«Когда всё это изучать?». Педагог Леонид Кацва — об отказе от «европоцентризма» в школьном курсе истории
«Когда всё это изучать?». Педагог Леонид Кацва — об отказе от «европоцентризма» в школьном курсе истории
«Когда всё это изучать?». Педагог Леонид Кацва — об отказе от «европоцентризма» в школьном курсе истории

«Когда всё это изучать?». Педагог Леонид Кацва — об отказе от «европоцентризма» в школьном курсе истории

Леонид Кацва

13

02.02.2022

Изображение на обложке: VectorMine / shutterstock

Особенность новой концепции преподавания школьного курса всеобщей истории — отказ от «европоцентризма». О Европе теперь будут рассказывать меньше, о странах Африки, Азии и Латинской Америки — больше. Учитель истории московской школы № 1543 Леонид Кацва уверен: политической подоплеки в этом нет. Но что тогда происходит? Педагог объясняет это в своем посте — публикуем его полностью.

Последняя новость с нашего школьного «поля» показалась ошеломляющей: вот-вот появится новая концепция исторического образования в средней школе, в которой основное внимание будет перенесено с Европы на Азию, Латинскую Америку и даже Африку. О чем и заявил сопредседатель РИО академик А. О. Чубарьян. На фоне бесконечной антизападной истерики в Думе и по ТВ эту новость трудно было воспринять иначе как в политическом смысле: ну его, клятый Запад, будем теперь изучать историю дружественных Китая, Индии, Кубы, Венесуэлы и Конго с Эфиопией и Анголой.

Соответствующие комментарии и полились потоком.

Хотелось бы, однако, успокоиться и посмотреть на ситуацию по возможности с профессиональной точки зрения. Во-первых, изучение истории в отечественной школе традиционно россиецентрично. Между тем Чубарьян говорил только о концепции преподавания параллельного курса всеобщей истории.

Во-вторых, разговоры о необходимости преодоления европоцентризма идут не первый десяток лет. Надо признать, они имеют под собой некоторые основания. Бесспорно, нехорошо, что в российской школе практически не изучается история ведущих современных стран Азии. При изучении Древнего мира Китаю и Индии отводится по 2 часа, в течение которых никакого представления об этих цивилизациях дать невозможно, а в курсе истории Средневековья они и вовсе отсутствуют.

Об арабских странах речь заходит лишь в связи с возникновением ислама и арабскими завоеваниями Средневековья, Турция же и вовсе появляется на страницах учебников лишь как завоеватель Византии, а позднее — как противник России в Русско-турецких войнах. Япония всплывает в курсе в связи с революцией Мэйдзи, Индия и Китай — как объекты колониальной или полуколониальной экспансии. Про изучение этих стран в ХХ веке умолчим: там и на Европу времени не остается, впереди ЕГЭ…

Так что мотивы благородны и понятны. Но возникает другое препятствие: когда все это изучать?

Да и не только это: еще ведь и Африка, и Латинская Америка! И что собираются сокращать в курсе истории Европы, и так уже ужатом до предела? В беседе с учителем Петром Мазаевым в передаче канала «Москва 24» А. О. Чубарьян заверил, что никто не собирается сокращать материал по истории Европы, речь идет о расширении сведений о других регионах. На изумленную реплику «Но так это же не впишется в имеющиеся часы!» академик ответил, что, конечно, не впишется, поэтому он уже написал письмо министру с просьбой увеличить количество часов по истории. Далее возникла беседа о том, что нужно отойти от заучивания фактов и перейти к изучению «больших концепций». Какие именно большие концепции имелись в виду, мне выяснить у Петра не удалось.

К сожалению, вопрос далеко не так прост. Академик Чубарьян, далекий от школы, может не понимать, что существуют предельно допустимые нагрузки, что взять дополнительные часы на историю можно лишь за счет сокращения часов по другим предметам (каким?). Но самое главное не в этом. Теоретически часы можно и увеличить. А кто будет увеличивать ресурсы восприятия и усвоения в головах детей?

Несколько лет назад мне случайно удалось познакомиться с первым вариантом историко-культурного стандарта по всеобщей истории. То есть с проектом программы. Программы, а не учебника. Так там одной африканистики было больше десятка страниц. Представляете, во что это должно было вылиться в учебниках?

Иллюстрация: Inspiring / shutterstock

Почему так вышло? Потому что стандарт готовили историки-специалисты без методистов, без учителей, без психологов. Каждый впихнул туда то, чем занимается всю жизнь. Там были названия давно исчезнувших африканских государств, которых нет даже в вузовском учебнике истории Востока. Наверное, позже это все подсократили. Но так делать нельзя, это непрофессионально.

