От года до пятнадцати | Мел
От года до пятнадцати
  1. Блоги

От года до пятнадцати

Моторика
Время чтения: 15 мин

От года до пятнадцати

Моторика
Время чтения: 15 мин

Моторика формируется с первых дней после рождения. Пластичность тела и навыки зависят от уровня развития обоих полушарий мозга. Сам процесс формирования моторики влияет на развитие способностей ребенка. Игры, игрушки, спорт, занятия всегда включают те или иные элементы развития моторики. Современный мир создал новые возможности, которые можно и нужно использовать.

Моторика — это ещё и умение совершать действия автоматически. Мы же не рассчитываем по формулам, как нам переходить дорогу. Обучая этому ребенка, мы просто берем его за руку и ведем через дорогу. Через какое-то время он будет точно знать, в какой момент надо подождать на тротуаре, а когда можно перейти через проезжую часть — это тоже моторика. Существует мнение, что физика лучше дается тому, у кого в раннем возрасте хорошо отработана моторика. Но физику ребенок будет изучать потом.

Когда взрослые учат ребенка переходить улицу, они формируют у него моторику, и для этого не нужны знания по физике. Этим мы отличаемся от робота, который производит вычисления для принятия решений.

Развивая моторику, мы развиваем оба полушария мозга ребенка. Хотя это происходит в любом возрасте, но в раннем возрасте это особенно важно.

В старые времена моторику развивали самые разные активности: каллиграфия, вышивание, вязание, игра на музыкальных инструментах, рисование и так далее.

МВенцель Ульрик Торне, «Шьем вместе с бабушкой».

Не думаю, что бабушка ставила себе целью развитие мелкой моторики. Это происходило на основе сформировавшейся традиции.

В магазинах для развития моторики имеется большой выбор для рукоделия.

У Юлечки было увлечение, благодаря которому мы все были обвешаны всякими браслетами на запястьях. Она их дарила всем.

Генри Жюль Жан Жоффруа, «В классе, работа самых маленьких».

Учительница может не знать, что кроме обучения письму идет отработка мелкой моторики, без которой усвоение знаний в последующие годы будет хуже

Жизнь изменилась, а новые виды деятельности потребовали новых навыков. Началась эпоха промышленного производства, придя на смену эпохе сельского хозяйства. Люди из села переехали в города, когда промышленность стала основой экономики. Труд требовал квалификации, которую нельзя было получить дома, и обучение в школе стало обязательным.

Рянгина Серафима Васильевна, «Кирпичный цех. Саткинский завод „Магнезит“».

Промышленные профессии требуют навыков, которые не были получены в детстве. А этому обучались лучше те, у кого в самом раннем возрасте была сформирована хорошая моторика

Школьные программы предусматривали развитие моторики. В частности, уроки физкультуры были направлены как на укрепление здоровья, так и на развитие моторики. Мелкую моторику развивали на уроках чистописания и рисования.

Фёдор Павлович Решетников, «За уроками».

Письмо и процесс мышления взаимосвязаны — это результат развитой мелкой моторики. С появлением компьютера стала востребовано умение работать на клавиатуре. У меня скорость печати соответствуют скорости образования текста в мозгу. Это указывает на то, что работа мозга и написания текста согласованы моторикой. Теперь мне стало трудно составлять текст на листе бумаги — скорость письма отстает от того текста, который возникает в мозгу.

В итоге промышленная эпоха сменилась на цифровую. Все меньше профессий нужно для работ на полях и в заводских цехах, да и сам процесс труда стал резко меняться. Он не требует большой физической нагрузки. Основная нагрузка стала приходиться на мозг, которому помогает компьютер.

На фотографии у учеников вместо учебников компьютеры. На столе лежат листочки бумаги, но на них распечатки с компьютерных экранов, а не записи от руки, сделанные ручкой. Это современный процесс обучения. Он пока только в кружках и в элитных школах. Но новое приходит быстро, если вспомнить, что предыдущее поколение даже не верило в то, что компьютер станет такой же частью жизни, как и телевизор.

