Что не так с английским в школе: «I (don't) speak English»

Что не так с английским в школе: «I (don't) speak English»

6 750
14

Что не так с английским в школе: «I (don't) speak English»

6 750
14

Английский в школах учат сотни и тысячи детей по всей России, но вот кто из них говорит свободно? Если посмотреть на средний срез, то это окажутся дети, занимающиеся языком дополнительно, вне школы. Почему же обучение иностранному в школе даёт такие результаты, рассуждает наш блогер, бывший учитель английского в школе, а теперь руководитель языкового центра Лариса Форбс.

«My name is Pyotr», «This is a cat», «I like music», «I have a big family» — знакомый всем набор набивших оскомину выражений. Что еще может сказать ученик, изучавший английский в муниципальной школе? «I have many (даже не „a lot of“) friends», «My favourite sport is football». Ну и в лучшем случае «London is the capital of Great Britain».

На устном тестировании для определения уровня ученика мы, к сожалению, слышим всё тот же набор. Даже более продвинутый уровень языка, как правило, на поверку оказывается коктейлем из пассивного словарного запаса с умением выбирать верные грамматические явления в тестах.

Рецептивные умения (связанные с восприятием) худо-бедно существуют, экспрессивные (связанные с выражением) находятся в плачевном состоянии. Экспрессивные умения часто ограничиваются фразами из того самого банального списка (см. выше), выраженными простыми нераспространенными предложениями с помощью трех времен, часто использованных неверно.

Мы можем сказать, что это нормально и все в мире, для кого английский — иностранный, имеют такие же показатели. Но статистика — вещь упрямая. По данным Languageknowledge и Euromag, Россия занимает 19-е место среди стран Западной и Восточной Европы по количеству населения, хорошо говорящего на английском языке.

Лучше всех в Европе говорят на английском как на иностранном в Швеции — 53% населения. Далее идут Дания — 52%, Финляндия — 45%, Австрия — 40%, Нидерланды — 37%. Худшие показатели у Чехии, Румынии, Болгарии, Венгрии, Словакии, Польши — от 11% до 19%. У России печальные 15%.

Почему же десять лет изучения английского в школе заканчиваются пшиком? Может быть, десяти лет мало?

Для сравнения: в школах Швеции и Финляндии изучение английского начинается в 3-м классе (с 10 лет), т. е. даже на год позже, чем в России. Этот факт, однако, не мешает этим странам занимать ведущие позиции в рейтинге англоговорящих стран.

Дважды в неделю, девять месяцев в году, 10 лет. 720 академических часов английского получают дети в наших школах. Плюс-минус, разумеется. По подсчету Cambridge English Language Assessment, за 700–800 часов можно достичь реального С1 (advanced — продвинутый, к чему и приближен ЕГЭ) по международной шкале CEFR.

Что же не так с английским в наших школах? Почему дети, получившие в школе 700+ часов английского, продолжают на нём только «мычать»? Почему дети не в состоянии сдать ЕГЭ после 700+ часов школьного английского БЕЗ дополнительной подготовки? Попробуем разобраться.

Формализация учебного процесса

Программа по английскому языку, написанная Министерством образования, должна неуклонно соблюдаться. Недостатки этой программы и различные форс-мажорные обстоятельства и индивидуальные особенности детей/классов/учителей не являются оправданием для отступления от программы. Шаг влево — шаг вправо рассматривается как бунт, самовольство etc., и наказывается соответствующим образом. Давится в зародыше.

Примеры разнообразны. Те самые учителя, пропускающие страницы и целые главы учебников и даже начинающие преподавание второго иностранного языка с шестого урока учебника во избежание несоответствия календарно-тематическому планированию.

Обратная сторона медали — родители, добивающиеся исправления итоговой тройки своего чада, не научившегося читать вопреки замечаниям, рекомендациям и вниманию со стороны учителя. Родители апеллируют к программе, по которой учащийся вовсе не должен «научиться читать». А что же он тогда должен сделать в первый год изучения английского???

Уважаемые учителя, родители и завучи, здравый смысл все-таки важнее программы и календарно-тематического планирования!

Учебные пособия

Про них можно говорить бесконечно, и столько про них уже и говорят, но воз и ныне там. В двух словах на примере Spotlight — по программе изучение английский начинается во втором классе. Алфавит проходят за три урока по 8–9 букв за раз. Изучаются только названия букв, звуковые обозначения учебник не рассматривает, то есть читать не учит. Еще через урок начинаются тексты, диалоги и песни по 5–9 строчек с заданием «Прослушай и прочитай». Как??? Без комментариев.

