3 подростковые антиутопии о сочувствии | Мел
3 подростковые антиутопии о сочувствии
  1. Блоги

3 подростковые антиутопии о сочувствии

4 874
1

3 подростковые антиутопии о сочувствии

4 874
1

Читать классику, конечно, необходимо, но 14-летним подросткам Толстой ещё категорически непонятен, их больше занимают проблемы экологии или онлайн-пространства. Наш новый блогер Мария Лебедева рассказывает о трёх подростковых антиутопиях, которые помогут порассуждать о важных вопросах.

Враг, несомненно, падёт. Система даст сбой. Подростковая антиутопия, как правило, не оставляет иных вариантов. Даже если герой погибает, жертва не будет напрасной. Поле битвы, на котором сражаются герои следующих книг, особенное. Сложно уничтожить главного злодея и переломить систему, когда основное препятствие — твоё восприятие мира.

1. Понять себя

Ребека Уна. «Отключай»

В сытом, стерильном и донельзя безопасном мире четырнадцатилетней Гриты XXXCVXXX люди не выходят за пороги собственных комнат. Да кому это вообще сдалось: общаться, путешествовать, строить карьеру можно и через «блокноты», онлайн. Сплошная экономия времени: можно отправить в другую страну свою виртуальную копию, запросто отметить день рождения с тысячей друзей разом (и это критически мало, у популярных ребят друзей куда больше).

Этот мир почти совершенен. Для абсолютного счастья остался всего один шаг: скоро все получат по микросхеме под кожу и будут подключены к системе нон-стоп. Навечно онлайн, всегда под контролем. Только вот Грита с её непонятной любовью к старым вещам и живым разговорам совсем этому не рада. Не рад и её приятель Матиас, стянувший с кожи защитную бионическую оболочку, уберегавшую от болезней, а заодно и от всех ощущений.

Запрет на чувства на государственном уровне мы видели в «Эквилибриуме» Курта Уиммера и «Равных» Дрейка Доримуса, читали в популярной трилогии «Делириум» Лорен Оливер. В романе литовской писательницы Ребеки Уны не будет эффектной погони за нарушителями, сложных правительственных заговоров и героев-избавителей, но будет постепенное привыкание к себе настоящей, понимание собственных потребностей и обретение смелости жить в офлайновом мире.


2. Понять другого

Патрик Несс. »Поступь хаоса»; »Вопрос и ответ»; «Война хаоса»

«Наш век информации» развился у Патрика Несса в абсолютно спамовый, перегруженный образами мир. На Земле теперь все телепаты: мысли каждого мужчины и каждого зверя видны невооруженным глазом. Воспоминания и фантазии сливаются в Шум: хочешь не хочешь, а слышишь и видишь, не понимая, где правда, где ложь. Тотальная открытость не приводит к пониманию: мужчины с подозрением относились к лишённым Шума женщинам. В городке, где живёт главный герой Тодд, женщин не осталось вовсе. Мужчины не понимали спэклов — коренных жителей планеты — и поработили разумных существ. Тринадцатилетнему Тодду, встретившему невесть как появившуюся в этих краях девочку Виолу, предстоит заново познакомиться с реальностью, где правду от лжи отделить ещё сложнее, чем в Шуме.

Часто героями антиутопий становятся аутсайдеры, действующие в одиночку или в компании малочисленных друзей. Способность ощутить себя на месте другого снимает эту необходимость. В книгах Патрика Несса что условные протагонисты, что антагонисты не столь однозначны. Главной темой динамичной «трилогии хаоса», где будут убийства, преследования, пытки и даже война, неожиданно становится принятие: женщины, мужчины, животные, спэклы — все в равной степени наделены способностью чувствовать.


3. Стереть границы между собой и другими

Тимоте де Фомбель. «Девочка из башни 330»

Город состоит из сообщающихся между собой башен невероятной высоты. В одной из них и живёт девочка Селеста, в которую влюблён безымянный главный герой. Он тоже в башне, но только элитной. Его богатая мама работает в корпорации «INдустрия», которая во многом ответственна за загрязнение окружающей среды: во всём городе нет ни деревца, лишь бесконечное стекло и металл.

В огромной квартире он рисует столь же огромную карту мира (реверанс в сторону Тоби Лолнесса), которая в какой-то степени и есть портрет его возлюбленной: Селеста способна прочувствовать страдания целой планеты. Она как живая кукла вуду, на теле которой остаются следы от всех творящихся в мире техногенных катастроф. Название в оригинале содержит сюжетный спойлер: «Селеста, моя планета».

«Девочка из башни 330» одновременно и развёрнутая романтическая метафора, и экологический манифест, и напоминание, что нет чужой боли: так или иначе она отзывается в каждом.

Вы находитесь в разделе «Блоги». Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Иллюстрация: Shutterstock (Tithi Luadthong)

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям(1)
Комментарии(1)
Реально круто. Спасибо
Больше статей