«Они не умеют писать, а лишь способны стучать по кнопочкам» — эта фраза знакома многим. Это хорошо, так как скорость мысли, формируемого в мозгу, стала совпадать со скоростью его появления на экране. С приходом информационной эпохи их моторика и их мозг синхронизировались с другим навыком передачи мысли в буквенный текст. Скорости иные, чем были при письме ручкой. При записи текста на бумаге их мысль теперь будет опережать появление текста на бумаге, что затруднит процесс интеллектуальной деятельности.

Я жалею лишь об одном — раньше у меня не было графического планшета. А ведь на нем так удобно рисовать мультики и развивать моторику!

Первый рисунок моего мультика слева (1). Он будет бледным на экране, где буду создавать второй кадр. Я копирую первый рисунок (2), но чуточку его изменяю. У меня получится то, что на третьем рисунке, то есть оба моих рисунка (1-2). Предыдущий кадр мультика очерчен слабо, а следующий кадр имеет четкое изображение. Могу что-то стереть, изменить, сдвинуть из последнего рисунка, потом сохраню последний. Конечно, и все предыдущие сохранились. А на экране теперь вижу бледненький последний кадр, по нему начну создавать следующий. Так, кадр за кадром, создается мультфильм.

Мультики можно рисовать и с помощью мышки, но с планшетом это гораздо удобнее и быстрее. Процесс увлекает. Мультик получается быстро. Так что же лучше? Тетрадь для написания букв или рисование мультика? Я убеждался, что дети выбирают графический планшет, а не бумагу с ручкой. При этом сохраняется вся технология развития мелкой моторики, к которой добавляется понятный результат — мультик, а не тетрадь на выброс. Можно сделать в подарок маме мультик на 11 секунд!

После работы на графическом планшете в школе без проблем пройдут уроки чистописания. Конечно, если чистописание в прежнем виде сохранят, а не заменят уроками создания мультиков.

Планшет дорого стоит? Это при сравнении с одной тетрадью и с одной ручкой. Сколько стоит вся исписанная бумага со всеми истраченными ручками? И не только в ходе отработки моторики. Ведь и потом можно использовать графический планшет, не расходуя время и деньги на приобретение новых пачек тетрадей и новых комплектов ручек.

И на чем лучше отрабатывать мелкую моторику? На бумаге или на планшете?

С какого возраста можно начать рисовать на планшете? Да с какого хотите! Сейчас на рынке много разных моделей планшетов, выбирайте, какой хотите и какой подойдет вашему ребенку.

Некоторые считают, что письмо ручкой формирует лучше моторику, чем графический планшет. Но ведь одно можно дополнить другим. А вот умение общаться с графическим планшетом формирует тот навык, который скорее всего пригодится в будущей профессии.

Но хотят ли детишки заниматься именно тем, что развивает моторику? Далеко не всегда. Что делать? Сначала почитать про то, как было у других. А их опыт позволяет создать свою собственную методику для развития у детей навыков, моторики. Ниже мой личный опыт о том, какие возникали проблемы при воспитании моих внуков Юлечки и Гришечки.

В нашем доме были книги для раскраски, но они внуков не увлекали. Их я стал использовать, чтобы мои рисунки больше соответствовали тому, что я хотел изобразить. Гриша за мной внимательно наблюдал. Я клал чистый лист бумаги на рисунок для раскраски. Контур рисунка через лист был виден плохо, но все же это позволяло сделать подобие копии. Гриша стал повторять. Тренировка по обводу линий дала свои результаты. Его рисунки становились все лучше и лучше даже в тех случаях, когда он не использовал контуры из книги для раскраски. Между прочим, очень напоминает создание мультиков с использованием графических планшетов. Но это было в те годы, когда таковых не было в магазинах.

Теперь Гриша уже полюбил изображать сюжеты. Любимой темой было сражение. Он рисовал человечков, которые сражались. Сначала они были без внешней обстановки. Потом появились человечки на крепости и около нее. После прочтения книги о пиратах человечки перекочевали на корабли.

Я помогал ему, рисуя свои сюжеты. Он наблюдал, старался повторить.

А тут наступил Новый год. Стали изображать новогоднюю елку, а от нее перешли к природе. Стал думать о том, как лучше изобразить динамику людей. Обсуждали с Гришей. Обратили внимание на наклон линий, их изломы.

