Почему одни свободно говорят на иностранном, а другие учат его всю жизнь | Мел
Почему одни свободно говорят на иностранном, а другие учат его всю жизнь
  1. Блоги

Почему одни свободно говорят на иностранном, а другие учат его всю жизнь

4 546
4

Почему одни свободно говорят на иностранном, а другие учат его всю жизнь

4 546
4

Научные работы, новинки кино, путешествия — для всего этого нужен иностранный язык. Наш блогер, переводчик и преподаватель иностранных языков Владимир Лукьянов, рассказывает, на что надо обратить внимание при изучении английского, чтобы наконец его выучить.

В нашей стране 12 миллионов школьников и студентов, которые изучают иностранные языки. Ещё их родители, учителя иностранных языков, преподаватели вузов, научные работники. Итого получается 25–30 миллионов человек, которые в разной степени соприкасаются с изучением иностранных языков.

Как мы изучаем языки, каких результатов достигаем, за какой период времени, сколько это стоит нам и государству? На эту тему было бы интересно обменяться мнениями, то есть провести общественное обсуждение. Позволю себе начать эту дискуссию по праву преподавателя и переводчика с многолетним стажем работы.

В последние недели по радио и в прессе часто упоминается марка немецкого автомобиля, у которой правильное произношение «гелэндэваген», то есть «машина для (сельской) местности». Можно согласиться с произношением «гелэндваген» как с разговорным вариантом. Но что приходится слышать по радио и читать в прессе! Это и «геландеваген», и «гелэнваген», и другие варианты, все и не перечислить.

Что происходит, почему так много неправильных употреблений? Неужели всё дело в том, что речь идёт о немецком языке, который не очень популярен в наших учебных заведениях? Самым изучаемым является английский язык, с которым, казалось бы, не должно быть проблем. Представители истеблишмента, начиная с самого верха, не отказывают себе в удовольствии продемонстрировать знание английского языка. «Горшечники» тоже не отстают: начинают изучать английский уже с трёх лет.

Помню, некоторое время назад один журналист в новостях на популярной радиостанции много раз сообщал, что «„эстимэйт“ картины составил столько-то тысяч долларов». «Эстимэйт» — это глагол, который означает «оценивать». В данном случае надо употреблять слово «эстимит» — это существительное «оценка», если уж без английского слова обойтись ну никак нельзя. Вероятно, в связи с нехваткой соответствующего русского слова?

Как-то обратилась ко мне, тогда переводчику, молодая женщина. Надо было перевести её автобиографию, так как она устраивалась на работу в иностранную фирму. В автобиографии она писала в том числе о том, что язык изучала десять лет в специализированной школе, потом два года в техническом вузе, далее три года на городских курсах иностранных языков. Язык ей нравится, и она готова дальше совершенствоваться. В общем, ничего особенного, стандартное перечисление событий своей жизни.

Однако мне запомнился сам факт изучения иностранного языка. Что же это она после 15 лет изучения иностранного языка обращается к переводчику, чтобы перевести свою автобиографию? Или я придираюсь? Ведь у неё, возможно, просто времени не было на перевод, всё-таки пара страниц текста.

Вот ещё зарисовка. Пригласили меня на переговоры на одно предприятие. За столом человек пять русскоговорящих специалистов, делегация из двух человек и я, переводчик. Перед началом переговоров руководитель с нашей стороны говорит мне, что ты, брат, начинай, а потом мы сами будем общаться без твоей помощи. Мы, дескать, все хорошо подготовленные, дипломированные специалисты. Не очень он меня обрадовал, поскольку я уже в адреналине, готов к нагрузкам. Переговоры начались. Проходит пять минут. Переговоры идут через меня. Проходит десять минут — всё ещё через меня. Думаю, когда же они сами будут говорить? Я же сбавляю уровень адреналина. Так и не заговорили, все три часа переговоры шли через переводчика.

Как-то зашёл на сайт одного весьма престижного московского языкового вуза. А там преподаватель рассказывает, какой он творческий, и сообщает также, что он уже «40 лет борется с английским языком». Таким упорством повеяло от этих слов, такой целеустремлённостью. Я подумал об этом с сожалением: 40 лет — многовато «бороться». Подумалось: если бы я в школе перед выбором профессии знал, что знаю сейчас об объёме иностранных языков, методиках преподавания и качестве получаемых знаний, то крепко подумал бы, прежде чем поступать в иняз.

Вот что я знаю об английском языке

Весь объём лексики английского языка можно разделить на учебный, действующий и словарный. Словарный объём более-менее определён — 70 000 — 80 000 слов. Действующий объём лексики можно исследовать по печатным материалам. Таким образом выясняется, что сказки на английском языке содержат 20 000 словоформ (4300 страниц), подкасты по бытовым темам — 8000 словоформ (350 страниц), среднее образование в США — 30 000 словоформ (7000 страниц), учебник по компьютерной грамоте — 5400 словоформ (320 страниц), правила дорожного движения в штате Иллинойс — 3000 словоформ (120 страниц), рекомендации по поиску работы — 2100 словоформ (60 страниц), произведения Джека Лондона — 40 000 словоформ (7000 страниц), «Волшебник страны Оз» — 17 500 словоформ (2500 страниц), официальные выступления президента США, вице-президента, первой леди — 40 000 словоформ (25 000 страниц за 7,5 года).

