«Единственное, чего я хочу после работы, — упасть и лежать»: честно об учительском выгорании

«Единственное, чего я хочу после работы, — упасть и лежать»: честно об учительском выгорании

К концу учебного года, конечно, все устают. Но некоторым хватает пары выходных, чтобы перезагрузиться и вернуться к работе полным сил и энергии, а некоторым и недели отдыха будет мало. Наш блогер, учитель Екатерина Бирюкова, рассказывает про выгорание и причины, которые могут к нему привести.

В ноябре я написала текст про способы, которые помогут научить детей ответственности. Через несколько дней мне пришло письмо на почту с благодарностью. В этом же письме меня попросили написать пост о профессиональном выгорании.

Вдохновленная классным руководством и преподаванием литературы в старших классах я, конечно, не думала ни о выгорании, ни о том, как с ним бороться. Мне казалось, что все будет получаться играючи. Но я ошиблась. Потому что выгорает не только тот, кто остыл к своему делу, но и тот, кто задыхается в бесконечном потоке задач, которые на себя взял (потому что так надо было?).

Сейчас апрель, весна, время глубокого вдоха перед летом и последний рывок для тех, кто учится и преподает в школе. Но единственное, чего я хочу после работы — упасть и лежать. Мысли о проверке и подготовке к урокам меня расстраивают. Почему? Наверное, это часть погружения в работу.

1. Сложно найти «свой» стиль преподавания

Мой преподаватель в университете сказал, что первые лет семь в школе я буду блуждать в темноте, учить по наитию, заваливать детей ненужной работой. Потому что сама еще не буду понимать, что нужно, а что — не очень. В школе тяжело учить так, как подсказывает сердце, потому что сердце не шепчет мне «дай опрос».

Я рада, когда дискуссия удается такой, какой я её задумываю, когда сочинения по литературе не списывают в интернете. Но так, конечно, происходит не всегда. Каждый раз я анализирую и придумываю, как еще мотивировать ребенка прочитать текст: рассказать захватывающую историю, обсудить книгу с одноклассниками, попросить родителей поговорить с детьми о произведении.

Пока весь материал, который я даю, кажется мне кучей в стиле Плюшкина — хватаю везде по чуть-чуть. Эта куча растет, я все время думаю, что вот-вот к ней обращусь, но в итоге забываю, что там вообще в ней находится и как мне это поможет в работе.

2. Конфликты в коллективе

Я поняла, что в новом учебном году для всего, что происходит в школе — конкурсы, собрания, проекты — нужен фильтр. Я не хочу провалиться, некачественно делать свою работу, прекращать шутить и придумывать уроки только потому, что устаю.

Сейчас можно закатить глаза: «А кто не устает?». Но устаю я не от учеников, не от уроков, а от шума и агрессии. Почти все рабочие моменты решаются на повышенных тонах, с претензией, ты как-то сразу виноват. Наверное, здесь рождается неудовлетворенность в работе. Я пытаюсь общаться с учениками, спорить, обсуждать, а мне отвечают: «А почему сочинения не пишете?». Да как их писать, когда на уроке нет общения, когда я их не слышу и не чувствую?

3. Нет фидбэка

Кажется, я сражаюсь с ветряными мельницами, настаивая, что ни одна лекция не сравнится с живым обсуждением. Только после того, как детей услышат, дадут право на ошибку, не осудят за дерзкие мысли (только потому, что они не ваши), получится и сочинение, и эссе, и ответ на любой вопрос. Ведь зачем мы вообще приходим и встаем каждый день перед ними? Не для того ли, чтобы услышать новое? Вдохновить их и направить?

Так когда происходит выгорание и что с ним делать? Наверное, тогда, когда обмен мнениями между учеником и учителем останавливается и всё застывает. Уверена, что это часть настройки учителя в школе — пройти путь от опроса для меня до вопроса от них.

Вы находитесь в разделе «Блоги». Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Фото: Unsplash / Taylor Wilcox

Комментарии(4)
Сложная и недооцененная тема. У нас считается, что учителя не должны уставать, это же любимая работа. И конечно же платить за любимую работу тоже не обязательно :)
Смех и слёзы!
Быть настоящим всегда трудно.
Больше статей