Нужно ли ученикам напоминать о событиях в Беслане и как делать это правильно

Нужно ли ученикам напоминать о событиях в Беслане и как делать это правильно

Личные истории учителей
7 485
9

1 или 3 сентября в школах проводят уроки мира, посвященные жертвам террористического акта в Беслане. Мы собрали мнения учителей о том, нужно ли проводить уроки памяти. А психолог прокомментировал, как правильно обсуждать с детьми такие темы.

«Дети про детей чувствуют куда больше, чем про взрослых»

Анастасия Бондарева, учительница начальных классов (г. Владимир):

У нас эта тема включена в общешкольный план воспитательной работы. То есть 3 сентября каждого года, если этот день не выпадает на выходной, у нас проходит урок памяти.

Так как я работаю в начальной школе, чаще всего мы начинаем урок с разговора о терроризме в принципе. Не так подробно, как в средней школе, но все-таки знакомим детей с этим понятием. Обсуждаем, почему это происходит. Я пытаюсь преподносить информацию так, чтобы она не была связана с конкретными национальностями или религиями.

В первом классе мы говорим просто о защите себя, о правилах поведения в общественных местах. Во втором я рассказываю конкретно об этой трагедии, но без устрашающих фотографий и подробностей. И стараюсь не сравнивать школу в Беслане с нашей, чтобы дети не боялись.

«Древо скорби» — памятник жертвам теракта в Беслане. Фото: Shutterstock / Vital9s

Самая животрепещущая беседа проходит в четвертом классе. Я показываю детям фотографии — без крови, но это фотографии погибших детей и взрослых. Мы говорим о том, как нужно себя вести, чтобы такой трагедии больше не произошло.

Дети очень тяжело переживают эту тему, дети про детей чувствуют куда больше, чем про взрослых. Очень часто плачут. Бывали ситуации, когда родители даже жаловались. Но нам удавалось прийти к консенсусу и понять, почему мы говорим об этом с маленьким детьми.

День памяти не может проводиться в игровой или шуточной форме. Это всегда очень серьезный и эмоционально сложный урок. Иногда мы говорим про Беслан не все 45 минут, а 10. Этого достаточно. И нужно уметь потом выводить детей из этого состояния, чтобы остаток дня прошел комфортно.

«Мы отпускали шары в небо в память о погибших детях»

Людмила Колодкина, классный руководитель в 7 классе (деревня Пучуга, Архангельская область):

Для каждого 1 сентября у нас есть своя тема. В прошлом году это был «Черный Беслан». Дети сами искали материалы в интернете, узнавали подробности тех страшных событий, находили статьи в газетах, видео, истории очевидцев. Потом несколько учеников обобщали материалы и рассказывали классу об этом в большой презентации. Это называется «устный журнал». Дети всегда сами вызываются участвовать, мне не надо кого-то «назначать». Это общая работа и она затрагивает всех.

Памятник жертвам теракта в Беслане, установленный в Сан-Марино. Фото: Wikimedia Commons / Konstantin Kč / CC BY 3.0

Это не указание администрации, это личная инициатива, мы сами выбираем тему, стоим минуту молчания и чтим память всех погибших. Мы отпускали шары в небо в память о погибших детях.

Не говорить об этом мы не можем, потому что это касается каждого. Дети по-разному реагируют, кто-то очень чувствительно, кто-то держит себя в руках.

«Мы устраиваем полноценный праздник белых журавлей»

Юлия Александровна, учитель начальных классов (г. Ростов-на-Дону):

Я за то, чтобы 1 сентября было и днем радости, и днем знаний, и все-таки днем памяти жертв Беслана. Потому что тогда террористы посягнули на самое дорогое, что есть у человечества — на детей.

Мы в школе проводим День памяти. Первого сентября я говорю с детьми о том, что произошло в этот день в 2004 году. На презентациях показываю фотографии монументов жертвам Беслана. Рассказываю обо всех событиях, об освобождении пленных, о том, как это вообще могло произойти. Говорю, что даже в самый светлый и радостный день, в моменты счастья, может случиться непредсказуемая и страшная беда, и что мы должны быть сильными. Обсуждение всегда заканчивается минутой молчания. А позже на первой неделе сентября устраиваем полноценный праздник белых журавлей. Есть китайская легенда: если из бумаги сложить тысячу журавликов, то на земле больше никогда не будет войн. К этому как раз привязаны наши школьные минуты молчания и дни памяти, когда мы хотя бы пять минут уделяем рассказу о произошедшем. С детьми можно сделать несколько журавликов и сказать, что до конца года или, например, к концу школы мы должны смастерить с вами тысячу таких журавликов, чтобы больше не было войны и горя.

