«Нельзя оправдывать тренера, унижающего ребёнка». Серебряный призёр Олимпиады в Токио — о детях в большом спорте

«Нельзя оправдывать тренера, унижающего ребёнка». Серебряный призёр Олимпиады в Токио — о детях в большом спорте

Елизавета Еременко

3

24.08.2021

Многие родители прямо сейчас думают, какую спортивную секцию выбрать для ребенка. И тут есть две позиции — спорт для удовольствия или ради результата. Те, кто выбирает последнее, зачастую оказываются в условиях жесткой конкуренции и прессинга. О подводных камнях на этом пути рассказывает серебряный призер Олимпийских игр в Токио, 21-летний пловец Иван Гирёв.

«Тренер, который жертвует здоровьем ребенка, — самый главный враг»

Я занимаюсь плаванием с семи лет, а осознанно выступать на стартах, стремиться к чемпионатам Европы и Мира, к Олимпийским играм я начал в 14-15 лет. Дети сейчас достаточно рано приходят в большой спорт — это новая норма и этого не нужно бояться.

Конкуренция в спорте начинается с самого младшего возраста: надо быть первым на дорожке, первым в бассейне, пытаться выиграть региональные и городские соревнования. Все это потихоньку переходит во взрослую жизнь, и к возрасту 15-16 лет у спортсменов есть уже достаточно большой опыт такой борьбы.

Когда я попал на свой первый чемпионат России, мне было 15 лет, а соперникам могло быть от 24 до 28 лет. Первый раз подобное дискомфортно и страшно. Тебе кажется, что это нечестно, что этот бой неравный, но если ты уже настроен на победу, то должен участвовать и соревноваться. И в конечном итоге ты понимаешь, что можешь конкурировать, что ты попал на соревнования наравне с ними — и не думаешь про возраст.

Тут, конечно, важна и тренерская поддержка. В моем случае тренер сильно меня оберегал, не жертвовал моим здоровьем ради результата.

Зачастую ребенок не может до конца осознать степень нагрузки, потому что молодой организм выдерживает очень многое. Ребенок может вынести даже очень жесткую тренировку, но и последствия будут. Один раз, второй — он быстро восстановится. Но условно на третий раз такие нагрузки дадут о себе знать. Некоторые тренеры не берут это в расчет, для них главное — результат. Тренер, который так поступает, — самый главный враг для ребенка.

«Да, это жестко, но результативно»

Тренеры, которые обзывают детей, в принципе обходятся с ними грубо — это, как правило, люди старой закалки. Да, это жестко, но, к сожалению, зачастую результативно. Дети обычно слушаются таких тренеров, но самое грустное — почти всегда считают, что унижения заслужены.

Конечно, тренер может подстегнуть к выполнению какой-то спортивной нормы, попробовать сделать так, чтобы ребенок не ленился, но взрослый человек ни в коем случае не должен проявлять агрессию, унижать. Я считаю, что нельзя оправдывать тренеров, которые матерятся на детей, кричат что-то типа: «Ты бездарь! Что ты сюда пришел тогда?». Даже если их методы приносят плоды и подопечные показывают результаты.

Совсем другое — наказания за дело. Потому что когда ты ребенок, ты не всегда до конца осознаешь ответственность

Даже по своему опыту скажу: в детстве иногда хочется побыстрее пройти тренировку, где-то немного схалтурить, срезать задания, чтобы тренер не заметил этого. И я так тоже делал. Но тренер все замечал. Вот в таких случаях и начинался разбор полетов.

После подобных проделок на следующее утро мы плыли очень «сильную» тренировку, например, десять километров вместо пяти. При этом эти десять километров нужно было проплыть очень быстро. Тяжело, но зато все запоминали, что впредь лучше не халтурить. Одного такого урока хватало.

«После соревнований — конец света»

К выходу на Олимпиаду в условные 16 лет я отношусь вполне нормально. Например, в ту же художественную гимнастику, о которой так много говорили на этой Олимпиаде, девочек отдают с трех-четырех лет. И если это государственная спортивная школа, их уже с раннего детства начинают готовить к жесткому спорту.

Гимнастика — это такой вид, где важна гибкость и легкость тела. Это все очень быстро теряется. К 22-23 годам спортсменки уже обычно заканчивают карьеру, это уже состоявшиеся личности. А в 16-15 лет — отмечают пик своей формы, в эти годы они показывают свои лучшие результаты. Поэтому они вполне могут участвовать даже в Олимпийских играх, я не вижу в этом ничего страшного.

Если сгладить давление формата «это самый важный старт в твоей жизни, здесь решается твоя судьба, сейчас или никогда», то могу сказать, что подростки вполне уверенно и спокойно чувствуют себя на соревнованиях такого уровня.

На этих Олимпийских играх была даже 13-летняя девочка-скейтерша. Она занимается своим любимым скейтбордом, приехала на Олимпиаду как на обычные старты, поэтому у нее все получилось. Она не была зажата, просто взяла и откатала — в удовольствие.

Но трагических случаев, когда спортсмены быстро угасают после соревнований, тоже достаточно

Тех же гимнасток с раннего детства очень сильно накручивают — психологически и физически. После одной-двух Олимпиад от таких нагрузок они начинают терять форму, затухать. «Я показала результат, я доказала тренеру, что я могу», — дальше уже нет мотивации.

Тут важно следить за психологическим состоянием ребенка. «Либо пан, либо пропал» — такие фразы не подойдут. Потому что дети начинают воспринимать соревнования как самые главные события в жизни. А после таких слов вообще не могут разделить свою обычную жизнь и спорт. Им кажется, что вся жизнь — это соревнование, а все неудачи — исключительно по их вине. Многие вообще живут от соревнования до соревнования, а между ними — пустота. И после них — конец света.

По себе помню, что в подростковом возрасте я даже не планировал ничего после соревнований, я вообще не думал, что со мной будет дальше, я жил только этим днем. Это неправильно. Нужно уметь восстанавливать жизнь, нужно дальше строить планы, возвращаться в реальность.

Это тоже задача тренера, родителей — поддерживать подростка, объяснять, что спорт, победы (или поражения) — это только часть жизни, а не ее смысл.

Комментарии(3)
Это самое адекватное и умное интервью спортсмена на моей памяти!
Вау, все так правильно написано. Профессиональный спорт дико сложен, в том числе и морально.
Тренеров можно понять: если ты сходишь с пьедестала, ты никто, должен доказывать вновь. Как же это тяжело! Однако у всех есть выбор: идти в зал или нет.
Поэтому победы атлетов у меня вызывают слезы, наверное, от эмпатии: начинаю представлять, через ЧТО им пришлось пройти, и ЧЕМ жертвовать.
Какой трезвый разумный взгляд, браво!