О! Гриша усвоил принципы, ему самому находить приемы для передачи движения. Он пояснял нам, взрослым, свои рисунки, а иногда объяснял, почему он начертил так, а не иначе. А вот объяснение приемов живописи — это уже инновационная деятельность. Ведь он об этом нигде не читал, сам додумался. Я был в восторге от его успехов в формулировании инноваций. Как говорится, скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается. Все это заняло по времени, конечно, не один месяц.

Здесь хочу отметить еще, что он был очень наблюдательным. Смотрел по интернету какие-то рисунки, а потом использовал что-то для себя. Поразительно, но он улавливал в рисунках то, что придавало его человечкам динамику. В старшем возрасте он потерял эту способность. И в этом смысле я еще раз убедился, что рисование необходимо именно в этом возрасте.

Успех с Гришей вселил в меня уверенность, что мы сможем развить способности у Юли без особых проблем. Положительный опыт имелся. Но вышла осечка.

Для Юли вместо машин я рисовал бабочек. Честно признаюсь, что это бабушка сообразила, что девочке ближе не то, что внуку. Бабочек я смог освоить. Так мне казалось.

Юля очень любила бабочек, но на мои рисунки ребенок раздражался: «Не так. Надо как у бабушки». А однажды она мне просто сказала: «Тебе не надо, дедушка, рисовать. У тебя не получается. Умеет только бабушка». Так я потерпел фиаско.

Юля пыталась копировать Гришу. У нее не получалось как у него. Это не удивительно, если вспомнить, что она почти на 2 года младше. Но она-то хотела, как у Гриши. Начинала рвать собственные рисунки и говорить, что не получается. Я подходил, пытался ободрить, даже хвалил. Но в ответ получал противоположную оценку: «Видишь, как у Гриши. А у меня не получается».

Я продолжал рисовать для Гриши, но с тематикой как для Юли. А они должны были вместе раскрашивать. Гриша стал раскрашивать, а Юля стремилась подражать брату во всем. Это побудило ее к раскраскам моих рисунков. Теперь внуки подходили ко мне и просили, чтобы я что-нибудь нарисовал для них. Сначала Юля охотно раскрашивала мои простенькие рисунки. А потом вдруг оказалось, что я рисовал не так, как ей хотелось. Контакт опять разрушился.

Выход нашел Гриша. После очередного ее недовольства он сказал ей: «Не проси деда что-то нарисовать. Пусть он сам нарисует, что может». Сам он обычно подходил с одной и той же фразой: «Дед, нарисуй, пожалуйста, для меня что-нибудь. Только не шутку и не прикол».

Я снова и снова тренировался в рисунках, а Гриша и Юля их раскрашивали. Как-то Юля заявила, что мой рисунок не полон: «Ты здесь еще не нарисовал то-то и то-то». Все дело в том, что к этому времени появились любимые темы рисунков. Я же старался угодить детям, поэтому повторял одни и те же сюжеты. Я ответил: «Дорисуй сама». Юля начала дорисовывать то, что считала необходимым для присутствия на листе бумаги. Так сама ситуация заставила меня перейти к системе, которая дала положительный эффект при сочинительстве сказок. Мы начали совместное творчество. Я как бы задавал тему рисунка, а внуки дополняли его на основе собственных желаний, а потом и раскрашивали.

Гриша при этом не разлюбил рисовать самостоятельно. Этому способствовала Юля. Она восторженно воспринимала все, что он рисовал. Теперь он рисовал, а она раскрашивала и дополняла рисунки по своему усмотрению. У нас есть чудесная фотография. Она запечатлела момент, как Гриша рисует, Юля доставляет ему удовольствие, наблюдая за процессом, а рядом сидит бабушка, которая не менее Юли восхищается рисунком и еще направляет процесс в желаемое русло.

В один из дней, когда Гриша нарисовал очередной рисунок для Юли, а Юля начала его раскрашивать, мой внук подошел ко мне и сказал: «Я знаю, как надо делать книги для раскраски. Сначала нужно спросить о том, что ребенок хочет раскрашивать, а потом лишь рисовать. А в раскрасках из магазина все наоборот». К этому времени он освоил степлер для скрепления листов бумаги. Он спрашивал у Юли, что та хочет раскрашивать. А после этого делал рисунки на нескольких листах, скреплял, называл это книгой для раскраски и дарил Юле. Это он в своем стиле делал то, что я делал, оформляя семейные байки в форме брошюры.

