«После анорексии». Обращение к себе спустя 6 лет | Мел
«После анорексии». Обращение к себе спустя 6 лет

«После анорексии». Обращение к себе спустя 6 лет

Тем, кто столкнулся с анорексией, страдающим и их родным
Время чтения: 8 мин

«После анорексии». Обращение к себе спустя 6 лет

Тем, кто столкнулся с анорексией, страдающим и их родным
Время чтения: 8 мин

Анорексию многие считают капризом, который внезапно за собой повлёк тяжёлые последствия: «Худела, худела и дохуделась! Сама виновата!». Между тем, случаев расстройств пищевого поведения в нашем обществе становится всё больше и они «всё моложе». Наш блогер Инна Пак рассказывает о своём опыте жизни с анорексией.

Всё про ЕГЭ. Рассылка
Для тех, кто готовится к главному школьному экзамену

Про расстройства пищевого поведения

Расстройства пищевого поведения (РПП)  —  это не про видение своего тела. Дисморфобия (телесная дисморфия, искажение видения своего тела) не обязательно связана с РПП. Эти круги часто пересекаются, но дисморфия  — это отдельная история. Общее одно: и РПП, и дисморфия  —  не блажь, которую можно исправить просто по желанию. По моим ощущениям, РПП по уровню контроля над собой чем-то напоминает дереализацию. Есть что-то сильнее тебя. Здесь нужны продуманные действия и помощь.

РПП  —  это не только про девочек, не только про девушек, не только про подростков. Это про любые социальные группы.

Я худела. Но РПП  —  это не обязательно «40 кг», спектр проблем намного шире. Мне повезло, что моя история легко читаема  —  резко похудела в 16 лет, словила бесплодие. Иногда РПП не отражается на весе: при «нормальном» индексе массы тела человек внутри бьётся в агонии ненависти. Ему говорят, что всё нормально, а на самом деле нет. Вот где ад.

Для меня есть два максимально точных описания происходящего при РПП:

  1. Глава «Ничего для Элис» из «Биология желания» М. Льюиса. Книга про зависимость. Да, вы верно поняли суть  —  РПП как зависимость. Книгу можно найти в документах во «ВКонтакте».
  2. Строки Флоренс Уэлч из «Hunger», в которых кратко собран весь мой опыт: «At seventeen, I started to starve myself. I thought that love was a kind of emptiness. And at least I understood then the hunger I felt and I didn’t have to call it loneliness».

РПП долгое время считались расстройствами-спутниками более «крупных» расстройств, например, депрессивного или тревожного. Сейчас мнения учёных разнятся.

Мне ближе всего история о связи тревожности и расстройств пищевого поведения. В ней есть два полюса: либо попытки через питание контролировать мир, либо нервное заедание. Между ними и/или вокруг них  —  сотни спектров.

Сразу оговорюсь, я тут пишу про анорексию. Есть ещё булимия и binge eating disorder,  но я это не переживала, поэтому не будут ничего говорить. Нейробиологи говорят, что РПП всё же схожи по природе, но там, где написано «анорексия”  —  это именно про неё. Где написано «РПП»  —  это теория, вычитанная из проверенных источников.

Полюс А. Абсолютный контроль над питанием создаёт островок спокойствия в хаотичном мире и является нездоровым механизмом уменьшения тревоги

  • Всё просто: не ешь  —  худеешь. Действие получает линейное позитивное подкрепление. «Заслужить любовь» казалось сложнее: я очень старалась, видит Бог, безумно старалась быть хорошей, но в своих глазах осталась человеком, получившим всё незаслуженно. Здесь всё было предсказуемо и приятно: больше движений  —  меньше жира. О том, что любовь нельзя «заслужить», я догадалась в 23 года.
  • Даже при строгом урезании потребления человек может испытать необычайную эйфорию и огромный прилив сил  —  любая строгость к себе первоначально мобилизует. За счёт стресса человек полон энергии, так как природная функция стресса  —  мобилизация. Резкие ограничения в еде дают энергию. И это же хорошо, что ты полон сил? Но чем дольше длится наполненность энергией, тем болезненнее расставание с эйфории.
  • Анорексия может тешить «самолюбие» (мне не нравится упоминание любви в этом слове, но Эго  —  сомнительный термин): ты хорош/а, ты обладаешь контролем над собой. Это очень опасное состояние, при котором человек будто погружается в себя, создавая защитный буфер, сквозь который ничего не слышно. Наступает странный этап, где остальные тебя не понимают, но ты-то знаешь себя лучше всех! Вот, как славно у тебя получается себя контролировать, а все остальные просто слабые, очень слабые!

