Как проходит день в американской школе
личный опыт

Как проходит день в американской школе

Русская мама школьников делится наблюдениями и впечатлениями
20 813
4

Как проходит день в американской школе

Русская мама школьников делится наблюдениями и впечатлениями
20 813
4

Как проходит день в американской школе

Русская мама школьников делится наблюдениями и впечатлениями
20 813
4

Только хорошие оценки, из года в год меняющиеся учителя и постоянные правила, от которых нельзя отступать ни на шаг, — все это отличительные черты начальной школы в США. Психолог и педагог Ирина Беляева третий месяц живёт в Сент-Луисе (штат Миссури), где её дети ходят в первый и третий класс. За это время она успела узнать немало о том, чем живёт американская начальная школа, и делится своими наблюдениями с читателями «Мела», описывая обычный день из жизни местных учеников.

Начало дня

В 8.40 утра перед открытыми дверьми Харрис Элементари Скул (Harris Elementary School) один за другим останавливаются жёлтые школьные автобусы, которые свозят сюда детей со всего района. Дети заходят и сразу направляются в спортзал, ведь каждый день начинается одинаково — с большой школьной ассамблеи. Все 476 учеников школы рассаживаются на полу школьного зала, разбившись по классам, а учителя с утренним кофе в руках тихо переговариваются с коллегами, стоя у своих детей. Выходит директор, мистер Тайсон Пламли. Поприветствовав всех, он предлагает произнести хором первый куплет американского гимна, затем сообщает ежедневные новости: что будет сегодня на ланч, у кого день рождения, рассказывает об общешкольных планах на неделю, о чествовании классов-победителей и отдельных школьников в тех или иных соревнованиях. Потом называет по очереди класс (классы называют именами учителей, например, «класс мисс Браун», никаких 1А, 2Б, 3В) и дети расходятся.

Harris Elementary School

В какой-то момент звенит звонок, но его никто не замечает. В общем-то, звонок мало что значит и звенит лишь два раза, отмечая начало и конец дня, но обычно никто на него не ориентируется. Везде есть часы и учитель сообщает детям, когда и куда им пора идти.

«Я ввёл эти ассамблеи, когда пришёл в Харрис Элементари год назад. Мне кажется правильным, что по утрам вся школа должна собираться вместе, чтобы дети видели и учителей, и друг друга. К тому же мы можем обсудить наши общие дела и проблемы, вместе поздравить друг друга с днём рождения, это нас объединяет, и помогает мне как директору оставаться лидером», — говорит мистер Пламли. После долгих лет работы учителем в начальной школе, параллельно работая с детьми с особыми потребностями, Тайсон Пламли решил стать директором. Для этого он получил дополнительное образование, прошёл курс практики и теперь уже год директорствует в Харрис. «Основная задача директора, кроме безопасности школы, создать такие условия, чтобы дети и учителя заботились лишь о личных достижениях и работе, а все остальные проблемы должны быть решены. Это касается не только материальных задач, оборудования, здания, но и создания климата, атмосферы дружбы и доверия. И детям, и учителям, и родителям должно быть приятно приходить в школу. Важно понимать, что здесь они найдут поддержку».

«На математике учат, сколько банок нужно для покраски стен комнаты и потолка». Американская средняя школа глазами мамы

О правилах

В школе пять параллелей так называемого детского сада — мы бы назвали это нулевой, подготовительный класс и классы с первого по четвёртый. В нулевой класс приходят дети, которым к 1 августа исполняется пять лет.

После ассамблеи все следуют за своим учителем в класс. Правил поведения в школе достаточно много: перемещаться рекомендуется вместе, выстроившись в линию, пропускать идущих навстречу. Существуют правила поведения в столовой, на прогулке, при посадке и высадке из автобуса, придерживаются их достаточно строго. Именно правила обеспечивают безопасность и возможность позволить детям сидеть на полу, двигать и составлять парты, как им нравится (при желании можно уйти вместе с партой в угол к двери или на диванчик в конце комнаты, если уж очень хочется побыть одному). Никто никогда не кричит и не отчитывает учеников, но правила, подсказывающие как себя вести, смотрят на тебя со всех стен. Это часть воспитания.

