«А в наше время дети сами в школу ходили». Как научить ребёнка самостоятельности?

«А в наше время дети сами в школу ходили». Как научить ребёнка самостоятельности?

И не сойти с ума от переживаний за него
4 248
10

«А в наше время дети сами в школу ходили». Как научить ребёнка самостоятельности?

И не сойти с ума от переживаний за него
4 248
10

Безопасность в последние десятилетия стала приоритетом номер один для родителей. Многие обращают внимание на то, что разница между тем, как рос ребенок в обычной заботливой семье 30–40 лет назад, и тем, как он растет сейчас, огромна, и задаются вопросом, не вредит ли детям гиперопека семьи и общества. Чего лишаются наши дети, когда мы не даем им возможности рисковать? Как достичь баланса между безопасностью ребенка и его самостоятельностью?

1. Проверьте, насколько разумны ваши страхи

Ограничивая свободу ребенка, родитель часто ориентируется на смутные опасения и общественное мнение: «А если что-то случится?», «Я себе не прощу!», «Кругом столько плохих людей». Так делать не надо.

Давайте вспомним о том, насколько сильнее наши родители и бабушки ограничивали свободу младенцев, детей до трех лет. Их не пускали ползать на пол: боялись грязи. Их кутали, пеленали, держали в манежике. И мысли не было о том, чтобы давать им прикорм с общего стола. Как правило, по сравнению с предыдущим поколением нынешняя мама младенца — это «смелая мама». Почему? Мы стали беспечнее, нам плевать на детей?

Нет, мы так поступаем, потому что у нас есть точное знание: стерильность скорее вредна маленькому ребенку, иммунитет и теплорегуляция требуют умеренной прохлады в доме, а грудь не нужно мыть с мылом перед кормлением.

Точно так же можно проверить и точно выяснить, от чего именно следует беречь детей.

Так, например, существует статистика, по которой большинство несчастных случаев с детьми — это ДТП, в которых ребенок пассажир, а за рулем — член его семьи. Очевидно, что, снижая скорость на дороге и пользуясь хорошим автокреслом, мы значительно повышаем безопасность ребенка.

Чего следует бояться, отпуская ребенка одного в школу в большом городе? Многие родители первым делом вспоминают о педофилах. Между тем неумолимая статистика говорит совсем иное:

  • 90% насилия по отношению к детям осуществляется родственниками или хорошо знакомыми ребенку людьми;
  • подавляющая часть пропавших детей — это дети, бежавшие из детских домов, подростки, у которых случился конфликт с родителями, и (на третьем месте) потерявшиеся малыши до 5 лет. Резонансные случаи убийства детей потому и получают такую огласку, что они крайне редки.

Главная (с огромным отрывом) опасность большого города для ребенка — это опять-таки дорожно-транспортные происшествия. Но этот риск снижается именно развитием навыка самостоятельного разумного поведения на улице. Если добиться того, что ребенок ни под каким видом не будет переходить нерегулируемые перекрестки или начинать движение на красный, мы минимизируем опасность.

2. Помните, что мы не можем просчитать все риски

Родитель может возразить на это: «Ну и что, что риск невелик. Я не прощу себе, если этот шанс, один на миллион, выпадет именно моему ребенку».

Дело в том, что всех рисков мы не знаем: нам известны только те, которые на слуху. Вы не можете проконтролировать многие опасности, вероятность которых значительно выше. Например, «чужие дядьки-педофилы» встречаются гораздо реже, чем харизматичные учителя и старшеклассники, которые втираются в доверие и злоупотребляют им.

Точно так же рассуждают родители, которые боятся делать детям прививки: шансы на смертельные осложнения действительно есть, но они крайне малы, даже меньше, чем один на миллион, в то время как риск заболеть для непривитого ребенка значительно выше.

Невозможно посчитать, каковы риски сниженной самостоятельности наших детей. Мы не знаем, какие опасности и трагические случайности могут последовать в результате того, что ребенок 9–10 лет не сумеет в случае чего самостоятельно сориентироваться в городе (например, если потеряется в толпе).

Многие из этих рисков являются отложенными. Привычка к гиперопеке, выученная беспомощность, стремление полагаться на старших, которые решают за тебя, отсутствие самостоятельного мышления и склонности рисковать — вполне вероятные последствия для поколения, которому установили слишком жесткие правила безопасности. Многие психологи и педагоги уже говорят о том, что законодательство развитых стран серьезно перебарщивает в создании безрисковой среды для детей и подростков и что это может сказаться — или уже сказывается — на молодежи этих стран не в лучшую сторону.

