Что общего у Владислава Крапивина и Жаклин Уилсон: разбираем 14 книг на сложные темы

Что общего у Владислава Крапивина и Жаклин Уилсон: разбираем 14 книг на сложные темы

8 721
4

Что общего у Владислава Крапивина и Жаклин Уилсон: разбираем 14 книг на сложные темы

8 721
4

Что общего может быть у советского и английского писателей, которые работали в разных жанрах, жили в разных условиях и по-разному воспринимали действительность? И Владислав Крапивин, и английская писательница Жаклин Уилсон не боялись поднимать сложные и важные темы в произведениях для детей. Наш блогер Дарина Стрельченко рассказывает о 14 таких книгах.

«Только по-настоящему хорошую книгу хочется купить, ещё раз прочитать и поставить на полку, изредка перечитывая, стремясь открыть новые, незамеченные детали» — из комментариев к опросу, нужны ли бумажные книги.

Первые, о ком я подумала, прочтя это, — советский и российский писатель Владислав Крапивин и английская писательница Жаклин Уилсон. У них непохожий стиль, их персонажи родом из разных стран, в историях Крапивина есть место мистике и волшебству, а персонажи Жаклин Уилсон живут в мире без всякой магии. Но и там, и там на фоне детства поднимаются опасные и печальные темы: сиротство, насилие, отношения с родителями и сверстниками. В произведениях обоих авторов много тьмы — но ещё больше мудрости, семейного тепла и надежды.

В коллаже на обложке использованы иллюстрации Евгения Медведева, Валентины Яскиной и Виктории Тимофеевой

Рассказать обо всех книгах невозможно. Я попробую сопоставить те, которые особенно люблю, через призму тем разлуки, семьи, насилия, самоубийства, войны и правил, по которым живёт общество.

Разлука с матерью

1. «Застава на Якорном Поле» Крапивина — повесть о мальчишке Ёжики, у которого забирают мать, чтобы в интересах некой организации пробудить его сверхспособности.

«Мама всё тут отладила, настроила своими руками: каждый светильник, каждую полочку, каждую штору на окне. Даже сигналы кухонного автомата наиграла и записала сама… Здесь всё — мама. А его, Ежики, хотят вырвать отсюда, увезти куда-то, оборвать все ниточки, все корни… Он будет защищаться до смерти. Потому что здесь он защищает и дом, и себя, и маму…»

2. «Девчонки в поисках любви» Жаклин Уилсон — история, главная героиня которой потеряла маму ещё в детстве, но даже много лет спустя, занятая заботами и подростковыми проблемами, не в силах её забыть.

«Иногда, когда я лежала в постели и боролась со сном, мне действительно чудилось, что она вошла в комнату и склонилась над кроватью, чтобы меня обнять. Казалось, я даже вдыхала запах её лёгких нежных духов. Я выросла и бросила загадывать, но так и не заставила себя поверить, что мамы больше нет. Она не могла меня оставить. Я мысленно говорила с ней и слышала в голове её голос. „Элли, смотри по сторонам, переходя дорогу. Элли, доешь обед“. По вечерам мы шептались, как подружки, а потом она говорила: „Ночки-дочки“, а я тихо сопела: „Ночушки-ночнушки“».

Домашнее насилие

3. «Журавлёнок и молнии» Владислава Крапивина — повесть о Журке, которого всего один и, казалось бы, вынужденный и даже не злой поступок отца навсегда выбивает из привычной спокойной жизни.

«На миг он увидел себя в зеркале — расхлюстанного, с широким черным ртом, бьющегося так, что ноги превратились в размазанную по воздуху полосу. Было уже все равно, и Журка заорал: " Пусти! Гад! Пусти! Гад!» И кричал эти слова, пока в своей комнате не ткнулся лицом в жесткую обшивку тахты. Отец швырнул его, сжал в кулаке его тонкие запястья и этим же кулаком уперся ему в поясницу. Словно поставили на Журку заостренный снизу телеграфный столб».

4. «Лола Роза» Жаклин Уилсон — история о семье, расколовшейся из-за домашнего насилия. Вот только мама Дженни, сбежав из дома с детьми, всё ещё сомневается, правильно ли она поступила.

«Ох, Джейни, как нас сюда занесло? Может, я просто рехнулась? Твой отец не стал бы вправду тебя бить. Он же тебя очень любит, голубчик.» «Тебя он тоже очень любит, мама, и всё-таки бьет. Почему он такой?»