И это еще не все. При подготовке к школе мы тренировались с Гришей по книге. Одна из серий заданий, связанная с классификацией, заключалась в том, чтобы правильно относить нарисованные предметы к своим группам, к обобщенным понятиям. К примеру, стул нужно было отнести к мебели, а голубя к птицам. Гриша развил этот прием, который был в книге. Он рисовал на бумаге. Рисунок очень условный, но Юля понимала эту условность, так как Гриша занимался с ней этим почти каждый день. Они это называли игрой. И эта игра им обоим доставляла удовольствие. Итак, Гриша нарисует что-то, а Юля должна правильно назвать предмет. А потом и отнести к обобщенным понятиям.

Вы чувствуете, как Гриша изменил подход к обучению? Я ему этого не подсказывал, честное слово. Это он сам придумал. Он фактически научил меня новому приему работы с ребенком. И кто скажет, что это не инновация, придуманная Гришей? И это все? Он еще применял систему поощрений и на каждый удачный ответ Юли говорил фразу: «Молодец!». Это он, конечно, скопировал поведение старших, в том числе своих учителей и родителей.

Потом Гриша стал называть обобщенное понятие, а рисунок делал частично. Если Юля угадывала, то он переходил к следующему рисунку. Если же она называла не так, то он мог выбрать два пути работы с Юлей. Первый путь: он дорисовывал рисунок, чтобы тот стал понятнее. Второй путь был связан с ошибкой Юли в названии предмета. Он мог сказать: «Я же сказал тебе, что это животное. А ты мне разве животное назвала? Подумай еще раз». Развитие игры шло без участия взрослых. Гриша продолжал поиск новых приемов работы с Юлей. Одна и та же игра надоедала, поэтому он все время находился в творческом поиске. И поиск был удачен — шло постоянное развитие игры, ее усложнение.

Я наблюдаю со стороны. И вдруг, по завершению одного из уроков, Гриша говорит: «Сегодня ты, Юля, была просто молодец! За это и конфету тебе дать не жалко!». При этих словах достает из кармана конфету и дарит ей. А ведь он сам сластена. Это для меня было полной неожиданностью. Альтруизм чистейшей воды. И он родился не на пустом месте. Это указывает на то, что Грише процесс, когда он является учителем, а Юля ученицей, очень нравится. Он увлечен этой игрой, а, главное, итогами своей деятельности.

Наверное, я обучал рисованию не так, как это сделал бы профессиональный педагог. Но я же не учу Гришу рисовать. Я возбуждаю в нем потребность к творчеству, а через творчество — к инновации. Теперь он сам берет книги и на их базе делает свои рисунки. К этому его побуждает еще одна игра, которую он сам придумал. Сам-то, конечно, сам, хотя основную лепту внес папа.

Папа и Гриша вместе играют на компьютере в игру Цивилизация. Скорее, играет папа, а Гриша лишь пытается освоить принципы этой игры. Он еще слишком мало знает, чтобы получать в ней результаты, достаточные для продолжения игры. Папа умеет поддерживать интерес к этой игре. Для моей же роли в вопросах раскрытия творческого потенциала важно следующее. Гриша начинает элементы компьютерной игры переносить на игру с младшей сестрой. Он начинает рисовать на карточках элементы, заимствованные с экрана компьютера в ходе освоения игры Цивилизация. Карточки он делает сам, вырезая их из бумаги. На каждой карточке он делает рисунок. А потом предлагает Юле выбирать карточку для игры. Повторить игру в том виде, как ее делает компьютер, нет возможностей. Гриша же приспосабливает ее к другим условиям. Он сам придумывает игру, а потом объясняет Юле правила игры. Внуки играют фактически в придуманную Гришей игру. Сплошные инновации!

Когда допускать ребенка до компьютера? Сразу, как он научился нажимать на кнопочки и водить мышкой. Компьютер развивает моторику, а еще и фантазию ребенка. А это так необходимо будет для профессий будущего.