3. Научите детей действовать самостоятельно и здраво оцените их возможности

«Мой-то? Да он такой растяпа, его надо за ручку водить до 14 лет», — нередко заявляют родители.

Неизвестно, где тут причина, а где следствие. Возможно, наоборот: он растяпа потому, что его до сих пор водили за руку.

Действительно, у каждого ребенка есть свои зоны повышенной опасности. И кому, как не родителям, их знать. Если у нас импульсивный ребенок, ему потребуется больше повторений, чтобы усвоить, что на красный свет перебегать нельзя (да, совсем никогда, и даже если ты увидел на той стороне улицы приятеля, и даже если опаздываешь). Если ребенок пугливый, придется установить больше мер предосторожности и познакомить его со всеми возможными вариантами опасностей и выходов из них: так он будет чувствовать себя увереннее. Одному ребенку нужно специально рассказать о том, что выходить на лед зимней реки ни в коем случае не следует, а другой не пойдет туда, даже если его будут высмеивать одноклассники, да еще и побежит рассказывать учителю.

Мы все обладаем разными характерами, особенностями и слабостями. Но эти особенности можно корректировать.

4. Помогите ребенку научиться самому здраво оценивать ситуацию

На самом деле это единственный работающий способ уберечь ребенка от множества неразумных решений и опасностей, о которых мы даже не догадываемся. Ведь мы не всегда будем стоять рядом. Опека — ненадежный способ «спасать и сохранять», а надежный — когда у ребенка формируется собственное чутьё на то, что опасно, а что нет, что можно, а что нельзя.

Чем раньше мы начнем учить ребенка жить своим умом, тем лучше. А для этого он должен сталкиваться с опасностями, а мы можем их дозировать, разрешая ему получать опыт под нашим контролем.

Вот трехлетний малыш подбежал к крупному щенку овчарки, гуляющему на поводке и в наморднике, а тот его облаял. Малыш испугался, но получил ценный опыт: к чужим собакам не стоит подходить без разрешения.

Именно поэтому проще учить малышей: их риски нам легче измерить и дозировать. Переоценил свои силы и забрался на слишком высокую лесенку; неосторожно пробежался по льду и немного ушибся — все это опыт, который лучше получить самостоятельно. Еще одно преимущество такого подхода — ребенок, которого не оберегают по пустякам, охотнее верит взрослому, когда тот действительно что-то запрещает. Уж если сам папа сказал, что нельзя, значит, нельзя точно!

Более того: ребенок, который учится жить своим умом, в какой-то момент начинает сам спрашивать у родителя: а можно ли ему, а справится ли он, и это бесценный подарок для родителя подростка.

«Я знаю, что с четырнадцати можно ездить на велосипеде по шоссе, а ты как считаешь — мне стоит? У нас тут фуры стоят, и выглядит это как-то не очень безопасно».

5. Техника безопасности не обсуждается

Люди опасных профессий, которые рискуют жизнью по работе, обычно очень строго относятся к технике безопасности.

Если мы выбираем не опекать ребенка от всего на свете «на всякий случай», то те реальные меры предосторожности должны соблюдаться обязательно и без всяких исключений.

Ребенок должен сразу выучить, что есть четкая граница между «можно» и «нельзя». В машине — только в автокресле, даже если никуда не едем

На подоконники не залезаем ни под каким видом. На лёд — ни шагу. На речку — со взрослым, в воде «тону!» не кричим. (Я перечисляю именно эти примеры не случайно: именно они составляют наибольший процент случаев тяжелого детского травматизма и смертности от несчастных случаев.)

Точно так же четко отрабатываем правила поведения при общении с незнакомцами, при переходе дорог, при обращении с горячими кастрюлями или костром в лесу и так далее. Повторяем их время от времени — помним, что ребенку недостаточно услышать правила один раз, нужно, чтобы они хорошо запомнились и были отработаны.

6. Не поддавайтесь общественному мнению

  • «Никто из его одноклассников еще не ездит в школу один — значит, это опасно».
  • «Гулять одному во дворе?! Там гуляют только беспризорные дети! Лучше пусть сидит на продленке и учит уроки с учителем».
  • «Я не могу оставить восьмилетку дома одного, так никто не делает, лучше найму няню, заодно она заставит его делать уроки».