Эти данные позволяют оценить объём лексики носителя языка с высшим образованием, который составляет в среднем 35 000 — 40 000 словоформ, или слов. Однако учебные курсы, или, как сейчас модно говорить, учебные комплексы, свой объём лексики, как правило, не сообщают или не акцентируют на этом внимание. Учебные заведения тоже скромничают: не объявляют официально объём. В частной беседе в инязе на дне открытых дверей «француз» назвал цифру в 1400 слов в год, а «англичанин» –преподаватель третьего курса переводческого факультета — сообщил, что его это «ни разу не интересует». Однако студентов и их родителей эти сведения заинтересовали бы.

Однажды, возвращаясь на поезде с юга, моя дочь познакомилась с девушкой, как оказалось, студенткой-филологом университета одного среднерусского города. Девушка рассказала, что еженедельно она должна выписывать 50 слов с примерами, что является её учебным объёмом лексики. Допустим, что после этой процедуры она усвоит эти 50 слов. Тогда получается, что за год она усваивает: 50 слов на 4 недели и на 8 месяцев = 1600 слов. Таким образом, за пять лет теоретически она должна будет знать 8000 слов.

Учебный объём лексики в школах тоже трудно установить. В учебнике есть восемь-десять уроков с текстами, которые надо изучать школьникам в течение всего учебного года. В школе учатся восемь месяцев в год чистого времени, то есть, получается, один текст на один месяц. Говорят или отвечают урок на оценку на уроке четыре-шесть школьников, и то не более пяти минут каждый и, конечно, не на каждом уроке. Дома ребёнок делает домашнее задание, устное или письменное. Сколько всего получается? Трудно сказать, точных данных нет.

Если сравнить с инязами, в которых у студентов каждый день по четыре-пять часов языка, да ещё домашние задания, а в год получается 1 500 слов, то можно предположить, что в школе объём лексики значительно меньше. А ведь ещё есть качество знаний, то есть параметр усвоения знаний, который характеризует возможность беспрепятственного их использования. Однако этот параметр вообще не поддаётся оцифрованию в учебных заведениях, поскольку не учитывается в учебном процессе. Вместо него есть оценки за четверть, за год, которые дают неполное представление об усвоенности знаний.

Вспоминается случай: когда мои дети ходили в школу, то обучались по импортному учебнику, у которого было название «Round Up». Такое название не каждая учительница понимала, не говоря уже об учениках. Одна из учительниц моих детей перевела его как «кругом и вверх». Несомненно, это название должно было свидетельствовать о высоком полёте мысли авторов и о высоком качестве учебника. На практике же оно стало иллюстрацией того, что авторы так высоко поднялись в учебные выси, что оторвались от будней школьного образования, а учителя и школьники остались брошенными на произвол судьбы.

Возникает вопрос: могут ли нынешние специалисты достигнуть уровня носителя языка в 35-40 тысяч слов?

Если да, то когда это случится? Предположу, что достигнуть смогут, но, учитывая нынешнюю продуктивность усвоения иностранного языка, через 35–40 лет, как тот преподаватель из престижного вуза, который «40 лет борется с английским языком». Хорошее усвоение языка, например, в школе будет достигаться при условии, что ученик в школе на каждом уроке будет говорить, то есть пользоваться языком, 35–40 минут, и дома столько же.

Почему дела обстоят именно так? Потому что эффективность изучения иностранных языков никем не исследуется, действующих объёмов лексики языков мы не знаем, учебные объёмы лексики языков нам не сообщают. Они не сопоставляются с действующими объёмами, классификации преподавателей и студентов в зависимости от качества и количества знаний не существует, расчётов себестоимости обучения иностранным языкам или вообще какой-то стоимости обучения нет. Существующие методики преподавания не рассчитаны на решение таких задач. Такая картина не только у нас, зарубежный опыт мало чем отличается. Это вообще международный уровень понимания предмета, возможностей студентов и преподавателей, методик обучения иностранным языкам.

Тем не менее на что следует ориентироваться нам, школьникам, студентам, специалистам, изучающим иностранный язык в своей стране, то есть в неязыковой среде? С учётом своего опыта работы я бы рекомендовал и переводчикам, и преподавателям с высшим филологическим образованием знать столько же, сколько знают носители языка, то есть, например, в английском языке — 35 000 — 40 000 словоформ. В специализированной школе с иностранным языком за десять лет обучения вполне можно было бы усваивать 20 000 словоформ. В обычной школе — 5 000 -10 000 словоформ. Туристический объём лексики — 1000–2000 словоформ. Однако для этого надо поднимать эффективность изучения иностранного языка в среднем в пять раз. Возможно ли это? Что надо для этого делать? Вообще это кому-то нужно?

Вы находитесь в разделе «Блоги». Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Фото: Shutterstock (Irina Bg)

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям(4)
Комментарии(4)
Round up это вовсе не учебник, это грамматическое пособие, очень, кстати, классное. Основной курс занятий по нему проводить нельзя, но он является отличным тренажером для отработки грамматических правил и да, для пополнения словарного запаса.
Вопрос изучения английского языка мне лично видится во всё более радужном...
Показать полностью
Round up это вовсе не учебник, это грамматическое пособие, очень, кстати, классное. Основной курс занятий по нему проводить нельзя, но он является отличным тренажером для отработки грамматических правил и да, для пополнения словарного запаса.
Вопрос изучения английского языка мне лично видится во всё более радужном...
Показать полностью
Round up это вовсе не учебник, это грамматическое пособие, очень, кстати, классное. Основной курс занятий по нему проводить нельзя, но он является отличным тренажером для отработки грамматических правил и да, для пополнения словарного запаса.
Вопрос изучения английского языка мне лично видится во всё более радужном...
Показать полностью
Показать все комментарии
Больше статей