«Кто-то из мудрых сказал: „Дети не умеют читать, и мы учим их читать, дети не умеют писать, и мы учим их писать, дети не умеют себя вести, и мы их наказываем“. Это неверно, одна из основных задач школы — научить детей вести себя друг с другом и со взрослыми. И знать правила поведения: как жить в обществе, как общаться с другими людьми», — поясняет директор.

Бегать и кричать позволено лишь во время перемены на улице. Перемена одна — большая. В остальное время ученики остаются в своём классе, но есть перерыв на перекусы, возможность поиграть в настольные игры или просто поболтать с друзьями.

Как устроена школа в «Симпсонах». Американское среднее образование в самом популярном мультсериале

Вторая майская неделя уже достаточно расслабленная. Это неделя чествования учителей, наш «день учителя» растянутый на неделю. Всю предыдущую родительский комитет превращал школу в «королевство сладостей» (тема этого года), а теперь учителя будут получать подарки и письма признательности от родителей и учеников. У детей тоже праздник: закончились тесты, которые сдаются регулярно, начиная с третьего класса, и можно насладиться «тематическими днями» — например, явиться в школу в пижаме или в костюме любимого мультипликационного героя. В общем-то, в условиях отсутствия школьной формы, иногда в пижамах являются и без всяких тематических дней. Главное, чтобы было удобно.

«Королевство сладостей»

О тестах

Тесты должны продемонстрировать как личные достижения ученика, так и работу учителя и школы в целом. Проверяются достижения по двум предметам: математика и «искусство общения» (Communication art) — английский язык. От результатов зависит в том числе финансирование и рейтинг школы, а значит, и то, как много дополнительных специалистов и услуг сможет позволить себе школа в следующем году.

Тесты едины для всего штата, как и программы обучения. Конечно, учитель имеет определённую свободу в выборе методик и пособий, но минимум должен быть одинаков. «В нашей стране довольно часто люди переезжают из района в район, и ребёнку должно быть легко включиться в процесс обучения в новой школе, поэтому „ядро знаний“ для всех одинаково», — поясняет мистер Пламли.

Вопрос общего единого тестирования, которое появилось в последние 10-12 лет не менее дискуссионный, чем в России: как совместить стремление к хорошим результатам в тестах с индивидуальным подходом к ребёнку, с желанием дать знания, а не натаскать на тест. Ответ пока не нашли ни у нас, ни в США. «Это наш вызов, и здесь очень многое зависит от учителя, — говорит Кайт Шултер, преподаватель университета, осуществляющий супервизию директора и его стажера. — А наша, директорская роль, поддержать учителей и детей и сохранить фокус на потребностях ребёнка».

О языке и чтении

В школе 70 детей, приехавших в США недавно, они говорят на 17 языках, поэтому в штате школы числится специалист по обучению английскому как второму языку. В кабинет мисс Шитс недавно приехавшие дети приходят ежедневно на полчаса, также она регулярно работает в классах, чтобы помочь новым ученикам интегрироваться и освоиться с текущей программой.

Бывает, что нужна помощь и тем, для кого английский родной. Особенно важна поддержка в чтении и понимании прочитанного. «Чтение — основа образования в начальной школе. Если ты не можешь читать и работать с информацией, ты не можешь учиться. В средней и старшей школе детям придётся много работать самостоятельно, для этого мы должны вырастить хороших читателей», — говорит методист Кара Каннинг.

