«Мой однокурсник пошёл дальше — замьютил лектора»: российская студентка — о дистанте в Польше

«Мой однокурсник пошёл дальше — замьютил лектора»: российская студентка — о дистанте в Польше

4 093

«Мой однокурсник пошёл дальше — замьютил лектора»: российская студентка — о дистанте в Польше

4 093

Бывший редактор «Мела», а сейчас студентка международной магистерской программы Анна Ефимова весь этот семестр провела в Польше — но училась при этом только дистанционно. Мы попросили Аню честно рассказать, как это — приехать на учебу в другую страну, но при этом не иметь возможности проникнуться местной студенческой культурой и окунуться в живую университетскую среду.

Чуть не случилась паническая атака

Я учусь на международной магистерской программе Erasmus Mundus с длинным названием Central and East European, Russian and Eurasian studies, иными словами, мой профиль — постсоветское пространство. Первый семестр я провела в Тартуском университете в Эстонии, второй — в Университете Глазго в Великобритании. Для второго года обучения страну выбирали соответственно теме диссертации из шести предложенных — Венгрии, Польши, Украины, Грузии, России и Казахстана.

Переезды из страны в страну — неотъемлемая часть моей программы, и пандемия практически поставила на них крест. Она застала нас в Великобритании, откуда большинство отправились по домам: выбора особо не было. Всю весну мы ждали новостей из университетов-партнёров, смогут ли они принять нас в начале следующего учебного года, как было запланировано. Потянулась канитель, никто ничего не знал точно: начнём ли мы учиться вовремя или учёбу отложат на год, перестанем ли получать стипендию, придётся ли искать работу.

Потом мы на своём опыте познакомились с печально известной европейской бюрократией, когда оказалось, что даже в таких условиях Евросоюз не собирается менять условия выплаты гранта. Студентам со стипендией, которые хотели взять академический отпуск на год, чтобы вернуться к учёбе в более спокойное время, сначала было в этом отказано. Чиновники «спустились на землю» ближе к осени, когда стало понятно, что некоторые страны просто запретили приезжать в этом году иностранным студентам. Или, как Россия, тянули с решением неприлично долго.

Учиться онлайн не имело смысла из-за разницы в часовых поясах, моим однокурсникам из Америки приходилось бы делать это по ночам

Да и, честно говоря, Нижний Новгород, куда можно уехать в рамках нашей программы, они выбирали не из-за Нижегородского государственного университета, а чтобы пожить в России и путешествовать по ней, что в условиях пандемии невозможно.

Летом многие из нас тревожно ждали новости, откроет ли в сезон Евросоюз границы для туристов из нашей страны. Где-то в то время я получила от нашего координатора в университете Глазго письмо с ссылкой на официальный документ, где говорилось, что для России границы ЕС пока останутся закрыты.

Помню, у меня чуть не случилась паническая атака. Этот документ не имел никакого отношения к студентам, пересекающим границы стран ЕС по национальным или студенческим визам. Но наши британские координаторы этого не поняли и искренне считали, что их студенты не смогут попасть на учёбу в Венгрию и Польшу, потому что ЕС не принимает туристов из третьих стран.

Конечно, я понимала, что они просто пытались держать нас в курсе, но на общем критически тревожном фоне начинало казаться, что кто-то сговорился и очень не хочет выпускать меня из России. В результате я настрочила координатору очень эмоциональное письмо, которое у неё «вызвало много тревоги» (помним, что это в любой ситуации сдержанные британцы) — за это мне до сих пор неловко.

Вуз подвёл студентов, приехавших издалека

Второй год обучения я провожу в Польше, и поэтому мне повезло дважды. Во-первых, примерно в начале лета нам сказали, что мы начнём учиться, как запланировано, с октября. Детали — нужно ли проходить карантин по приезду, будут занятия онлайн или вживую — пока были неизвестны.

Во-вторых, польский визовый центр был одним из немногих, который странным летом 2020 года в ограниченном режиме принимал в Москве документы на визу. Я уехала из России за два месяца до начала занятий. Подталкивали слухи о повторном закрытии границ и тяжёлой второй волне (помните, мы не верили, что переживём это снова?).