Рисование карточек — процесс не простой. Гриша решил нарисовать одежду жителей разных стран. Он открывает страницы в детской энциклопедии, где люди представлены в своих традиционных одеждах. Теперь у него есть представители разных стран. Он объясняет Юле: «Я взял только жителей Африки, так как их одежда проще для рисования». Так он делает рисунки по самым различным темам.

Я внимательно рассматриваю рисунки Гриши. Это воины Древней Греции? Угадал не хуже, чем отгадывала Юля. А это рыцарь? И опять угадал. Угадываю опять и опять, хотя Гриша дает очень условные изображения. А я, не имея опыта понимания нарисованных им символов, часто называют правильно. А все потому, что из тех рисунков, которые стали базой для его карточек, он смог взять самое характерное, отражающее основное. Рисунки, а точнее условные значки, на экране компьютера помогли ему понять принципы символики. Но он же не повторил ее, а дал свою, и такую, которая понятна Юле и даже мне. Удивительное умение! Это ведь и есть творчество! Или кто-то думает, что я ошибаюсь?

Я уже сообщил, что у нас появились любимые сюжеты. Один из них — это семья. Юлечка любила, чтобы я сначала изображал Гришечку, потом Юлечку, потом мамочку, потом папочку, а уже потом коляску, в которой лежал Митяй. Вот так, не Митечку и не Митеньку, а Митяйя. Я разнообразил рисунки, добавляя на каждом некоторый пейзаж. Конечно, если мои условные фигуры и иные условности можно так называть. Я рисовал дома, то маленькие, то большие. Я рисовал улицы с машинами. Я рисовал деревья, кусты, цветочки. Рисовал мосты и корабли с фигурами людей на них. Потом стал добавлять дедушку с бабушкой. Некоторые мои рисунки вызывали у детей восторги. Большой восторг у них вызвала тематика дня рождения. Там Юлечка держала в руках цветочки, а Гриша подарки, напоминающие коробки. Рисовали мы иллюстрации к прочитанным или к сочиненным сказкам. Юле очень нравилась в сказках Баба Яга, поэтому она появилась на некоторых рисунках, летящей на метле. Появились собачки, кошечки, уточки и иные животные.

Обязательными атрибутами пейзажа были солнце, облака и птички в форме галочек. Как-то я забыл нарисовать солнце. Юля заметила это только после того, как начала раскрашивать. Она подошла ко мне и указала на мою ошибку. Я уже занимался с Гришей, поэтому ей сказал, что пусть она сама дорисует. Сообразительный Гриша сказал: «Это просто, Юля, дедушка и так тебе много нарисовал». С этих пор и повелось, что дети начали добавлять к рисункам то, что им хотелось. Я уже рассказывал об этом, а здесь обрисовал еще одну ситуацию, которая возникла в моей практике общения с внуками.

Это я к тому, что методика работы с внуками складывалась в процессе моей работы с ними. Схожие ситуации могли повторяться. Как бы сама жизнь заставляла меня применять те или иные формы работы. Итак, рисовали все, что было частью жизни внуков. Не без огорчений. Наиболее сильно я переживал в тот период, когда Юля отказалась рисовать. Я не сторонник что-то навязывать. В это время ей понравилось складывать пазлы. Так пусть будут пазлы вместо рисунков. Мы ей подарили на день рождения слишком сложные пазлы, когда нужно было сложить картинку из 1000 элементов. Мама и дедушка с трудом сложили картинку. Юлечка привлекалась к этой работе, ей доставляло удовольствие, хотя было понятно, что самостоятельно она никогда бы не смогла сложить картину. Результат работы был наклеен на картон и повешен над ее кроваткой. Картина изображала девочку в большой красивой комнате с мольбертом, с картинами на стенах, с множеством кукол. Сюжет очень понравился Юлечке. После этого она могла часами просиживать над другими пазлами, которые были специально для нее куплены. Те уже были попроще. А темы пазлов были выбраны те, где были герои ее любимых сказок. В частности, она с удовольствием складывала картинки, где были изображены Белоснежка и семь Гномов.