Все, что мы знаем об американском образовании. Мифы, реальность и художественный вымысел

Её задача — учить учителей и родителей работать с детьми как с читателями и оказывать общую методическую поддержку педагогам. «Раньше в США были единые хрестоматии с общими тестами и вопросами к ним для всех, но дети — разные, и им нравятся разные темы, разные истории. К тому же не бывает двух учеников, находящихся на одном уровне. Моя задача — вместе со школьным библиотекарем подбирать книги для каждого, такие, которые могут их заинтересовать, вызвать отклик. И следить, чтобы они наращивали свою компетенцию читателя. Сегодня у нас нет единого сборника текстов для всех. Выбирает учитель, библиотекарь, специалист вроде меня, если он есть в школе. Некоторые могут так и не прочитать Шекспира, — рассказывает мисс Каннинг. — Конечно, ежедневно в классах есть и совместное чтение, и обсуждение с учителем, но раз в неделю, на „библиотечном уроке“, каждому постараются помочь выбрать „его книжку“. Скоро лето, у нас будет „читательский“ летний лагерь, организованный совместно с детской библиотекой. Учителя будут работать там на волонтёрских началах».

Мисс Каннинг достаточно трезво смотрит на результаты своей работы: «Я не могу сказать, что мы здесь, в Миссури, научились прививать любовь к чтению всем детям и конкурировать с видеоиграми. Это слишком сложная задача, но это моя цель. В следующем году главной задачей я поставила себе работу с родителями. Исследования показали, что наиболее кризисный возраст для чтений — 2-3 классы. Дети уже умеют читать, родители перестают читать вслух, а значит, исчезают обсуждения и разговоры о книжке, и дети сначала остаются на месте, а затем начинают отставать в развитии своих читательских компетенций», — уверена методист. Мисс Каннинг показывает мне специальное пособие с рекомендациями: какие книжки в каком возрасте лучше подбирать детям в зависимости от их интересов, и какого типа вопросы и игровые задания стоит предлагать.

Заглянув в четвёртый класс, можно увидеть, что пока все ученики занимаются своей работой (возможно, задания они нашли в ящичках с утра, куда разложила их учительница), один из детей как раз индивидуально проходит свой «тест читателя», а учитель отмечает не столько скорость чтения, сколько ответы на вопросы по тексту. Потом результаты опроса отправятся в кабинет мисс Каннинг для дальнейшей работы. Такие тестирования происходят раз в месяц. Если у ребёнка возникают сложности в работе с текстом, он идёт на дополнительные задания в «читательский клуб Харрис», созданный для помощи таким ученикам, где с ними работает отдельный педагог. В Харрис Элементари таких даже два.

О взаимодействии с родителями

Каждое утро начинается с письменных, читательских и разговорных практик, через два часа работы класс переключится на математику. Учебников нет, но чтобы родители знали, что происходит в школе, и могли помочь ребёнку, еженедельно домой отправляется краткое описание того, что проходят дети, с примерами задач и советами, как закрепить знания дома.

Школа пытается общаться с родителями очень плотно. «Вы же понимаете, что мотивация к учёбе — не только дело школы. Мы здесь можем создать условия, можем поддерживать, направлять, искать подходы к детям. Но именно родители часто являются основным фактором, мотивирующим детей, особенно в средней и старшей школе, когда ученики могут выбирать уровень сложности и количество предметов, — говорит директор. — Конечно, иногда дети предпочитают выбирать минимум, особенно в подростковом возрасте. Но родитель может сказать: «Ты живёшь в моём доме — и ты должен учиться», а чтобы оценить возможности ребёнка в средней и старшей школе есть «советник».

«У нас в России иногда говорят „будешь плохо учиться — станешь дворником“, — шучу я. — А у вас?» «Мои родители говорили мне „не будешь учиться — станешь мусорщиком“, — смеётся мистер Пламли. — Я не знаю, может быть, мусорщики живут не так уж и плохо, не было шанса проверить. Учителя не могут такого сказать детям, их уволят (смеётся), а родители часто достаточно категоричны».