Отношения с младшими

5. «Колыбельная для брата» Владислава Крапивина — повесть о бурной жизни семиклассника Кирилла, который готов драться с кем угодно за правду, справедливость и младшего брата.

«Однажды, когда мама ушла на рынок, а месячный Антошка проснулся и никак-никак не хотел успокаиваться, не затихал ни на руках, ни в кроватке, Кирилл замычал и швырнул ему в лицо скомканную пеленку. Антошка на секунду притих, а потом закричал еще громче. И такая обида почудилась Кириллу в этом крике, что он тут же назвал себя последним гадом, вделал себе кулаком по уху, опять схватил Антошку и начал у него, бестолкового и отчаянно орущего, шепотом просить прощения. А потом, не зная уже, что придумать, запел изо всех сил…»

6. «Всё самое плохое о моей сестре» Жаклин Уилсон — история, в которой взбалмошная и резкая Марти постепенно учится понимать и любить свою старшую сестру.

»…Самое лучшее в моей сестре то, что она всегда рядом. Она защищает меня. Она все понимает про школьные дела. Она потихоньку от всех обнимает меня, если знает, что мне серьезно попадет. И она никогда не жалуется на меня — когда это действительно серьезно. Она лучшая сестра во всем мире, и я люблю ее всю-всю, до последнего волоска».

Друзья

7. «Оруженосец Кашка» Владислава Крапивина — тихая летняя история о том, как совсем случайно подружились двое разных мальчишек. «Стой, — строго сказал Володя. — Объясни, зачем ты ходишь за мной как тень? Чего ты от меня хочешь? Только не ври». Но Кашка соврал. Он отвёл глаза и пробормотал, что идет качаться на качелях, которые рядом с волейбольной площадкой. Тогда Володя растерялся. Что он мог сделать? Не мог же он запретить Кашке ходить где вздумается. Каждый человек сам выбирает себе дороги и ходит где хочет».

8. «Дневник Трейси Бикер» Жаклин Уилсон — сложная история брошенной Трейси, которая прогуливает, лазит по деревьям, дерзит и никогда не плачет, но которой так хочется попасть в настоящую семью, что, за неимением оной, она начинает дружить даже с хлюпиком Питером.

«Питер мне тоже друг. На этой неделе мы каждую ночь сталкивались в коридоре, выбегая менять простыни. Мы тихонько перекидывались парой слов и разбегались, но сегодня Питеру приснился кошмар про смерть бабушки, и он тихо осел у моей двери и заплакал. По странному совпадению мне тоже приснился ужасный сон про маму, и со мной случился сильный приступ аллергии. Обычно я в такие минуты никому не показываюсь: ещё решат, что у меня красные глаза и мокрый нос оттого, что я рыдала. А я никогда не плачу, что бы ни стряслось. Но я знала, что Питер не будет меня дразнить, и прислонилась к косяку рядом с ним. Я почувствовала, что он весь дрожит, обняла его тельце и прошептала, что он мой самый лучший друг на все времена».

Самоубийство

9. «Острова и капитаны» Владислава Крапивина — трилогия о море и тайнах, старой вражде и новой дружбе, об отцах и детях, о капитанах и островах, о том, как сложно человеку быть одному, каким бы сильным он ни был.

«Чего его дёрнуло стреляться-то? Наверно, у него любимой девушки не было… По слушателям побежали смешки. Но Коровин повысил голос: «Чего сразу «ха-ха»? Ждала бы любовь его на берегу, он бы прежде всего про неё думал, а не хватался бы за пистолет. Ну, подумаешь, с офицерами у него нелады пошли! Ну, Резанов его забыл! А больше, что ли, никого у него на свете не было?».

10. «Девочка-находка» Жаклин Уилсон — ещё одна история брошенной девочки, которую так часто покидали, предавали или передавали, словно вещь, из семьи в семью, что ей очень сложно наконец поверить в счастливый финал.

