Баба-яга — это труп в гробу: 7 недетских сюжетов, которые советский филолог нашёл в русских сказках
Баба-яга — это труп в гробу: 7 недетских сюжетов, которые советский филолог нашёл в русских сказках
Баба-яга — это труп в гробу: 7 недетских сюжетов, которые советский филолог нашёл в русских сказках

Баба-яга — это труп в гробу: 7 недетских сюжетов, которые советский филолог нашёл в русских сказках

Екатерина Красоткина

14

19.08.2022

Изображение на обложке: Виктор Михайлович Васнецов "Спящая Царевна"

Стали бы вы читать детям сказку, герой которой отправляется в загробный мир? А как вам Иван-дурак, который совершает жертвоприношение на могиле отца? Советский филолог и фольклорист Владимир Пропп спешит вас удивить: именно на таких сказках выросли мы и многие поколения до нас. Не рассказывайте об этом детям, пока не подрастут.

Книга «Исторические корни волшебной сказки» была опубликована в 1946 году, и после её выхода Владимир Пропп, известный уже ученый-филолог, столкнулся с настоящей травлей.

В своём труде Пропп объясняет, зачем люди из разных культур — и, в частности, на Руси — рассказывали повторяющиеся истории. Исследователь пришёл к выводу, что сказки — это вовсе не добрые истории для детей, а переработанные рассказы про обряды инициации, свадьбы и погребения. По мнению учёного, с помощью сказок одно поколение передавало опыт другому, учило обычаям племени.

В советской прессе Проппа обвиняли в «извращении и фальсификации истинной картины общественных отношений», мистике и, естественно, антимарксизме. Его исключили из Академии наук, но Пропп продолжал работать в ЛГУ — писал о русском фольклоре и русских праздниках в своём маленьком кабинете, где, кроме книг и пианино, мог уместиться только он сам.

Сегодня на книги Проппа, и в том числе на «Исторические корни…», ссылаются исследователи во всём мире — хотя и с оговоркой, что подход исследователя к толкованиям сказок «очень широк». А мы цитируем его местами шокирующие догадки.

Виктор Михайлович Васнецов, «Иван Царевич на Сером волке»

1. «Сапоги железные» нужны для путешествия в загробный мир

Помните, как в сказках главный герой отправляется в путь, но перед этим собирается: берет посох, хлеб, сапоги? Лягушка так вообще предлагает Ивану Царевичу износить железные сапоги и сглодать три железные просфоры в поисках царевны. Объяснение Проппа: на самом деле герой отправляется в загробный мир.

Раньше умерших (не только на Руси) действительно снабжали сапогами, посохом и хлебом: наши предки верили, что всё это пригодится в посмертном путешествии. Никто не знал, сколько оно продлится, — отсюда и преувеличения, которые часто встречаются в сказках: сапоги становятся железными (крепкими, для долгой носки), а хлеба сказочный герой сразу берёт «три пуда» (почти 50 кг).

И кроме того: раньше не путешествовали в одиночку — это сулило верную гибель. А Иван Царевич отправляется на поиски царевны один. Опять-таки как покойник на тот свет.

2. «Тридесятое царство» — это царство мёртвых

Именно туда так тщательно собирается герой. Царство находится очень далеко от отчего дома — иногда под землёй или на горе — и отделено от остального мира дремучим лесом. Часто оно описывается как заведомо несуществующее место. Именно там живут змей и волшебная царица, животные там говорят и понимают речь, и всё вокруг сделано из золота.

Попасть туда можно так же, как мёртвые попадают в иной мир: на ладье (викинги клали мертвецов в лодку и отправляли в море, в Древней Греции был миф о Хароне, переправляющем мертвецов через реку забвения Лету), а также надев шкуру животного, оседлав его или превратившись в него: существовало поверье, что люди после смерти перерождаются в животных, поэтому у некоторых народов было принято зашивать мертвецов в шкуры.

Виктор Михайлович Васнецов, «Избушка на курьих ножках»

3. Избушка на курьих ножках — это портал в загробный мир

«Стань к лесу задом, а ко мне передом» — избушка во многих сказках имеет свойство вращаться по приказанию героя. На самом деле она стоит на границе между мирами, объясняет Пропп. Часто в ней нет «ни окон, ни дверей» (и вообще она похожа на склеп — об этом ниже), но благодаря сказочным манипуляциям избушка становится порталом в другой мир.

Именно в избушке сказочный герой проходит испытания, чтобы попасть в лес (традиционно именно в лесу язычники проводили обряды инициации, то есть совершали религиозные служения). Пропп считает, что в представлении древних людей через такие же испытания проходили и души умерших. А за лесом скрывалось тридесятое царство — вы уже знаете, что это такое.

4. «Русский дух» — это запах живого человека. Его чувствуют мёртвые

Живёт в избушке на курьих ножках, конечно, тоже не совсем обычное существо: «Баба-яга, костяная нога, из угла в угол, нос в потолок врос». Ничего не напоминает? Пропп утверждает, что так выглядит труп в гробу: у кого ещё нога костяная и нос в потолок врос?

Баба-яга — охранительница царства мёртвых. В сказках она часто слепа, но сразу замечает чужака: «Фу, фу, фу, русским духом пахнет!» Пропп пишет, что она различает людей, конечно, не про национальному признаку, а по шкале «живой — мёртвый». «Русский дух» — запах живого человека.