При этом существующие хорошие пособия нельзя использовать в школе (даже приобретенные на средства родителей), ибо они не включены в список, одобренный Минобразования. Хорошие пособия международных издательств не пропускаются Министерством образования. Есть надежда, связанная с недавним слиянием Pearson с «Просвещением». Может, у «Просвещения» учебники станут лучше. А может, Pearson испортится. Поживем — увидим.

Уважаемые сотрудники Министерства образования и издательства «Просвещение», напишите учебники и программы для своих детей, а уже потом внедряйте их в систему образования!

Квалификация школьных учителей

В массе своей квалификация оставляет желать лучшего. Те немногие специалисты, любящие язык, занимающиеся своим развитием, углубляющие свои собственные знания, в школе задерживаются редко. Условия для работы некомфортные — отчеты, бумажная и теперь еще электронная волокита, собрания, совещания, навязанное классное руководство, отсутствие учебных материалов, невозможность выбора интересного УМК и так далее. Среда крайне немотивирующая.

Повышение квалификации только на разряд или по ФГОС, а как же повышение языковой компетенции??? Учителей учат делать компьютерные презентации, работать с интерактивными досками и воплощать новые ФГОСы, а они как были уровня В1-В2 в лучшем случае, так там и остаются… А ЕГЭ, между прочим, требует В2-С1.

Уважаемые завучи и директора, повышайте языковой уровень своих учителей английского! Отправляйте их на курсы по подготовке к CAE и CPE! Во многих языковых центрах вам даже сделают приличную скидку.

Отсутствие языковой практики у детей

Во всем мире активно действуют программы обмена студентами. Два-три иностранных студента в школе, где дети про заграницу только слышали, могут повлиять на мотивацию всех школьников при изучении иностранного языка. Студенты по обмену — это не только практика речи, это еще и осознание детьми существования мира, не говорящего по-русски, а вместе с ним и практичности знаний, полученных на уроках английского. К сожалению, большинство школ не участвует в программах по обмену студентами, не желая «заморачиваться».

Уважаемые школьные учителя английского, просите ваших директоров присоединиться к таким программам! Сделайте жизнь ваших учащихся интересней, а изучение английского более оправданным! Все-таки мы готовим «citizens of the world».


Этот список объясняет, но не исчерпывает причины фиаско школьного изучения английского. Я уверена, что у вас найдутся и другие идеи о том, что не так, а значит, что можно и нужно исправить. Может, наши идеи послужат кому-то толчком?

Вы находитесь в разделе «Блоги». Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Фото: Shutterstock (Luis Molinero)

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям(14)
Подписаться
Комментарии(14)
По своему опыту изучения английкого в школе могу сказать, что, если бы не моё самостоятельное изучение языка по песням любимых групп, многочасовое сидение с англо-русским словарем и бесконечное перематывание кассет для многоразового прослушивания фраз, то из школы я бы вынесла максимум знание алфавита. Как то раз я пытаоась спрсить перевод незнакомых слов, услышанных в песне, у учителя по английскому, на что получила в ответ «я такого слова не знаю». В итоге я сама все узнала и больше с подобными вопросами к учителю английского не подходила. Я училась классе в 7 м на тот момент.
Все в тему. В этом году в спб 8классникам школы с углубленным изучением немецкого ввели английский обязательный. Начали со 2 недели сентября с 5 урока. На логичный вопрос взрослых уже детей ПОЧЕМУ, учительница ответила ТАК НАДО, ВМЕ РАВНО ВЫ ЭТО ЗНАЕТЕ. А дети не знали.
Удручает ситуация. Почему в нашей стране, где методическая база такая сильная, изучение иностранного никогда не имеет своей задачей НАУЧИТЬ ГОВОРИТЬ?
«методическая база такая сильная»? Что за фантазии?
Из школы я вынес, что произношение мне не дается. Но сумел запомнить много слов и знал правила построения языка. Это позволило читать английских авторов по специальности. Переводил, как переводит компьютер, корректируя перевод за счет знания предмета (устной речи не понимал). Моих коллег в 70-е годы прошлого века погрузили на два месяца в обстановку, где нужно было говорить только на английском. Это была специальная методика для подготовки работы на международной конференции по нашей специальности. Сейчас ситуация иная. Мои знакомые отдали детей в группу, где им подбирают специальные игровые программы. В них они слышат английскую речь, а программа реагирует на их ответы. Так я узнал, что сейчас уже где-то созданы обучающие программы, где в виртуальном пространстве в форме игры дети получают языковую практику. Родители решили, что чем раньше дети начнут говорить на английском, тем легче будет потом в жизни. Пусть пока в виртуальном пространстве и в игровой форме, а станут постарше, то можно будет отправить на практику в англоязычную среду.
Показать все комментарии
Больше статей