«А кем ты станешь, когда умрёшь?»: как говорить с детьми о смерти и учиться вместе горевать

«А кем ты станешь, когда умрёшь?»: как говорить с детьми о смерти и учиться вместе горевать

Время чтения: 6 мин

«А кем ты станешь, когда умрёшь?»: как говорить с детьми о смерти и учиться вместе горевать

Время чтения: 6 мин

Есть темы, на которые с детьми говорить очень сложно: жестокость, войны, предательство, смерть. Сложно подобрать слова, правильно отреагировать на реакцию, помочь и поддержать. Но это не значит, что этих тем надо избегать. Наш блогер, психолог Марина Войтюк, написала подробный текст о том, как по-разному дети реагируют на потерю близкого человека и как взрослым правильно выстраивать диалог с ребёнком в этот момент.

«А кем ты станешь, когда умрёшь?», — подслушала я однажды вопрос ребёнка. Дать ответ детям на вопросы о смерти та еще задача. Сказать, что жить на небе — значит сказать неправду. На небе живут облака, а облаком стать невозможно. Сказать что ангелом, значит тоже соврать, а врать нехорошо. Как говорить с ребёнком о смерти? Как дети реагируют на это явление? На что родителям стоит обратить внимание, а чего точно лучше не говорить? Давайте разбираться вместе.

Уход близкого изменяет человека, независимо от того, взрослый он или ребёнок. Но если взрослому в полной мере доступно понятие «смерть», то дети воспринимают это явление по-разному, в зависимости от возраста. И горюют тоже по-своему, по-детски. И это иногда совсем непонятно родителям. А ещё если переживание утраты пошло не так, это может отразиться на дальнейшем развитие ребёнка и повлияет на его будущее.

Реакция на смерть всегда разная. Она зависит от возраста ребёнка, его врожденной психической устойчивости, надёжности домашних, типа смерти и способности взрослых дать ребёнку утешение и восполнить пустоту, появившуюся после смерти близкого.

Что значит «умирать»

Понимание понятия смерти меняется в зависимости от того, сколько лет ребёнку. С момента рождения до двух лет дети, конечно, не осознают, что такое смерть. Но они эмоционально её переживают. Мало кто знает, но в раннем возрасте после утраты мамы у ребёнка может возникнуть даже младенческая депрессия.

В возрасте трёх лет дети уже способны кое-что понять о смерти. С помощью взрослого они учатся в повседневной жизни видеть неживое: высохший цветок или дерево без листьев, мёртвого жука на асфальте, голубя или домашнее животное, умершее от старости или болезни.

Если в этом возрасте произошла утрата важной для него фигуры — мамы, папы или другого значимого близкого, — то ребёнок, конечно, чувствует и переживает утрату. Он знает, что теперь нет близкого, и чувствует эмоциональную, а часто и физическую боль. Но его горе не похоже на горе взрослого.

Для родителей трёхлетки горевание их ребенка порой совсем незаметно и кажется, что он никак не реагирует на случившееся

Но это не так: в игре, в вопросах, в изменении сна, пищевого поведения можно рассмотреть признаки переживания утраты. А еще реакция может быть отсроченная, когда через полгода после события у ребёнка появятся поведенческие реакции.

«Ты сказала, что папа умер, но почему он не пришёл ко мне на День рождения?», — так могут спросить у близкого об умершем четырёхлетка, потому что именно так выражается неспособность понимания смерти в 4 года. В этом возрасте дети хотят позвонить усопшей маме по телефону, «зная» что она умерла, или обидеться на умершего дедушку, потому что тот обещал съездить с ним на рыбалку, и ждать это событие.

Младшие дошкольники понимают всё буквально. И если мама сказала, что папа ушёл на небеса, то для ребёнка эти небеса вполне реальное место. А если это реально, то папа вполне может оттуда вернуться. Поэтому крайне важно в разговоре о смерти с детьми говорить что это — навсегда. Что, как бы не хотелось снова увидеться, этого сделать больше не получится. Важно донести до ребёнка необратимость утраты.

По мере взросления дети, пережившие утрату в этом возрасте, создадут фантазийный образ умершего и будут пытаться сохранить его. Но могут и вытеснить воспоминания о нём, если только второй значимый взрослый не зафиксировался в какой-либо стадии горевания, и не вышло так, что ребёнок в своем развитии рос с подавленным горем вторым родителем.

Дети от 5-ти до 9-ти знают, что смерть есть, но они не задумываются, что она может произойти с ними. Смерть всё еще видится как обратимая, временная: они втайне от всех могут представлять и верить, что близкий не умер, что это такое «секретное задание», на которое кто-то позвал его родителя, и он все ещё его выполняет.

В подростковом возрасте, нижняя граница которого начинается с 10-ти лет, происходит более реалистичное представление о смерти и ее необратимости. Дети 10-12 лет знают, что смерть есть и в полной мере понимают её причины. В этом возрасте (и даже раньше) детям важны детали: они могут задавать вопросы: как именно умер, где лежал, были ли закрыты глаза, когда умер, куда увезли и так далее. Ребенку важно получить ответы и он может спрашивать об этом несколько раз. Это такой способ пережить случившееся, но близкие часто думают, что они что-то не так объяснили или что они уже всё объяснили и спрашивать больше не за чем, и злятся на детей из-за вопросов.

Старшие подростки, от 13-ти и выше, осознают смерть, как и взрослые. Но их реакция на горе часто выглядит для взрослых странной. Столкновение со смертью близкого может быть слишком угрожающим, поэтому бессознательно подросток отрицает её и не проявляет видимых признаков печали. Он не будет убит горем, как ожидает от него взрослый. Он будет «отрицать» потерю, пойдёт тусоваться с друзьями, а если и будет искать поддержки, то точно не у второго родителя.