Я считал это занятие с пазлами полезным. Она стала лучше различать цвета и больше обращала внимание на детали. И все же меня сильно расстраивало то, что она не хотела самостоятельно рисовать. И вдруг! Она села за стол и нарисовала цветными фломастерами прелестную картинку. Дала пояснения: «Это Юлечка, это Гришечка, это мамочка, это папочка. А это дом. Правда, он красивый?». Дом был одноэтажным с треугольной крышей. Сверху крыши было еще что-то. Я подумал, что это могла быть бабочка. Ведь внучка давно не рисовала, поэтому забыла про туловище и усики. Спросил ее об этом. И получил исчерпывающий ответ: «Ну, разве ты не понимаешь, что это бантик? Я им дом украсила».

Такой бантик я принял за отличную творческую находку. Мне идея очень понравилась. А Юлечка с тех пор перестала чуждаться бумаги с фломастерами и продолжает творить с неисчерпаемой для нее выдумкой. Рисунки, в конечно итоге, заняли одно из центральных мест в развитии творческого потенциала внуков. Они стали частью подготовки к любому семейному торжеству. Дети делают подарки с помощью рисунков. Взрослые по мере сил и возможностей помогают им в этом.

Подарки с каждым годом усложняются. Есть индивидуальные, как на фото. А есть и групповые, когда совместно с детьми участвуют взрослые.

Вот день рождения папы. Юля рисует солнышко, цветочки, бабочки и вырезает их. Гриша делает более сложную поделку. Он рисует рыбку, а потом обвязывает ее со всех сторон золотистой лентой и наклеивает блески в форме чешуи. Получилась золотая рыбка. Берется голубой лист бумаги. На него выпукло приклеиваются все заготовки. И, вот уже, из реки выглядывает золотая рыбка, а по берегам этой реки растут замечательные цветы и летают бабочки. Ярко и солнечно. Создает праздничное настроение. Готовое произведение ставится за штору. А утром дети бегут к папе в комнату, отодвигают штору и демонстрируют свой подарок.

Поделки на основе рисунков бывают самые разные. Иногда взрослые предлагают сюжет по типу байки. Сначала заготавливается текст байки, сочиненный взрослыми. Он очень краткий, но предполагает наличие нескольких рисунков. Тексты пишутся взрослыми после завершения работ внуками. Вот и получилась книжечка-подарок с рисунками и подписями к ним. Подписи в рифмованном виде больше нравится внукам. К тому же и текст они заучат. Но на это не всегда хватает ни времени, ни способностей.

Постепенно дети втягиваются в процесс подарков. Был период, когда Гриша почти каждый день кому-нибудь делал подарки. Много таких подарков он сделал для своей сестренки Юлечки. А она всегда им искренне радовалась.

Работа по рисованию увенчалась успехом. Здесь Юля на занятиях по живописи.

Об этом можно писать много. Больше всего как-то меня поразил Митя в том возрасте, когда пытался что-то изобразить на бумаге. Он любил наблюдать около дома за муравьями, комарами, пауками. Даже кого-то отлавливал, чтобы помочь паучку. Как-то я ему предложил нарисовать войну муравьев с комарами. Он нарисовал. Пришла Юля из школы. Попросил ее сказать, что изобразил Митя. И она сказала, что это война муравьев с комарами. И эта точность рисунка Мити и формулировка Юли меня поразили.

Наблюдая за детишками, я потом еще раз убедился, что они какие-то свойства с возрастом теряют. И это еще раз меня убедило, что надо активно использовать те особенности мозга, которые есть только в этом возрасте.

Конечно, моторику развивают игры, танцы, игра на музыкальных инструментов, вышивание, создание узоров из бисера и так далее.

Конструктор не хуже рукоделия развивает моторику.

Ребенку скучно заниматься чем-то одному. Поэтому старайтесь с ним поучаствовать или создать соответствующую атмосферу.

А еще хорошо, когда детей в доме несколько. Тогда процесс по выработке моторики приобретает более сложную эмоциональную окраску. Ведь освоение моторики связано с развитием мозга.

Что же еще развивали у детей, чтобы побудить их к нужным действиям? Нажмите здесь, чтобы перейти к статье ЭМОЦИИ

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям
Комментариев пока нет
Больше статей