Сейчас я учусь в Ягеллонском университете в Кракове — это старейший вуз в Польше, который из года в год занимает то первую, то вторую строчку в рейтинге лучших вузов страны, конкурируя с Варшавским университетом. Конечно, это не оказалось гарантией того, что учебный процесс не будет трепать нервы.

Хочу сразу оговориться: я видела замученные глаза наших координаторов и предпочитаю верить, что они искренне старались облегчить нашу жизнь

Вряд ли с этим согласятся родители и друзья, которым приходилось выслушивать мои получасовые монологи о переписках с учебной частью, но тем не менее. Вуз не оценил риски, связанные с пандемией, и подвёл студентов, приехавших издалека.

К концу сентября в Краков стали съезжаться мои однокурсники — из Америки, Франции, Грузии: в университете были уверены, что учебный год начнется в аудиториях, как в привычное время. Наверное, штат столько раз это повторял, что сам в это поверил.

В сентябре я заглянула в университет к координатору нашей программы. Поскольку в Польше иностранные студенты не должны проходить карантин, первые две недели учёбы, скорее всего, проведут в онлайн-формате, — сказал он мне, — чтобы не рисковать здоровьем других студентов и преподавателей. А потом всё вернётся в прежнее русло.

Повторюсь, это была личная беседа. Не у всех была возможность зайти в университет и пообщаться с координатором на дружеской ноге. Отвечая на наши имейлы, университет продолжал держать оборону и убеждать, что мы будем учиться офлайн, а значит, студенты могут спокойно отправляться в Краков.

Они и отправились. Купили билеты на самолёты (представьте, сколько сейчас стоит трансатлантический перелёт в Европу из Америки). Сняли квартиры и заплатили за них невозвратный депозит. Выбирали место получше, чтобы в случае карантина хотя бы было приятно находиться дома. Приехали в Краков, получили welcome bag от университета: «Мы вам туда положили прозрачные пластиковые маски, специально для пар по иностранному языку, чтобы преподаватель мог видеть ваше лицо, когда вы говорите».

За три дня до начала занятий мы узнали, что первые две недели пройдут онлайн. Пережили панику, что после такого ничто не помешает университету перевести занятия в удалённый формат на весь семестр. Пережили, что через неделю именно это и произошло. Моя однокурсница из Америки через неделю после приезда в Краков вернулась домой. Другая решила не приезжать вовсе и учиться из дома.

Особенно противно в этой ситуации было то, что в официальном письме университета было сказано, что это решение принято в последнюю минуту из-за роста количества заражений, хотя я точно знала, что это неправда. Как и то, что университет этим поставил многих студентов в сложное положение.

Как замьютить лектора?

Пары у нас проходили в программе Microsoft Teams. К сожалению, оказалось, что лекции, которые ведут известные пожилые профессоры, слушать чрезвычайно тяжело.

Один из них два с половиной часа читал лекцию, глядя почти всё время в одну точку, и не готовил презентаций. Оказалось, что половина тем на его курсах совпадают и что я со многим материалом уже познакомилась на первом курсе магистратуры. Первую неделю я провела, слушая эти пары в кафе. Когда кафе закрыли и пришлось остаться дома, я выключала камеру, ложилась на кровать и смотрела в потолок, иногда даже не вникая, о чём идёт речь.

Мой однокурсник пошёл дальше — замьютил лектора, чтобы присутствовать на паре, но заниматься на компьютере своими делами

Оказалось, что в Teams можно замьютить выступающего только для всех участников сразу. Однокурсник это вовремя заметил и исправился, но позже такой же трюк пытались повторить другие люди с курса.

Другой преподаватель, напротив, показывал презентации каждую пару. Я никогда не забуду десять слайдов с частями Версальского договора, напечатанного мелким шрифтом или полотна с бессмысленным перечислением дат. На этих парах я невольно вспоминала занятия по истории в школе или университете в России.

Конечно, большую роль тут играет то, что мы приехали в Польшу, проучившись в двух других университетах, где нам предлагали куда более эффективные подходы к изучению той же истории. Темы и предметы совпадали, потому что университеты не могут на 100% согласовать их между собой, как бы ни старались — это основной минус таких международных программ, как моя.

