«Детям надо доверять — это первая заповедь»: почему учителям иногда трудно поверить в школьников

«Детям надо доверять — это первая заповедь»: почему учителям иногда трудно поверить в школьников

2 709
3

«Детям надо доверять — это первая заповедь»: почему учителям иногда трудно поверить в школьников

2 709
3

Мы часто пишем про новые подходы к образованию и интересные методики. В этот раз мы пообщались с Еленой Бессараб — учителем с 25-летним стажем, а сейчас — проектным менеджером АНО «Платформа новой школы» от благотворительного фонда Сбербанка «Вклад в будущее». Мы узнали у Елены, как школа может развить в детях самостоятельность и почему важно перестать контролировать каждый их шаг.

Что в первую очередь влияет на вовлечённость ребёнка в процесс обучения?

Механизм вовлечения работает, когда ребёнок сам понимает, что он будет изучать. Это ориентация не на темы, а на учебные цели — действия, которые сможет выполнить ученик. Описание цели формулируется «от ученика», на понятном ему языке («Чему я научусь? Зачем мне это нужно?»). То есть цель занятия озвучивает не учитель, как это рекомендуют в традиционных методичках: «Познакомить учащихся с историей Великих географических открытий конца XV–XVI веков», например, а сам ребёнок: «Я смогу узнать, что такое каравелла и т. д.». Казалось бы, это мелочи, но они сильно влияют и на вовлечённость, и на осознанность. Когда цель становится присваиваемой, ученик совершенно иначе выстраивает свою деятельность.

Второе — это непосредственно сценарий урока. Когда учитель отходит от фронтального вещания, а занятие начинается с мотивирующего задания, уровень вовлечения становится в разы выше. Например, учитель предлагает представить первооткрывателя. Каким он может быть? Все говорят, что это капитан, умудрённый опытом. А учитель добавляет, что из исторических источников известно, что таким путешественникам было от 20 до 23 лет, и проводит параллель со старшим братом или сестрой школьника. В этот момент происходит открытие — ребёнок смотрит на мировую историю как на часть собственной жизни.

Наконец, влияет и само устройство образовательного процесса. Например, в ПМО (Персонализированная модель образования с использованием цифровой платформы. — Прим. ред.) это модульное обучение. Содержание и объём модулей могут варьироваться в зависимости от индивидуальных траекторий ребят — каждый ребёнок учится в своем темпе. А значит, и вовлечение выше.

А кто ставит цели ученикам? Может ли ребёнок на них повлиять?

Сначала учебный план на платформе формирует учитель (по своему усмотрению он может менять модули местами, увеличивать или уменьшать их трудоёмкость), потом план переходит на класс, и каждый ученик видит его на личной странице. Цели на платформе разноуровневые: минимальный уровень — 1.0, максимальный — 4.0.

Уровень 3.0 считается целевым, его обязан пройти каждый ученик. При этом учитель может составить план на весь класс, а может — отдельно на Машу Иванову. А уж как этих целей достичь, ученик решает самостоятельно. Я люблю приводить пример с тренировками: представьте, что вам нужно пробежать марафон — это цель, а вот как к ней готовиться (одному, в группе, какие упражнения выполнять), решаете вы сами. Так и на платформе: много заданий, и ученик сам решает, какие из них выполнять.

А как такой подход влияет на учителей?

Меняется стиль общения педагога с ребенком: он становится менее директивным, более партнёрским. Представьте, что ребёнок выбрал цель 3.0 или даже замахнулся на 4.0, а уровень знаний у него недостаточный. Что в обычной системе может сказать ребёнку учитель? «Петя, ты что, собираешься сдавать историю? А ты знаешь, что история — это самый несдаваемый предмет?» А на платформе ребёнок сам видит, как он справляется с заданиями. И даже если результат его не устраивает, он всегда может сделать шаг назад — на уровень 2.0, заново освоить базовый уровень и вернуться к целям, которые он поставил. Педагогу тут не надо говорить лишних слов, которые могут расстроить ребенка: обратная связь, которая уже заложена в методологии, позволяет ребёнку это понять.

Ну и потом, все говорят про личностно ориентированный подход к ученикам, но вот как его осуществить, когда у тебя 30 человек в классе, мало кто представляет — это тяжело. А в ПМО всё выходит естественным путем.

Роль учителя меняется: он уже не просто объясняет тему урока, а предлагает разные источники информации

Дети на занятии открывают ноутбуки, смотрят цели, выбирают задания и решают их в своём темпе. Параллельно спрашиваешь, чем помочь, подходишь, общаешься.

Обычный урок — это чаще всего монолог учителя. У него не всегда есть возможность охватить всех детей сразу, а сейчас она появилась. При этом сами ученики в восторге, что стали соучастниками и сотворцами занятия. Я поначалу сомневалась — думала, все будут друг у друга списывать. Но нет, тут включается соревновательный момент: «Если Вася выбрал это задание, то я выберу другое». Они могут сидеть за одной партой, но выбирать разные упражнения.

А это всегда индивидуальная работа, или есть работа в группах?

Есть и групповые формы. Это тоже влияет на самостоятельность. Раньше как было: одна группа отвечает — другие слушают её невнимательно. В ПМО такого нет, потому что для групповых заданий есть чёткие критерии. Предположим, у ребят есть задание — подготовить ток-шоу об изменениях в жизни колониальных империй. Результат должен быть представлен в виде сценария, к нему даны чёткие критерии оценки. То есть дети не просто разыгрывают сценку, что, конечно, им очень нравится, а ещё и доказывают свою точку зрения через аргументы, которые они потом запишут в памятку-шаблон. Для того чтобы это сделать, нужно распределиться, понять, кто что будет делать, если человек хочет поиграть в телефон, надо с ним поговорить, объяснить, что без него группа задание не выполнит. Это максимальная самостоятельность в распределении ролей, коммуникации и постановке задач.