Памятник жертвам теракта в Беслане, установленный в Москве. Фото: Shutterstock / ViktorSarafinchan

Мы должны помнить об этой страшной трагедии и хотя бы пять минут своего времени, но уделять памятной дате, потому что такое событие не должно и не может быть забыто. Умирали дети, умирали взрослые, и страшнее дня в современности, возможно, еще не было.


Мнение психолога

Марина Быкова, психолог:

Если в школе принято решение обсудить с учениками такую сложную тему, важно сделать это правильно. К сожалению, от чрезвычайных ситуаций никто не застрахован. Все мы знаем случаи жестоких действий, связанных с заложниками и жертвами. Безусловно, ситуация с Бесланом наиболее массовая, но в целом каждая школьная история — трагедия. Единственное, что могут сделать учителя — это дать школьникам чувство уверенности, что они знают, как поступать в чрезвычайных ситуациях.

Младшеклассники воспринимают учителя как радио жизни. Все, что скажет классный руководитель, может быть так приукрашено, что ребенок будет ждать террористов уже завтра. Задача учителя — не напугать, не рассказывать историю противостояния народов. Важно объяснить, что в жизни могут сложиться разные ситуации, и не все из них веселые. Можно обсудить, как дети понимают, что взрослый не шутит и просит внезапно отойти от опасного места или перестать что-то делать. Подумать вместе, для чего в школе нужны охранник и камеры, почему важно рассказать взрослому о незнакомом предмете. Такие разговоры кажутся далекими от темы, но младшеклассники не готовы рассуждать о гипотетических вещах, им достаточно чувства базового доверия к месту, где они проводят половину своего времени.

С подростками, помимо разговоров о безопасном поведении, можно поговорить о самой сути. Возможно, старшеклассники и сами знают что-то об этой теме, они могут поделиться своими чувствами. Ни в коем случае нельзя поднимать тему религии и политики, давать преступникам национальность. Иначе это приводит к тому же самому, чего хотят эти люди — разжиганию межнациональной розни. Обсудите с учениками, как они могут обезопасить себя и своих близких: сегодня терроризм сидит вместе с нами в социальных сетях. Учитель также может дать вопрос на обсуждение — зачем помнить конкретную историю о Беслане? К сожалению, гарантировать то, что это не повторится, невозможно, но быть внимательнее и добрее друг к другу — очень важно.

Комментарии(9)
К счастью, когда я учился (2001 — 2012), то о Беслане мы говорили в последний раз в сентябре 2004 года, ну то есть тогда, когда это случилось. Больше ни разу. Возможно, здесь имеет место быть географический фактор; я из центральной России, ну то есть далеко от места, где это произошло.

Не считаю нужным создавать «культ Беслана», по аналогии с «культом Победы» ну или 9/11 в Америке. В недобровольных государственных школах и так слишком много бессмысленного и беспощадного принуждения, ну а принуждать [чужих детей] к скорби это верх лицемерия и самодурства.
Абсолютно с Вами согласна. Если что-то навязывать, это вызовет только раздражение. У людей, в том числе и детей, слишком много своих личных проблем, чтобы плакать над чужими портретами. Вспомнить —хорошо и необходимо, культивировать-может стать даже опасно.
Если каждый город регион России начнёт детям говорить что происходило в те не простые годы и кто во всем виноват я думаю ничего хорошего от этого не будет потому что эти беды и войны охватили многие регионы особенно Кавказа.
Категорически не согласен с предыдущими комментариями. Согласен только в одном: не навязывании… В этом году побывал в Беслане. В той школе, в том спортзале. Все полчаса, пока ходил по этому спортзалу, из глаз текли слезы, да и сейчас, когда пишу, словно там, с детьми и взрослыми, которые остались навсегда. Это надо помнить всегда, всем и говорить об этом нужно всегда
Показать все комментарии
Больше статей