Примерно это шепчет анорексия. Мне очень странно это вспоминать. Но у меня был момент «это просто вы не смогли  —  вы просто ноете, что хотите похудеть и ничего не делаете», я часто вижу его в монологах людей с РПП. Более того — мы живем в культуре «обязательно нужно похудеть», в которой спровоцировать РПП очень просто. При этом твоя самооценка парадоксально находится где-то на дне: ты постоянно ощущаешь, что тобой недовольны, ненависть к себе сильнее всего остального. Ты стремишься к нарисованному идеалу, чтобы убежать от себя.

В этом царстве «Я» анорексия становится близкой и понимающей подругой: этому способствует и стигма вокруг расстройства, и не всегда здоровое крупное коммьюнити

У «групп поддержки» есть недостаток  —  групповая эмоциональная нестабильность и склонность к массовой истерии. Собирается много людей, которые не ощущают границы, растворяясь в других. Без контроля специалиста эти группы  —  очень рискованное мероприятие. Правда я через такую и выбралась. Если бы не Наташа Muzzy и Николь с форума Elle Girl, я бы вообще черт знает, где бы я была. Эти имена должны тут прозвучать, это отдельная история, поэтому мне была так важна моя статья про депрессию на сайте Elle Girl.)

К сожалению, худоба в обществе  —  благо. В случае анорексии это способствует неадекватному ощущению превосходства над другими с огромными пятнами ненависти к себе. Получается комплексная неразбериха эмоций, поведения, ощущений. Я связывала свою ценность со способностью самоконтроля. И когда это исчезло, я рухнула окончательно.

Полюс Б. Про нервное заедание сказано много, но почему-то никто не слышит. От внешнего «просто начни / перестань есть» до внутреннего «я просто возьму себя в руки»

Переедание/недоедание могут быть вызваны (суб)депрессивными состояниями или тревожным расстройством, сбоями со сном, страхом отвержения  —  еда ведь не отвергает. Еда дает радость, а мир  —  нет. Проблема именно в этом, а не в самоконтроле. Конечно же, большинство скажет, что «мне/тебе/ему/ей просто нужно взять себе в руки». Но наличие системных проблем, снижающих качество жизни  —  это повод обратиться к врачу. Это решаемая проблема.

Не бывает силы воли в привычном понимании, какого-то врожденного качества, за отсутствие которого себя стоит убивать. Такое восприятие порождает стереотип «если у тебя не вышло, ты прокаженный»  —  это свойственно для восприятия зависимости в целом. Нет «людей второго сорта, которые просто не хотят». Есть исчерпываемый ресурс нервной системы, который ты используешь до какого-то лимита.

Если батарейка села, ты себя не заставишь. Компульсивное переедание  —  это не проблема сама по себе. Это сигнал, что есть более глубокие расстройства.

Спектр 1. Иногда ограничения в еде  —  желание себя наказать

Ощущения от ограничений такие же. Вообще при применении к себе механизма «надо» подключается тот же механизм, что и при болевом ощущении. Селфхарм  —  это боль. Голодание  —  это боль, через которую ты якобы чего-то добиваешься. Это неправильно, невероятно грустно и катастрофически изолирующе. Разрешите другим себе помочь. Никто в мире не может быть столь ужасен, чтобы не заслуживать поддержки.

Я тут переводила про селфхарм. Возможно, эта тема близка тем, кто переживает РПП. Пожалуйста, не делайте так. Не осуждайте тех, кто так поступает. Один из самых близких мне людей бьёт себя ремнем по ноге. Другой самый близкий пьёт алкоголь как не в себя. Мне за них больнее, чем за себя.

Спектр 2. Ограничения — срыв — стыд — ограничения

Именно так выглядит схема любого сбоя в питании. Я бы начинала с «выбивания» звена стыда. Стыд никогда никому не помогал, не делал более здоровым. Он похож на боль. Боль требует гиперкомпенсации  —  заедания. Убирайте стыд. Ограничения в питании —  не повод для гордости. Отсюда  — нарушение придуманных собой правил не делает тебя мусором. Это какое-то очередное когнитивное нарушение , смесь катастрофизации и не пойми чего.

Спектр 3. Да, телесная дисморфия — та ещё дрянь, конечно

Мне было 16, когда я похудела с 52 до 34 за полтора года. В 38 кг мне казалось, что ну вот, наконец-то я перестала быть толстой. Я реально считала, что нормальная нога  —  это та, которая помещается в окружность между большим и средним пальцем двух ладоней.

На одном из старых фото во мне 38 кг, а мой парень начинает тонко намекать, что что-то не так и я, похоже, умираю. Я до сих пор благодарна ему за то, что он делал это тактично. Но и худеть я начала после его фразы «если хочешь, худей», которую я восприняла как призыв.

