Написать в блог
«Наша задача — выпускать столяров и программистов в одном лице»
спецпроект

«Наша задача — выпускать столяров и программистов в одном лице»

Как краснодарский колледж обучает лучших в России мастеров по деревообработке
9 051
1

«Наша задача — выпускать столяров и программистов в одном лице»

Как краснодарский колледж обучает лучших в России мастеров по деревообработке
9 051
1

«Наша задача — выпускать столяров и программистов в одном лице»

Как краснодарский колледж обучает лучших в России мастеров по деревообработке
9 051
1

Гуманитарно-технологический колледж Краснодара попал в рейтинг лучших колледжей по результатам демонстрационного экзамена WorldSkills Russia. Алина Терехова поговорила с директором колледжа Юрием Юрченко и его заместителем Ириной Андросовой.

На каждом шагу говорят о том, что роботы совсем скоро вытеснят многие профессии, в первую очередь рабочие. Насколько, по-вашему, такие опасения оправданы?

Юрий Юрченко: Наверное, какие-то специальности действительно полностью исчезнут, но я бы скорее говорил о трансформации. Если мы 20 лет назад учили студентов работать рубанком, то сейчас они работают электроинструментом. И рядом стоит станок с числовым программным управлением (ЧПУ), который эту же деталь может сделать быстрее и точнее. Значит ли это, что ручному труду учить не надо? Почему сразу не выпускать чепэушников? Во-первых, такой станок стоит очень дорого и нескоро появится в каждом мебельном цеху. А во-вторых, чувствовать материал и уметь с ним работать по-прежнему очень важно. Профессионал-программист, не зная нюансов, не сможет сделать вещь. С ним всё равно должен сидеть специалист-столяр и что-то объяснять. Наша задача — выпускать столяра и программиста в одном лице. И, думаю, образование будет двигаться в эту сторону.

Юрий Юрченко

Но для этого, конечно, нужно современное оборудование, а оно дорогое. Как вы решили этот вопрос у себя в колледже?

Ирина Андросова: Наш колледж выиграл конкурс на право вести российско-германский проект: в 2006 году у нас открылся Центр технологии деревообработки с немецким оборудованием. А с 2007 года действует программа обмена: раз в два года наши студенты на неделю ездят в ремесленную школу имени Хюбша в Карлсруэ, а немецкие дети приезжают сюда. Они вместе работают в нашем центре. Например, последние два раза студенты безвозмездно делали столы и кровати для детского сада — и потом сами передавали туда мебель, общались с воспитателями и детьми.

Студенты краснодарского гуманитарно-технологического колледжа и ремесленной школы имени Хюбша в детском саду

Интересно, что к нам стали приходить учиться и девушки, и из Германии тоже приезжают девчонки. Обмен преподавателями и мастерами происходит ещё чаще — пять раз в год. Сейчас много индивидуальных предпринимателей делают мебель, в том числе в небольших мастерских, так что мебельные технологии очень востребованы.

Чему мы учимся у немцев, а чему — они у нас?

Ирина Андросова: Учимся пока в основном мы. Банально, но аккуратности, точности, перфекционизму. Мастер производственного обучения школы имени Хюбша Петер — настоящий трудоголик, который всю душу вкладывает в обучение студентов столярному делу.

Юрий Юрченко: У немецких спонсоров свои цели, в том числе рекламные. Проработав на их оборудовании, студенты в будущем предпочтут эти станки китайским. Второй момент — немцы оборудование в Россию продают, а операторов, которые умеют с ним обращаться, не так много. Эти ЧПУ практически везде работают только на 30% своих возможностей, потому что нет специалистов, которые могли бы раскрыть этот потенциал. Центр деревообработки таких мастеров готовит.

Центр технологии деревообработки в колледже

В этом году ваш студент-столяр Виталий Бондаренко привёз с мирового чемпионата WorldSkills медальон за профессионализм. Это всё благодаря партнёрству с немецкими специалистами?