Проверьте себя: точно ли это оптимальные решения? А может быть, вы уже можете в чем-то положиться на вашего ребенка и дать ему немного больше самостоятельности, которой он будет гордиться? Разрешить ему самому готовить себе обед, самому уходить домой под вашу расписку, решать, сделать уроки или получить нагоняй, бросить кружок или продолжать заниматься.

Решать, сколько выбора и в каком возрасте дать ребенку, может только родитель этого ребенка. А не общественное мнение, не родительский чат и не интернет-страшилки. Растить в себе чувство вины и необоснованные страхи не лучший вариант, тем более что в наше время среда куда более безопасная, чем та, в которой росли мы сами.

7. Свобода — это ценность

И она, свобода, подразумевает личный выбор и личный риск.

Есть ли у ребенка свободное время, в которое только он решает, чем заняться, и может ли он занять себя сам? Оказывается ли он в ситуациях выбора? Сталкивается ли с личной ответственностью за принятые решения? Доверяете ли вы своему ребенку, знаете ли, в чем он надежен, а в чем пока нет?

Если вы хотите, чтобы взрослый, который вырастет из этого ребенка, умел стремиться не только к комфорту и безопасности, но и к счастью, своему и других людей, и к прорывам, и к творческому эксперименту — свобода будет одной из ваших ценностей. Свобода не как бездумное «делай что хочешь, и будь что будет», а как осознанное сотрудничество с ребенком и доверие к нему.

Фото: Shutterstock / Everett Collection

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям(10)
Подписаться
Комментарии(10)
А есть закон, регулирующий нахождение детей одних на улице? С какого возраста?
Но во дворе действительно гуляют только неблагополучные дети… Может у уважаемого автора какой-то особо благополучный район особой московской застройки? Выезжайте за мкад хотя бы иногда. А то вы жизнь за стеклом описываете. Там можно и через дорогу идти ребёнку одному, а у нас вместе с мамой утром ребёнка задавил гость из южной республики на грузовой машине на пешеходном переходе прямо напротив школы. Что по этому поводу говорит статистика? В среднем по больнице температура нормальная? Я не поняла эту статью и статистические отсылки. Все дети разные, это правда. Но они имеют тенденцию вырастать рано или поздно. Все научатся ходить в туалет, несмотря на памперсы, все научатся читать, независимо от методики обучения, все будут самостоятельными. В своём индивидуальном темпе. И «подначивать» бросать их в воду авось поплывут не надо. Мне можно было всё, меня в 12 лет отправили в санаторий в Крым на поезде одну (потому что у вокзала в Феодосии должен был автобус встретить, но не встретил почему-то…). Так вот, я никакого кайфа по этому поводу не ощущала, только понимала, что я никому тут не нужна. Мальчикам, возможно, надо больше доверия, но девочкам надо больше заботы, не бойтесь её «передать», это лучше, чем «недодать»
Согласна с Вами. В этом вопросе много разных «если». В небольшом городе Костроме моя восьмилетняя племянница ходит в школу и на тренировку одна. Здесь это ну не то, чтобы в порядке вещей, но практикуется. А у нас в Петербурге я свою дочь того же возраста одну во двор все-таки побоюсь пока выпускать. Через две дороги в школу и в магазин — тоже. И именно из-за боязни неадекватных взрослых и безумных водителей, которых все-таки много. А статистика — это действительно нечто, мало связанное с реальностью.
28-летний.
В 1020 году — Я прожил хорошую жизнь.
В 1820 году — У меня 11 детей.
В 2020 году — Я не готов к отношениям.
В 2120 году — Мама, я покакал.
С пеленок
Что видел я? Кольчугу да шелом.
Природный князь, как нищий татарчонок,
Вскормлен я был кобыльим молоком.
Весь день в седле. В ночи лошажья грива
Подушкой мне — прижался к ней и стой
До утреннего трубного призыва.
В те дни, когда ровесник мой
Верхом на палке, с саблей деревянной,
Решив потешить мать или сестру
Сражения картиною обманной,
Устраивал невинную игру,
Не в шутку я с татарами сражался,
И с польской саблей мой клинок скрещался.
Показать все комментарии
Больше статей