Потеря потере рознь

Рассматривая смерть как потерю, стоит сказать и о других видах утрат. Ребёнок будет страдать и из-за потери любимой игрушки, расставания с другом, с любимым учителем, смены места жительства, развода родителей, физической травмы, потери домашнего питомца — все эти события оставляют непростые следы в жизнях детей. Смерть родителей, братьев или сестёр, близкого друга, бабушки или дедушки наносят ребенку глубокую травму.

По мере взросления потери накапливаются, и если эмоции, связанные с её переживанием не отработаны, не выразились в полной мере, это мешает дальнейшему нормальному развитию. Конечно, ребёнку не свойственно страдать месяцами. У него есть силы естественным путем преодолевать и пропажу любимой игрушки, и побег любимого кота Котофея. И даже потерю родителя. Но за время своего роста и развития ребенок часто получает от своих близких много вредных установок, касающихся выражения своих чувств, так необходимого в ситуациях переживания потери, и это блокирует выход эмоции, когда это действительно необходимо.

«Ты не должен плакать», «Злиться — плохо», «Ты должен быть взрослым». Ребёнок чувствует себя ответственным за благополучие окружающих его значимых близких

Он навсегда может сохранить тайный страх, что сам виноват в своей потере. И очень важно дать выплакаться, высказаться, поддержать, помочь ребёнку во время переживания потери, пусть даже самой маленькой. А ещё взрослому не стоит сдерживать собственные слёзы при ребенке. Детям важно видеть проявление эмоций у родителей. Именно так они учатся проявлять свои собственные эмоции, будь то слёзы радости или горя.

Как дети переживают утрату

Есть некоторые маркеры, говорящие о том, что дети переживают утрату. И переживают ее тяжело.

Так, в раннем возрасте безутешный плач, отказ от еды, нарушение дневного и ночного сна говорят о проявлении горевания. Дети могут перестать играть, младенцы могут длительно лежать в одной позе. У всех детей, оставшихся без матери в этом возрасте, отмечается снижение невосприимчивости к речи другого, они могут перестать смотреть в глаза, следить за взглядом взрослого, прослеживать движение игрушки. Они как будто эмоционально замирают.

Младшие дошкольники становятся менее активными, могут проявлять беспомощность, все время находится рядом, боятся оставаться одни в своей комнате, посреди ночи приходят к родителю, потому что приснилось страшное. Также может появиться агрессивность, регресс в более ранний возраст, вплоть до сосания пальца.

Младшие школьники тоже могут немного регрессировать, испытывать навязчивый страх, что умрет второй родитель. Могут быть проявления психосоматического характера, к примеру боли в животе, или головные боли без какой-то определенной причины.

Старшие школьники не проявляют своих эмоций «на людях», могут заняться чем-то, что связано с риском, тем самым бросая вызов смерти. Не ищут поддержки у взрослых, так как считают, что их не понимают. Могут быть «качели» в настроении — от ярких вспышек агрессивности и бури эмоций до полной отрешенности.

Горевание решает важные задачи

Горевание — болезненный процесс. Но у него есть свои этапы и свои задачи. В переживании утраты у детей принято выделять четыре фазы:

  1. отрицание,
  2. протест,
  3. отчаяние,
  4. разрешение проблемы.

И дети в процессе переживания утраты могут застревать на одной из фаз в течение долгого времени. Это нужно просто пережить. Если одна фаза не перешла в другую, для завершения горевания может потребоваться помощь специалиста.

Первая задача — признать факт потери: осознать, что близкий человек умер и никогда не вернётся. И здесь важно быть однозначным, не вводить при разговорах ребенка в заблуждение словами «покинул», «ушёл». Необратимость — это умер навсегда.

Прощание с умершим — это способ убедиться, что смерть случилась навсегда. Но быть или не быть на похоронах — вопрос очень индивидуальный и зависит, в том числе, от эмоциональной устойчивости ребенка. Если родные решили, что ребёнок должен быть на церемонии прощания и погребения, важно в деталях рассказать ему как это будет. И главное — спросить у самого ребёнка, хочет ли он присутствовать на похоронах. И даже если он согласится, скажите ему, что можно передумать и отказаться. Главное слово — за ребёнком.

Вторая задача — пережить саму боль потери. И здесь важно выслушать, дать выплакаться. И еще раз пять объяснить что произошло. Во время горевания, в зависимости от возраста, дети чувствуют далеко не радужную эмоциональную палитру — это и непонимание, и покинутость, иногда отрешенность, укор, предательство. А ещё вину и страх, гнев, стыд, скрытую печаль, ощущение утраты контроля, желание позаботиться о родителях. И чего точно нельзя делать, так это запрещать выражать эмоции — от тихого плача до истеричного смеха у детей, от отстранения до агрессии у подростков.

Третья задача — наладить уклад жизни. Ребёнок теряет не только объект, к которому испытывал чувства, он лишается определённого уклада жизни. К примеру, папа забирал из сада или встречал после школы, готовил ужин, то есть умерший в семье брал на себя часть обязанностей, исполнял какие-то роли. И после его смерти образуется пустота, которую придётся заполнить.

Выстраивание нового отношения к умершему — последняя, четвёртая задача горевания. Она выполняется постепенно, с течением времени. В итоге печаль становится светла и все продолжают жить. Только теперь по-другому.

Вы находитесь в разделе «Блоги». Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям
Подписаться
Комментариев пока нет
Больше статей