Ирина Андросова: Конечно, с такой сильной материальной базой и партнёрами мы можем обучать и тренировать студентов по стандартам WorldSkills Russia (WSR). Виталий в прошлом году занял второе место в региональном чемпионате, а в этом году взял третье место на национальном. И вот теперь завоевал медаль на мировом первенстве в Абу-Даби. Сейчас он в Москве — работает и готовится к европейским соревнованиям EuroSkills 2018.

А ещё спасибо Алексею Герасимову, эксперту WSR, который инициировал это движение у нас в колледже. Он начал тренировать Виталия, ездил с ним на все чемпионаты, поддерживал. Это очень грамотный специалист по деревообработке, который всю жизнь работал в отрасли, а потом пришёл к нам в качестве педагога. В 2017 году наши студенты сдавали демонстрационный экзамен WSR по компетенции «столярное дело» и показали очень хорошие результаты. Некоторые ребята набрали больше 70 баллов из 100 — это уровень чемпионатов.

Ирина Андросова

Сейчас многие колледжи предлагают более или менее похожий набор специальностей. Есть ли негласное мнение, что в одном месте выпускают, к примеру, лучших поваров, а в другом — автомехаников?

Юрий Юрченко: Мнение такое есть, сарафанное радио работает. Более того, мы, как и многие похожие учебные заведения, очень мало денег тратим на рекламу, люди узнают о нас через знакомых и приходят учиться. Но для родителей (а решение отдавать ребёнка в колледж часто принимают именно они) едва ли не более важным аргументом, чем уровень образования, всё-таки остаются условия — район, близость к дому, общежитие.

Вашему колледжу в этом году исполнилось 30 лет. Как за это время изменилось отношение общества к рабочим специальностям?

Юрий Юрченко: После распада СССР, когда у людей появилась возможность зарабатывать деньги относительно легко и быстро, интерес к рабочим профессиям угас. И сейчас он по-прежнему невысок. Но в последнее время на строительную специальность стоит конкурсная очередь. В основном это те, кто учились в школе на тройки и четвёрки. У абитуриентов, которые поступают к нам на некоторые другие специальности (IT, реклама, гостиничный бизнес) школьные оценки выше. Но точно могу сказать, что у строителей, тех же плиточников, сегодня неплохие шансы зарабатывать.

А в чём преимущество ваших выпускников перед студентами, к примеру, технологического университета?

Юрий Юрченко: В 90-е годы у нас в стране пытались ввести такую специальность — младший инженер. Тот, кто не может стать по уровню образования академиком или профессором, но обладает обязательной рабочей специальностью и большими знаниями, чем простой рабочий. Мы сейчас пытаемся давать студентам и инженерные знания, и рабочую специальность.

У студента вуза больше инженерных навыков, но почти нет знаний профессиональных. Грубо говоря, он не может отличить один кирпич от другого

Чтобы прикладной бакалавр освоил рабочую профессию, нужны мастерские, кадры. У вузов нет таких возможностей. Поэтому наш выпускник потенциально больше востребован. Кроме того, у него есть как минимум одна рабочая специальность. Будет он ею заниматься или нет — это уже другой вопрос, но на кусок хлеба он всегда заработать сможет.

Как вы взаимодействуете с потенциальными работодателями?

Ирина Андросова: Мы не только просим их давать места для практики, но и приглашаем участвовать в государственной итоговой аттестации, помогать с разработкой учебных планов, составляем рабочие программы с учётом их пожеланий. Некоторые рестораны спонсируют наши мастерские, предоставляют своё оборудование. Так что можно не опасаться, что умения студентов на практике разойдутся с реальными требованиями в работе.

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям(1)
Комментарии(1)
Всё об этом в книге:
https://ridero.ru/books/chistoseredechnoe_priznanie_ili_pticy_ne_umirayut/
Взгляд на современное российское образование изнутри и не только:
Больше статей