«Миссис Стивенсон отвела меня в дом. Там пахло вчерашним ужином. Стены были оранжевыми, а кухонные шкафы жёлтыми. Я заморгала от удивления: их дом был зеркальным отражением нашего, таким же — и совершенно иным. Я попала в сон. Все было таким странным, что я поверила, будто сплю. Мне хотелось, чтобы мамочка пришла и разбудила меня. Но уснула не я, а она. Так сказали взрослые. Миссис Стивенсон держала меня внутри, а снаружи подъехали „скорая помощь“ и полиция. Они так шумели, что могли поднять мёртвого. Но мамочка не очнулась».

Дети на войне

11. «Выстрел с монитора» Владислава Крапивина — повесть о том, как, преодолев страх, один мальчик защитил от снарядов целый город.

«Галька стоял, расставив мокрые ноги, и улыбался. Боли уже не было. Только спокойная и немного усталая радость. Потому что это случилось. Благодаря Гальке или нет — не важно! Все равно недолёт! Вот вам!.. Хариус тоже взглянул на Гальку. Лицо лейтенанта стало злорадно-задумчивым. Он почесал подбородок рукояткой отобранного у Красса кортика и небрежно распорядился: «А мальчишку расстрелять, немедленно!»

12. «Секреты» Жаклин Уилсон — повесть о двух подругах, одна из которых, вдохновившись историей еврейской девочки Анны Франк, укрывает вторую от жестокого отчима.

«Концентрационные лагеря — это самое ужасное место, какое придумано человеком. Неужели вы не слышали о газовых камерах? Там почти все умирали. Людей отправляли в вагонах для скота, они оставались там в полной темноте по нескольку дней. Многие умирали ещё в пути. Когда наконец добирались до места, фашисты разделяли семьи. Анне не позволили остаться с ее отцом. Потом им приказывали раздеться догола и…» «Индия! — Миссис Гибс схватила меня за плечи и силой посадила на место. — Ну-ка, успокойся!» «Но это правда!» «Я знаю. Но думаю, нам не следует задерживаться на таких омерзительных вещах. Из-за тебя остальные девочки чувствуют себя подавленными». «Но мы и должны чувствовать себя подавленными. Анна умерла. Умерло шесть миллионов евреев».

Общественная мораль

13. «Гуси-гуси, га-га-га» Владислава Крапивина — одна из самых нетипичных повестей писателя: в ней говорится о том, как сурово обращается «система всеобщего благополучия» с теми, кто хоть чем-то выбивается из её рамок.

«Г-ну Корнелию Гласу из Руты… № 43-тр… С прискорбием извещаем Вас, что в связи с нарушением общественного порядка (неправильный переход улицы 12 марта с. г.) Вы были внесены в штрафной список по графе 1/1 000 000 и 8 августа с. г. Машина юридической службы „ЮМ-3“ при розыгрыше номеров данного списка указала Ваш индекс УМФ-Х 111344…» Господи, что за чушь! Такого не бывает… Но ведь написано! Слабея, он прислонился к бетонному столбу калитки. Да нет, ерунда… Здесь что-то не то. Путаница чья-то… «На основании данного выбора Машины, Вы являетесь виновным в совершенном нарушении и подлежите смертной казни, производимой в административном порядке…»

14. «Уроки любви» Жаклин Уилсон — история о Пруденс, которую до четырнадцати лет воспитывали едва ли не как монахиню, но затем она попала в обыкновенную школу, и ей пришлось слишком быстро учиться правилам, по которым живут люди вне её дома.

»…Но что вы на самом деле чувствуете? Если бы вы не были моим учителем?» «Совершенно не важно, что я чувствую… Я женат. У меня двое детей. Я учитель, а ты моя ученица. Тебе четырнадцать лет, господи ты боже мой!» «Вы меня любите?»


Владислав Крапивин написал более ста произведений, Жаклин Уилсон — более семидесяти. Истории обоих особенно хороши тем, что в них не надо вчитываться. История захватывает с первых строк, а герои как будто живут за углом — они такие же, как мы. Хорошо бы и нам походить на них хоть чуточку больше.

Вы находитесь в разделе «Блоги». Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям(4)
Комментарии(4)
Очень интересные сравнения. Никогда не сравнивала книги в таком ракурсе.
Взяла на заметку, что почитать.
Спасибо! Это здорово, если статья откликнулась и если окажется полезна.
Спасибо. Очень люблю книги Крапивина, и не читала Жаклин Уилсон. Теперь обязательно попробую.
Думаю, вас не разочарует :) Чудесные книги, хотя стиль совершенно иной.
Больше статей