Герой, чтобы доказать, что он готов к путешествию на тот свет, просит его накормить — дать ему еду из другого мира. У мертвецов своя еда, которую не могут есть обычные люди (и даже вода — «мёртвая»), но на то сказка и волшебная: герою всё удаётся.

Иван Билибин. Заставка к сказке «Царевна-лягушка»

5. Соревнование на луках — это конкурс, кто отправится на тот свет

Прежде чем получить в жёны прекрасную царевну, сказочный герой должен пройти через серию испытаний: что-то найти, испечь, сшить, отгадать. Одно из них — состязание в стрельбе. Герою нужно выстрелить из лука так, чтобы стрела попала прямиком в то самое тридесятое царство. И даже какой-то рациональный смысл во всем этом есть: оружие — это ведь причина смерти, так? Значит, если ты стреляешь, то будь готов и к путешествию на тот свет. Вот только волшебный сюжет отличается от реальности тем, что герою дают билет туда-обратно.

6. Царевну похищает смерть (и, кажется, насилует её)

Прежде чем добиться руки царевны, герою, как правило, нужно найти её и спасти из логова змея. По мнению Проппа, в образе змея предстаёт смерть, которая «ворует» людей.

Далее. В древности люди верили, что мёртвые испытывают сильный голод: физический и плотский. Чтобы удовлетворить первый, на могилах совершали обряд жертвоприношения (ну и вспомните все эти конфетки-куличи на современных кладбищах). Но прекрасную царевну сказочный змей обычно не ест — он тащит её в своё логово, чтобы та стала его женой. Ну вы понимаете.

Michael Sevier. Иллюстрация к сказке Льва Толстого «Иван-дурак»

7. Иван-дурак получает волшебного коня за жертвоприношение

Про голод мертвецов вы уже знаете. Значит, для вас не будет ничего удивительного в том, как Иван-дурак заполучил прекрасного волшебного коня по имени Сивка-Бурка. Когда отец героя умирал, он наказал сыновьям приходить на его могилу — но старшие не выполнили просьбу (то ли ленились, то ли боялись). На могилу пришел Иван-дурак — и получил волшебного помощника. Так просто? Пропп уверен, что в этом месте из сказки выпал ритуальный элемент. Зачем приходить на могилу? Чтобы покормить покойника! Иван-дурак совершил жертвоприношение, утолил голод умершего отца, и тот отблагодарил сына волшебным подарком.

Материалы: Пропп В. Я. Исторические корни волшебной сказки. — М.: Рипол-классик, 2013. Неизвестный В. Я. Пропп. «Древо жизни. Дневник старости. Переписка» / Предисл., сост. А. Н. Мартыновой; Подгот. текста, коммент. А. Н. Мартыновой, Н. А. Прозоровой. — СПб.: Алетейя, 2002.

Изображение на обложке: Виктор Михайлович Васнецов "Спящая Царевна"
Комментарии(14)
Статья интересная, любопытная, прочел с интересом. А при этом добавлю.
Устное творчество не было основано на пересказе популярного сюжета как пересказ в наше время, когда мы знакомы с литературными произведениями писателей, которые позаимствовали что-то из народного творчества.
Мои сказочные сюжеты отличаются от сказок дедушек далекой эпохи, так как мой сюжет уже навеян печатной литературой, но даже я буду рассказывать внуку одну сказку, а для внучки я этот же сюжет изменю (https://mel.fm/blog/menedzhment-rynochny/98736-ot-goda-do-pyatnadtsati). На рассказчика влияет много факторов, включая настроение, события последних дней и реакцию ребенка.
Сказки той эпохи не всегда отличались от мифов, которыми увлекались взрослые. В дохристианскую эпоху была иная мораль с иными богами, не всегда всемогущими. Вспомним богов Древней Греции, хотя у них есть важнейшее отличие от славянских, так как они уже были в письменных источниках, а не только в устном творчестве.
Сказка при отсутствии письменной речи рождалась как бы заново в творческом процессе рассказчика. Её нельзя закрепить в печатном тексте, так как на следующий день рассказчик может внести в неё существенные коррективы, а вчерашний положительный герой мог стать отрицательным. Опять же, положительный или отрицательный оцениваем с точки зрения современной морали, так как у нас давно потеряна связь с той эпохой, когда не только сказки, а и мораль была иной.
Вспомним Островского: «А то есть еще земля, где все люди с песьими головами». Это о том, что вымысел и фантазии плохо различались в эпоху только устного творчества. Поэтому железные сапоги могли быть реальностью. А русский дух? Его можно себе представить в избе, где полно детишек в зимнее время года, когда изба почти не проветривалась, а мытье в бане не было ежедневным. Русский дух — это наличие живых людей? Не заезжих людей, которые мылись часто, а ещё употребляли одеколон.
Логика в те годы была развита слабо, у людей в основном было ассоциативное восприятие. Не удивлюсь, если сказка могла получать разную интерпретацию у рассказчика и слушателя. Это и сейчас не редко так у детей и взрослых. В этом смысле интересно узнавать про интерпретации сказок у разных исследователей устного народного творчества.
Ох, про саму царевну Пропп тоже очень интересно написал. И про волшебных помощников тоже замечательная глава.
Мел в своём репертуаре! В статью про сказки нужно впихнуть «репрЭссии».))) Но посмотрите сами. Гражданин выражал своё мнение. И мнение это, мягко говоря, странное! Из Академии выгнали, но предподавать можно. Ерунда какая-то.
Ну сами посудите. Была бабушка Яга — милая старушка с одним зубом. А стала труп! Кому такое понравится, а?)))
Показать все комментарии
Больше статей