Нет больше такого, что самый сильный ученик, отчаявшись, делает всё один. Критерии распределены на всех

Конечно, иногда это детям даётся трудно. Бывает, что учителя не верят, говорят: «Да они ничего не смогут». Ну а как же они смогут, если ещё ни разу не пробовали? Те педагоги, которые стали по этой системе работать, сейчас детей иначе видят и понимают, насколько они самостоятельные.

Мотивированный ученик — это внутреннее ощущение или влияние системы?

Для объяснения подходит метафора с солёным огурцом: если свежий огурец бросить в рассол, он станет солёным. Среда меняет человека, и внутренняя мотивация важна — всё связано. Мы в программе «Цифровая платформа персонализированного образования для школы» хотим создать среду, в которой ребёнок почувствует себя ребёнком — в хорошем смысле этого слова, где он не встретит двуличия, фальши. В такой среде он изменится сам.

Я никогда не забуду историю из своего классного руководства: мальчишки ждали первого урока информатики — им хотелось поскорее увидеть школьные компьютеры. Но вместо этого они четыре урока переписывали в тетрадь технику безопасности. И больше ничего объяснять не надо — ожидания разрушены. Поэтому среда сильно влияет. Но и ПМО не волшебная палочка. Когда новшество вводится, оно поначалу вызывает сопротивление. Но, в конце концов, коллективы меняются: учителя смотрят по-другому, говорят по-другому. Среда влияет и на взрослых, и на детей.

А как родитель может повлиять на развитие самостоятельности в ребёнке?

Мне кажется, опека, которая незаметно перерастает в форму недоверия, сильно мешает. Поэтому детям надо доверять — это первая заповедь родителя. Ну и потом, к нашей платформе они могут в любой момент подключиться, посмотреть, что ребёнок выбирает в рамках образовательного процесса. Если дискуссия возникнет — тоже хорошо, ребёнок сможет аргументировать, почему он это выбрал.

Знаете, как много конфликтов возникает, когда родители свои мечты и планы пытаются реализовать в детях?

Дети часто просто не могут признаться, что не хотят сдавать химию, например. А на платформе родитель видит, какие ребенок выбирает задания по английскому, а какие по химии. И становится понятно, что к химии у него душа не лежит. Нормальный родитель не будет плохого желать, он путём наблюдения будет помогать ребёнку, ну или, по крайней мере, не мешать.

Какие вообще признаки говорят о том, что ребёнок растёт самостоятельным?

Идеальный вариант — когда ребёнок видит, что допустил ошибку, сначала расстраивается, а потом говорит: «Я возьму и узнаю, что по этой теме можно еще почитать и посмотреть, чтобы выполнить задание». Если есть внутренняя мотивация — это уже верх самостоятельности. Ещё бывает, что дети предлагают посмотреть фильм, приносят историю из дома или какой-то миф исторический — хотят понять, правда это или нет.

И опять же про доверие: вот я, например, выпускала 11-й класс, и со свойственной себе «мамкостью» (всё-таки я была классная мама) сильно вмешивалась в сценарий последнего звонка. В какой-то момент я уехала в командировку. Думала — ну, сейчас у них все провалится. Приезжаю, а там такой сюжет невероятный, что мне бы это никогда и в голову не пришло!

Вот она, самостоятельность — когда ученики всё, что ты им давал, впитывали, как губки, и выдали результат, который тебя саму ошеломил.

«Цифровая платформа персонализированного образования для школы» — это программа, призванная раскрыть личностный потенциал и развить самостоятельность во всех учениках российских школ. Пока такой формат образования внедрён частично — он действует в некоторых регионах России, но в будущем программа будет расширяться и по возрасту учеников (подключатся младшеклассники и старшие классы), и территориально.

Иллюстрации: Shutterstock (Lorelyn Medina, Teekatas)

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям(3)
Комментарии(3)
Спасибо за отличный материал! По теме ещё можно почитать про таксономию Марцано :)
Актуально.
Доверие к ученикам — это прекрасно, но не всегда. Учитель информатики, упомянутый в статье, несколько перегнул палку четырьмя уроками по ТБ, но он понимает, в отличие от автора, что все правила пишутсякровью.
Автор знает учителей информатики, раньше времени поседевших от монет, засунутых внутрь принтера, снятых с CD резинок, выкрученных шариков от мышей и винтов от системных блоков? Или хоть раз восстанавливал компьютер после «просто скачанной из интернета» игры? А ведь это только материальные и временные потери учителя. А если вот такой любитель самостоятельности полезет разбирать блок питания? Клавиатуру-то безопасно, а тут почему нет? Спойлер: без специальной подготовки, оборудования и допуска к работе профессионалы категорически не советуют этоделать.
Так что доверяй, но проверяй. И есть вещи, которые знать надо вне зависимости от желанийи интересов.
Кстати, современная система образования как раз детям доверяет куда большеучителей.
Еще один вопрос: увлечение модульностью точно не убьет системность знаний? Вы что-то специальное для этого делаете? У современных детей и так переноса знаний и навыков нет, невзирая на декларации ФГОС.
Больше статей