Впрочем, это не отменяет того, что пары, которые и вживую, видимо, пришлось бы слушать, делая над собой усилие, в дистанционном формате стали почти бесполезны.

У меня были курсы, где за весь семестр камеру не включил никто, кроме преподавателя

Сколько раз за этот семестр я включила камеру, можно пересчитать по пальцам. Особенно активные преподаватели поначалу пытались нас мотивировать, например, предлагая использовать разные варианты «рассадки» пользователей в Teams. Это не особо работало, и под конец они, кажется, сдались. Люди включали камеру, только чтобы ответить. Впрочем, некоторые и того не могли себе позволить, потому что не хватало мощности роутера в квартире.

Не хватает поддержки однокурсников и мотивации

За эти три месяца я поняла, как с учебной нагрузкой помогает справляться поддержка однокурсников. Учиться в библиотеке изо дня в день по несколько часов приятнее с кем-то, чем наедине с собой. Поймаешь иной раз себя на мысли, как всё надоело, посмотришь — а сосед рядом терпит, по-прежнему копается в книжке. И сам продолжаешь. Сейчас же мы оказались этого лишены.

Три месяца я занималась польским почти каждый день, пока однажды, подключившись к паре, вдруг не ощутила, что больше не могу. Начала критиковать себя за малейшие ошибки, которым могла быть куча объяснений. Учёба была моим единственным способом хоть как-то зафиксироваться в меняющейся реальности.

Но из-за происходящего я устала и от самой идеи учёбы, и от того бессмысленного, неполноценного вида, который она приняла

Многие студенты испытывают проблемы с мотивацией к учёбе из-за пандемии. Один из вузов нашей программы, Университет Глазго, предоставил каждому студенту возможность пройти три бесплатные сессии с психологом. У Ягеллонского университета есть своя служба, помогающая в кризисных ситуациях. Правда, из-за того, что в начале учебного года наши польские координаторы на любой наш вопрос отвечали советом туда обратиться, отношение у моего курса к ней скептическое.

Студенческая жизнь почти остановилась

В первый раз я училась в Кракове пару лет назад по обмену и осталась безумно довольна: я сама выбирала предметы, жила на стипендию, могла путешествовать. Осенью мне было очень обидно за студентов, которые из-за пандемии лишены этого опыта.

Никаких тебе ночных посиделок в Казимеже, бывшем еврейском квартале и центре ночной жизни города. Никаких путешествий в Закопане или соседние Словакию, Германию и Венгрию, которые организовало местное отделение Европейского студенческого союза. Путешествия за границу оказались, по сути, под запретом из-за того, что на время пандемии разные страны ЕС ввели собственные правила пересечения границ.

Обычно иностранные студенты знакомятся между собой на парах, мероприятиях студенческого союза и в барах. Нам остался только последний вариант. В начале октября одна из моих однокурсниц создала в вотсапе группу для студентов университета в этом году. Мы договорились встретиться в кафе, разделившись на группы по пять человек. Несколько людей, с которыми я познакомилась в тот вечер, — практически единственное моё окружение. А с закрытием баров студенческая жизнь почти остановилась.

Конечно, университет пытается исправить ситуацию. Но всё, что они могут нам предложить, проходит в онлайне.

Стоит ли говорить, что, еле отсидев у компьютера несколько лекций, рождественская вечеринка в зуме — последняя вещь на земле, которую я хочу?

Немного грустно, что последние пары моей подходящей к концу студенческой жизни выпали на пандемию. Но, с другой стороны, я безумно рада, что в следующем году лекций у меня не будет. Я бы не выдержала ещё одного семестра дистанционного обучения, ещё одного семестра наблюдения, как я саботирую себя, потому что учёба приобретала карикатурные формы, и попыток с этим справиться. Тем, кому так не повезло, я очень сочувствую. Давайте друг друга поддерживать, чтобы пережить это время с меньшими душевными потерями.

Фото: Shutterstock / HQuality, J Walters. Иллюстрация: Shutterstock / NikWB

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также:
К комментариям
Подписаться
Комментариев пока нет
Больше статей