Написать в блог
«Необходимо придать уроку характер квеста»: Дмитрий Фишбейн — о современных детях и обучении в лицее ВШЭ

«Необходимо придать уроку характер квеста»: Дмитрий Фишбейн — о современных детях и обучении в лицее ВШЭ

Время чтения: 3 мин

«Необходимо придать уроку характер квеста»: Дмитрий Фишбейн — о современных детях и обучении в лицее ВШЭ

Время чтения: 3 мин

Современным детям нужна другая школа, а задача выпускных классов — повысить уровень самостоятельности и научить жить и добиваться успеха в меняющемся мире, считает директор лицея ВШЭ Дмитрий Фишбейн. Он рассказал на Republic Talk о том, как устроена его школа.

Дмитрий Фишбейн во время своего выступления выделил несколько тезисов, почему учебный процесс должен измениться и в каких направлениях. По его мнению, современные дети не хуже тех, что были раньше, они просто другие. Во-первых, у них другая семья. В XIX веке все жили вместе: бабушки и дедушки, родители, ⁠тети и дяди, дети и другие родственники. В ХХ веке появилась модель семьи, которая живет отдельно от остальных родственников. Но сейчас семьи снова меняются: «Семьи наших учеников уже другие. Очень многие из них живут в неполных семьях или семьях, где у родителей это второй или третий брак. Это уже становится нормой. И мы слышим от детей: она мне сестра, но не совсем — у нее другие папа и мама».

У современных детей другой опыт: «Задумаемся, что реально принес с собой интернет. Вспомните, когда мы с вами в детстве шли гулять на улицу, наши родители очень хорошо себе представляли, с кем мы там можем встретиться. Мало того, зачастую они знали родителей наших детских друзей и недругов. Сейчас, когда мой сын тусуется во „ВКонтакте“, я прекрасно понимаю, что никакого представления о том, с кем он общается и что обсуждает, у меня нет». Кроме того, сейчас до 11% российских школьников сейчас имеют синдром дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ). Это влияет на их поведение.

История у детей нового поколения тоже другая: «Для нас с вами имя Ленина и все, что с этим связано, является общим контекстом. Когда же я общаюсь с учениками и говорю „Ульяновск“, у очень многих из них не возникает ровным счетом ничего. Зато, когда упоминаешь белые ленточки, все кивают, давая понять, что этот контекст им понятен. У них другая история».

Как говорит Фишбейн, другим детям нужна и другая школа: «Одна из значительных тенденций современного зарубежного образования — вынос урока за стены классной комнаты. Эти гиперактивные дети не могут учиться, сидя друг за другом в затылок. Необходимо переосмыслить урок, превратив его в экскурсию нового типа, придав ей характер игры, квеста, приключения».

Школа должна учить реальной деятельности: «Давайте задумаемся, какую деятельность мы предлагаем сейчас в школе. Мне кажется, что большинство учебных ситуаций у нас создаются искусственно. Но искусственно создаваемые учебные ситуации неэффективны, должна быть реальная деятельность с понятным результатом».

Лицей ВШЭ — это один из первых предуниверсариев в Москве, который создан как структурное подразделение вуза. «Запрос к нам от университета в том, чтобы по окончании 11-го класса уровень самостоятельности и ответственности учащихся был выше. Дело не только в ЕГЭ и не столько в ЕГЭ — ученик должен выйти из школы более самостоятельным человеком, способным быть успешным в условиях неопределенности и свободы выбора. Именно для этого и нужен наш лицей», — рассказывает Фишбейн.

Дети в лицее выбирают для себя два приоритетных направления обучения и самостоятельно выбирают учебный план: «Важно ведь понимать, что шансов на то, что ученик выберет все правильно, практически нет — у него слишком мало оснований для совершения правильного выбора. И чрезвычайно важным для нас является предоставление возможности перевыбора. В лицее каждый учащийся может перевыбрать направление обучения, предметы и уровень их изучения — для этого в лицее есть так называемые юрьевы дни. Их четыре за два года — и каждый раз можно все поменять».

«Кроме учебы как таковой по выбранным детьми предметам, ещё есть большое количество занятий со свободным посещением — факультативов. У нас их больше пятидесяти. Их три типа. Первый — достаточно утилитарный: например, подготовка к олимпиадам. Второй — культурно-развлекательный: хоры, КВН, „Что? Где? Когда?“. И третий очень важный — между собой мы их называем „факультеты ненужных вещей“. Это, например, норвежский язык. Казалось бы, ну зачем мне в 10–11-м классе норвежский язык? Но я хочу попробовать. То, что сейчас кажется совершенно ненужным знанием, может сыграть очень большую роль на следующем этапе жизни».

Дмитрий Фишбейн

В лицее есть отдельный предмет — теория познания, который позаимствовали из международной системы бакалавриата: «В голове у детей, да и у нас с вами предметы чаще всего отделены друг от друга: физика — это физика, химия — это химия, а биология — это биология. То, что это вообще-то единое естественно-научное знание, мы забываем. Поэтому задача предмета — постараться помочь учащимся сложить в голове научную картину мира: понять принципы научного знания, взаимосвязи и отношения. Это первая задача. А вторая задача предмета — в процессе учебной деятельности привить навыки критического мышления».

Лицей ВШЭ в этом году стал лучшей школой Москвы. Дмитрий Фишбейн рассказывал «Мелу» о том, всем ли нужно высшее образование и почему Высшая школа экономики — совсем не про экономику.

Ещё больше интересного и полезного про образование и воспитание — в нашем телеграм-канале. Подписывайтесь, чтобы ничего не пропустить!

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям
Комментариев пока нет
Больше статей