Детский летний лагерь: памятка тревожного родителя | Мел
Детский летний лагерь: памятка тревожного родителя
  1. Блоги

Детский летний лагерь: памятка тревожного родителя

2 841
0

Детский летний лагерь: памятка тревожного родителя

2 841
0

Детский летний лагерь — целое пространство вариантов: он может оказаться лучшим временем года, а может и не оправдать ожиданий. Родители ломают голову, как убедиться в правильности сделанного выбора: одни опрашивают знакомых, другие читают отзывы в интернете и фейсбуке. Сегодня на вопросы тревожных родителей отвечает Наргиз Асадова, продюсер летней научной школы Exupery в Латвии.


Наргиз Асадова — продюсер Exupery Summer School. В 2016 году основала в Москве центр дополнительного образования — Школу профессий будущего «КрашПро». Эксперт Фонда Сбербанка «Вклад в будущее» и «Рыбаков Фонда».


1. Как убедиться, что ребёнок будет в безопасности?

Первым делом нужно узнать, кто организует лагерь. Если бы я ранжировала летние лагеря и школы по безопасности, в высшую категорию самых безопасных я бы внесла летние программы и лагеря при школах и вузах. Организует такие лагеря персонал, который постоянно работает с детьми, несёт ответственность за детей круглый год. А значит, эти люди знают всё досконально: законодательство, требования к системе пожарной безопасности, здравоохранению. На другой конец шкалы — к самым небезопасным — я бы поместила летние форматы отдыха по сценарию фильма «Географ глобус пропил»: сплавы на байдарках, походы, где подростки могут потеряться или покалечиться. Между этими двумя полюсами находятся выездные лагеря на турбазах, но они очень отличаются друг от друга.

Обязательно нужен официальный договор, который будет включать в себя все ответственности сторон и форс-мажоры. Наконец, нужно уточнить, как организована медицинская помощь на месте. В хорошем лагере должен быть постоянный медицинский сотрудник, а если лагерь выездной и находится в другой стране, детям нужно оформить медицинскую страховку.


2. Ребёнок будет на связи? А вожатые?

У вас должен быть контактный телефон и контактное лицо в лагере, с которым можно будет держать связь. Например, у нас в школе это два человека — директор и администратор. Они оба доступны для общения, совместно с родителями заполняют анкеты на ребёнка, договариваются о времени и месте встречи.

Если в лагере детям запрещено пользоваться телефонами, то прямой контакт в режиме 24/7 ещё более важен. У нас в лагере не запрещены телефоны, только во время некоторых занятий. Бывают лагеря, где телефонами пользоваться нельзя, но есть контакт с преподавателем, который ежедневно информирует родителей, как прошёл день. Если для родителей такого формата связи недостаточно или он неприемлем, надо подумать заранее, соглашаться или нет на эти правила.


3. Что будет, если ребёнок заболеет? Вдруг ему не помогут?

На мой взгляд, в лагере должно быть правило, что если ребёнок заболевает, то родитель узнаёт об этом в тот же день. Медицинский сотрудник лагеря окажет необходимую первую помощь и, если это необходимо, сопроводит в больницу. Например, ребёнок простудился, у него небольшая температура, лёгкий насморк. Родителю сообщают об этом и говорят о рекомендациях врача лагеря (постельный режим, жаропонижающее, ситуация штатная). Если уже были прецеденты, что ребёнок заболевал, а родителя решили «не волновать» и ничего не сказали, то это повод задуматься, отдавать ли детей в этот лагерь снова.


4. Должно ли быть личное пространство у ребёнка и как разграничить его с контролем и безопасностью?

В лагере важно соблюдать баланс между безопасностью и личным пространством. Например, в душе желательно обеспечить индивидуальные кабинки, а за порядком и безопасностью может следить вожатый того же пола, что и дети, не вмешиваясь в интимный процесс и не нарушая границ ребёнка. Личный досмотр в современном детском лагере уже не производится, за исключением форс-мажорных ситуаций, когда у вожатых или педагогов есть серьёзные подозрения, что у подростка есть с собой наркотики или алкоголь. Впрочем, если ребёнок в лагере пойман за распитием спиртных напитков, это может сразу грозить исключением без всякого досмотра.


5. Можно ли защитить ребёнка от травли в лагере?

Одна из главных задач коллектива лагеря — создать командную атмосферу, в которой травля или буллинг невозможны. Как правило, травля происходит там, где нет желания совместно работать над результатом, где каждый сам за себя. Например, у нас в рамках подготовки педагогов и вожатых к летней смене проходит тренинг о том, как вовлечь ребят в командное взаимодействие, как подружить их, как не допустить буллинга и эффективно разрулить неприятную ситуацию.