Спектр 4. Перфекционизм

Я хотела быть лучше. Я хотела быть сильнее и собраннее. Очень часто анорексия  —  это «болезнь отличников». Ты показываешь себе, что можешь. Твои усилия дают линейный результат, действия получают позитивное подкрепление. Это зависимость. Это тюрьма в себе и вечный внутренний монолог. Господи, самым счастливым днём стал тот, когда я от него избавилась.

Про ремиссию

Говорят, что при РПП возможна только ремиссия, а не полное излечение. По себе могу сказать, что, когда утихают депрессия и тревожность, у меня с едой всё в принципе нормально. Есть те, у кого кроме РПП нет иных симптомов. Мы все очень разные, психика каждого индивидуальна. Нужно искать своего специалиста.

Я бы сказала, что для выхода нужен «проводник», человек, которого ты любишь, доверяешь, уважаешь. Это может быть врач и дополняющий его близкий доверенный. Этот человек не даст тебе свернуть и поддержит во время срывов.

А они будут. Скорее всего, десятки. Но в один день ты сможешь дышать и не считать, сколько калорий в еде или же ненавидеть себя за всё съеденное и отклонение от режима.

Это просто еда. Ты больше этого. Ты больше собственных ожиданий. Ты больше депрессии/тревоги/ПРЛ/ОКР/шизотипического расстройства внутри тебя. Если рисовать диаграммы, то ты  —  самый широкий круг, в котором есть место свету и спокойствию, если даже сейчас 80%  —  это боль.

Если вы близкий человек, помните:

  1. Агрессия вызывает отторжение и замкнутость. Ни-ка-кой агрессии. Никогда. Даже пассивная агрессия в данном случае очень опасна.
  2. Давайте повторим как мантру. Это нельзя перебороть, «просто подумав и захотев». Нельзя. Да, вообще нельзя.
  3. Могу повторить ещё раз. Пожалуйста, оставьте эти мысли для тех, кто продолжит калечить своих друзей и детей. Действия по борьбе за здоровье должны быть скоординированы, тщательно продуманы и, пожалуйста, не отрицайте, что человеку нужен психотерапевт. Рискну сказать, что практикующий клинический специалист, специализирующийся на РПП.
  4. Нельзя ругать человека за расстройства пищевого поведения . Как  нельзя ругать человека за то, что ему больно, а он пытается смягчить эти страдания. Сбои в питании, селфхарм, суицидальные мысли  —  это всегда реакция на боль. Нужно работать с этой фундаментальной проблемой при помощи врачей, которые понимают, что делают.
  5. Если ваш близкий постоянно тревожится и грустит, то, пожалуйста, не надейтесь превратить его в жизнерадостного активиста КВН-щика из местного Студсоюза. Люди бывают разные: в мире есть место и КВНщикам, и необщительным ребятам с конца аудитории. Главное, чтобы человеку было комфортно с собой.
  6. Любите и принимайте. Это безумно сложно, но всегда сглаживает жжение в душе, от которого хочется выть. Только постарайтесь всё-таки не нарушать личные границы и «не растворяться в заботе»  —  вопреки сложившемуся стереотипу это не всегда верная стратегия.

PS: Любительская рубрика «что говорят научные статьи на английском» (при спонсорстве NCBI)

Также в различных исследованиях встречаются предположения/утверждения, что

  • РПП  —  это наследственное расстройство, а наиболее эффективный вид терапии  —  семейная. Вообще это логично даже вне вопросов нейробиологии, потому что нездоровые паттерны приема пищи могут передаваться от родственников. Если твои родители «заедают» стресс, а потом встают на весы и начинают себя ругать  —  ну вполне логично, что ты вырос таким же. Начинать нужно оттуда.
  • К сожалению, фармакология имеет низкий процент эффективности при РПП. Около трети пациентов вообще никак не реагируют ни на нейролептики, ни на селективные ингибиторы обратного захвата серотонина.
  • Даже после возвращения к нормальной жизни для людей, перенесших РПП, характерны перфекционизм и Harm Avoidance по опроснику темперамента и характера Клонингера (если коротко, то ты не становишься весёлым).
  • Мне понравилась статья про микрополяризацию при РПП у подростков. В данном случае сеансы (в течение 6 недель) использовались как дополнение к терапии и приему атипичных антипсихотиков. В эксперименте была очень маленькая группа (23 подростка, но где вы найдете ещё родителей, которые согласятся отдать ребенка на эксперимент), а также возможен эффект плацебо. Но в статье отмечен интересный момент: микрополяризация вроде как позитивно сказалась на индексе массы тела, но в случае контрольной группы никак не сказалась на психологических факторах. А их море  —  самооценка, тревожность, избегание и так далее. Нужно учитывать не только физическое состояние. Это очень важно.

Instagram: @meandmyed.art

Вы находитесь в разделе «Блоги». Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Всё про ЕГЭ. Рассылка
Для тех, кто готовится к главному школьному экзамену
Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям
Комментариев пока нет
Больше статей