Составляя программы, надо помнить: ребенок один, предметов у него много, а в сутках 24 часа и ни часом больше

Иначе говоря, когда учителя говорят «Нельзя впихнуть невпихуемое», они ведут речь не о часах, а о познавательных возможностях, в том числе возрастных.

А что касается вечной мантры «Надо перейти от заучивания фактов и дат к размышлениям», так давно уже вменяемые учителя перешли. Вот насчет «больших концепций» я сомневаюсь: во-первых, концепция — понятие историографическое, а историографию не случайно изучают даже не на младших, а на старших курсах истфаков, а во-вторых, концепции должны все же строиться на некоем объеме фактического материала.

Так что, мне кажется, изучение Востока и Африки все равно будет играть в школе второстепенную роль. Россия — страна европейская, влияние на нее Англии, Франции, Германии, Италии, даже Испании всегда было несравнимо с влиянием Китая, не говоря о Конго и Зимбабве.

А если с этим не считаться, то ситуация не улучшится, а ухудшится. Как иронически сказал один коллега, раньше дети ни черта не знали об истории Европы, теперь они будут ни черта не знать еще и об истории Африки и Китая.

Что до политики, то, мне кажется, здесь она примешалась случайно. Просто высказана идея, и без того плохо продуманная, была в самый неподходящий момент, когда обстановка и без того предельно нервозная. Извините, ежели разочаровал ожидавших политических обвинений.

Изображение на обложке: VectorMine / shutterstock
Комментарии(13)
Россиецентрично — ключевое слово в этой статье.
Фактически школьный курс истории нацелен на изучение истории своего отечества. С историей других стран знакомили в контексте их влияния на историю нашей страны.
Всё охватить нельзя, а данная концепция вписалась, под неё готовились кадры, для неё составлялись учебники. Чубарьян предлагает изменить россиецентричный подход? Но тогда надо сначала сформулировать цели нового подхода и принципы для отбора новых материалов по истории.
Чубарьян сформулировал хотя бы задачи учебного курса? При замене россиецентричности на многообразие исторических форм нужно изменять учебники и проводить переподготовку учителей истории, а это требует апробирования и последовательности при замене одного школьного курса на другой.

Пусть академику предоставят с десяток школ, которые согласны на проведение экспериментов. А по результатам можно будет конкретно обсуждать целесообразность изменений в школьной программе по изучению истории.
Вообще, насколько я поняла, даже из названия статьи (не говоря уж о тексте) речь идет как раз не о россиецентризме, а о европоцентризме. И именно его пытаются отменить. А мне вот очень жалко детей, над которыми опять собираются эксперименты проводить. И так уже сидят не разгибаясь, одни домашние задания, с каждым годом их все больше, а свободного времени все меньше.
Инициатива абсолютно безумная, т. к. действительно выльется во впихивание невпихуемого. В университете довелось попытаться изучить курс «Новая история стран Азии, Африки и Латинской Америки» — т. е. всеобщая история за исключением Европы с 15 до начала 20 века. Толстенный учебник, написанный коллективом авторов, где каждый писал о своем, наболевшем, дорогом лично ему, без всяких связей и концепций, т. е. просто набор статей, выстроенных по странам и в хронологическом порядке. Выучить это было не реально, да и какого-то представления о развитии исторического процесса курс не давал, он скорее напоминал лоскутное одеяло разрозненных фактов. Студенты называли курс «история Угандона» — т. к. зачем и как это сдать было загадкой. А дело было на истфаке — на третьем курсе, т. е. попытка изучения предпринималась людьми, имеющим неплохие навыки в изучении больших объемов информации. К счастью, вел у нас это все преподаватель-джапанист, который понимал тщетность изучения предмета, и он нам просто преподавал историю милой его сердцу Японии, так что хотя бы историю одной из стран мы более-менее освоили. Устраивать такой треш в школе — абсолютно бессмысленно и вредно, т. к. подобный предмет ничего кроме идиосинкразии у детей на слово «история» не сформирует.
Школьный курс истории, особенно всеобщей, — это попытка затолкать массу информации в предмет, который проводится 1-2 раза в неделю. Все понимают, что она мало кому нужна, поэтому не могут заменить уроками истории какие-то другие уроки, из-за этого времени на нормальное изучение недостаточно, но делают вид, будто бы успевают рассказать всё необходимое. Вот смотришь учебник по истории, читаешь, и видишь это чрезмерное сжатие в каждом параграфе. На быт простых людей и культуру отводится пара параграфов на учебник, времени нет на них, гос история важнее. Также отсутствует информация, как историю изучают, кроме вопроса с текстом из летописи какой-нибудь после параграфа.
Показать все комментарии