Если вы подозреваете, что в лагере что-то идёт не так, нужно поговорить с ребёнком, а также с кем-то из взрослых, чтобы правильно оценить ситуацию. Здесь мы снова возвращаемся к вопросу о доверии людям, которые организовывают лагерь.


6. А если ребёнок не будет тянуть образовательные проекты?

В нашей летней школе мы работаем по системе проектного обучения, и эта технология позволяет каждому принимать участие в проекте по мере сил. Допустим, учебный проект связан с программированием, а в процессе работы ребёнок понимает, что он не тянет или не горит проектом. Тогда можно взять другую роль в этом проекте — например, оформить или организовать презентацию. В процессе подготовки каждый выруливает на лучшую для себя роль, и чувство сопричастности остаётся у всех. Педагогический результат — все дети попробовали себя, поняли, где у кого сильная сторона, прошли этапы проектирования от идеи до реализации, каждый проявил свои таланты. Задача педагога в этом концепте — увидев сильные стороны ребёнка, дать им возможность проявиться.


7. Как быть с языковым барьером в летней школе на иностранном языке?

Именно лагерь или школа — отличный способ поработать с проблемой языкового барьера. В доброжелательной атмосфере — а это главная задача педагогов в летней школе — ребёнок расслабляется и начинает включаться в беседу по мере своих возможностей, раскрываться. Ещё один аргумент — необходимость общаться с другими детьми на иностранном языке. Если школа международная, английский будет универсальным языком общения, а значит, разговор и общение на нём неизбежны. К тому же общение с другими детьми с разным уровнем владения языком снижает требования к себе говорить безупречно и в конечном итоге развязывает язык. Наконец, во многих школах, в нашей в том числе, можно взять дополнительные уроки интенсивного английского.


8. Как объединяют детей разного возраста в одной программе, чтобы всем не было скучно?

Идея смешивать разные возраста в одной команде мне кажется правильной только в определённых рамках. Мы делим детей на группы 10–12 лет и 13–15 лет. Это разные этапы пубертата, а значит, стили поведения у детей и зоны воздействия на них разные. К детям раннего пубертата (10–12 лет) можно подходить и переключать их, условно, хлопнув по плечу и сказав: «А давай пробежимся!» К 13-летнему ребёнку нужно стучаться через мозг, через эмоции. Отсюда и разные приёмы выстраивания работы с группой. Поэтому в серьёзных образовательных программах разные возрастные группы лучше не смешивать.

На занятиях, связанных с искусством, можно смешивать возрастные группы от 5 до 95 лет. Степень участия у всех будет разная, это правда. Ровно как и во взрослой жизни.


9. Как узнать, чем будут кормить ребёнка?

Надо попросить заранее прислать меню (оно у приличного лагеря есть всегда), узнать, с какой кейтеринговой компанией лагерь сотрудничает. Если организаторы не спрашивают про аллергии у ребёнка, то, скорее всего, их не будут учитывать. Если меню не предоставляют — это повод не ехать: скрывать в этом вопросе нечего.

В нашем лагере я за этот вопрос совершенно не переживаю: наш подрядчик — лучший ресторан Юрмалы, который умеет соблюдать пищевые ограничения и при этом кормить вкусно и полезно.


10. Нужен ли вообще ребёнку лагерь, или лучше отправить его на море с бабушкой?

Лето такое длинное, что можно успеть и на море с бабушкой, и в лагерь, и с родителями в отпуск, и волонтёром поработать. Подростки 11–15 лет особенно активно ищут себя и своё место в социуме. Лагеря и летние школы тем и хороши, что помогут в неформальной обстановке попробовать себя в разных ролях: познакомиться с профессией, прокачать навык, примерить разные социальные роли. Эта фаза начинается с 10–11 лет, когда формируются определенные нейронные связи, которые сопровождаются переменами психологическими, физиологическими, биологическими. Возраст 10–15 лет — период, когда нужны проекты, нужно проигрывать разные роли, нужно учиться входить в конфликт и выходить из него, примерять на себя разное.

Школа Exupery включает в себя детский сад, школу и летнюю научную школу. Обучение в школе ведётся на английском, французском, латышском и русском. Все иностранные языки преподают их носители.

Занятия летней школы в 2019 году пройдут по следующему графику:

  • первая смена — 1 июля — 12 июля,
  • вторая смена — 15 июля — 26 июля,
  • третья смена — 29 июля — 9 августа.

Открыт приём заявок на вторую и третью смену летней IT- и научной школы для детей 10–15 лет. Рабочий язык — английский. Тема — цели ООН по устойчивому развитию. В командах дети работают над экопроектами: в их распоряжении научные и IT-лаборатории, дроны, MAC-класс и 3D-принтеры.

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям
Комментариев пока нет
Больше статей