рассказывал, как его коллеги разоблачили схему обогащения одного ушлого гражданина. Тот выяснил, что на юге, где выращивают виноград, в большом дефиците палки-подпорки для лозы. А на севере, где рубят лес, в огромном избытке отходы деревообработки, в том числе эти самые палки. Их просто сжигают. И гражданин наладил поставку этого товара с севера на юг. И все были в выигрыше: работники лесоперерабатывающих производств — потому что избавлялись от огромного количества обрезков, которые раньше надо было куда-то вывозить и жечь, виноградари — потому что у них появилось достаточное количество подпорок, и, конечно же, автор этой схемы. А вот государство осталось в стороне, за что и сурово покарало спекулянта. Хотя, если бы даже он предложил эту схему совершенно официально и согласился платить все налоги, ему бы тоже отказали. Ведь «у нас так не принято»!

Дядя говорил это фактически от лица государства. А я слушал и не понимал, за что осудили того мужика. И был вынужден прийти к единственно верному выводу: так, как он, поступать нельзя! Ведь не зря же государство «цеховиков» гоняет, это тоже «неправильные» люди! А спекулянты вообще обнаглели, потому что перепродают вещи, которые все мы должны были купить по гораздо более низкой цене!

…Если вы думаете, что с той поры все изменилось, то вы глубоко ошибаетесь. Изменилось, но далеко не все. И не все. Кто-то, очевидно, из тех самых 10 процентов, нашел себя в предпринимательстве, кому-то удалось сделать миллионы и миллиарды на продаже и перепродаже всего.

Но основная масса наших граждан, к сожалению, так и осталась в представлениях о том, что все бизнесмены — это барыги и жулики и что «делец» — слово с отчетливо негативным подтекстом, а предпринимательство не более чем способ воровства и наживы, отъема твоих кровно заработанных грошей. И было бы куда более справедливо у них все отнять и поделить между собой. Чтобы все были равны и не высовывались за рамки приличия.

А что самое грустное, складывается впечатление, что позиция государства за эти десятилетия, с момента распада СССР, не особенно-то и изменилась, несмотря на заявления первых лиц про «хватит кошмарить бизнес». Увы, кошмарят, да еще как. Может, именно потому, что те, кто нами руководит, тоже находятся в состоянии когнитивного диссонанса, ведь от социализма пришлось отказаться, а капитализм в мозгах так и не прижился. А может, потому, что воспитание на примерах классической литературы — это для широких масс, а элиты воспитываются на каких-то других книгах. Понять бы, на каких…

Но даже если и поймем, надо ли все это включать в школьную программу? Сомневаюсь.

Вы находитесь в разделе «Блоги». Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям(2)
Подписаться
Комментарии(2)
Литература не виновата. Не смог же Гоголь повлиять на отношение к представителям власти через «Ревизор». Я поразился, когда в США у школьников в 4-м классе увидел комикс по основам экономических знаний. Уже в этом возрасте их знакомят, что цена в магазине не зависит от продавца. Она при честной конкуренции формируется автоматически спросом и предложением. Если цена выше издержек предпринимателя, то он вложит деньги в расширение своего производства. Появится больше продуктов — цена упадет. А у нас? Президент велел разобраться с ростом цен, что указывает на отсутствие в стране честной конкуренции. Надо обучать не финансовой грамотности, а предпринимательству (https://mel.fm/blog/yury-nikolsky/79416-osnovy-predprinimatelstva). Тогда та же самая классическая литература будет восприниматься иначе. Читатели будут отличать честного предпринимателя от жулика, понимая, что в жизни паразиты есть в любой профессии.
Похоже, в вашем детстве было настолько плохо с представлением о бизнесе, что вы путаете понятие предприниматель и коммерсант, это не одно и то же. Удивительно было бы, если бы в социалистическом СССР воспитывалось уважение к ведению бизнеса, что не помешало воспитанным в презрении «к наживе» подросшим детишкам, бывшим пионерам и комсомольцам придаваться этому пороку как только социализм накрылся медным тазом. Тем не менее «первые лица» воспитывались в том же СССР, и отпуская презрительные реплики о бизнесе, не забывают о своем кармане. Они не очень понимают, что предприниматели создают новое, то, что нужно людям.
Больше статей