Тайсон Пламли в центре слева

«И это верно, — добавляет Крис Халам, который проходит в школе стажировку на пост директора после 10 лет преподавания музыки. — С каждым годом в США всё сложнее найти работу, если у тебя нет приличного образования». Поэтому родители часто переезжают в другой район ради хорошей школы. Жильё здесь, правда, будет стоить дороже, что, в свою очередь, влияет и на качество школ, ведь чем больше налоги, которые заплатят жители района, тем больше денег уйдёт на финансирование местного образования.

О еде

Стрелки часов подходят к полудню и детский сад с первым классом отправляется в кафетерий — время ланча. Кто-то ест в школе, кто-то приносит еду с собой из дома. Для меня и моих детей, живущих в США только три месяца, еда все же слегка специфическая (часто чипсы картофельные, чизбургеры, хот-доги, пицца, но обязательно фрукты или ягоды), и я даю детям еду с собой. Таких, по моим наблюдениям, примерно треть от всех учащихся. На ланч — 15 минут, потом большие двери кафетерия, ведущие на задний двор школы, открываются, и дети высыпают на площадку, где можно скакать на скакалках, играть с мячами или демонстрировать одноклассникам чудеса ловкости на игровой площадке. Через полчаса звучит свисток, дети подхватывают свои ланч-бэги и выстраиваются в линии по классам. Из школы выходят учителя и забирают своих учеников для продолжения учебного процесса. Впереди ещё «окружающий мир», физкультура или музыка (меняется через день, если на этой неделе три физкультуры и две музыки, на следующей будет наоборот) и специальный урок (например, библиотека или компьютерный класс).

Как устроена школа в «Гриффинах». Учителя и ученики Куахога: вечная травля и неуспеваемость

Конец дня и домашняя работа

В 15.30 уроки заканчиваются и все отправляются в помещение библиотеки, откуда уже выходят, чтобы распределиться по автобусам и отправиться домой. Домашнее задание обычно выдаётся на неделю вперёд — это математика и так называемый reading log. Предполагается, что ребёнок должен читать каждый день минимум 20 минут (400 минут в месяц), в специальный дневник заносится название книги и время, потраченное на чтение, всё это с подписью родителей. Оценок за домашнее задание нет, но время от времени учителя пишут настойчивые письма с просьбой заполнить дневник читателя или обратить внимание на выполнение заданий по математике.

Об оценках

Они есть и все положительные. 1 — в процессе освоения базового уровня, 2 — освоил базовый уровень, 3 — хорошо освоил и понял базовый уровень, 4 — хорошо освоил базовый уровень и способен передать его своими словами. «Четвёрку», по словам учителей, не ставят почти никому и никогда, это «сверхдостижения». Мои дети сказали, что в их классах пока такого не видели. Кроме оценок, ещё есть пометки «awesome» (замечательно), «good job» (хорошая работа) и тому подобные. Такие пометки могут стоять рядом с оценкой 2, если ребёнок продемонстрировал, что смог сделать больше, чем обычно. Есть итоговые оценки за четверть и за год. В каждом предмете будет отдельно оцениваться несколько аспектов. Так, в математике в третьем классе будет оценка за «умножение», «деление», «геометрические фигуры и формы», «понимание периметра и площади», средний балл не выводится. Оценка поведения также состоит из 5-6 пунктов.

Если же учителю кажется, что ученик демонстрирует выдающиеся способности, такого ребёнка отправляют на «gift and talented» тест, при успешном прохождении которого ученик обучается дополнительно по программе «Gift and talented». Раз в неделю всех «одарённых детей» привозят в определённую школу района (в нашем случае это как раз Харрис Элементари), где они занимаются по специальной программе. Также просто по желанию можно петь в школьном хоре или посещать дополнительно раз в неделю занятия в математическом клубе.

О перемешивании классов

Главной интригой августа (а новый учебный год начнётся 4 августа и закончится 19 мая) будет вопрос, окажусь ли я в одном классе с моими друзьям? Точно известно, что учитель будет другой. В Америке нет «учителя начальных классов», здесь есть «учитель первого класса», «учитель второго класса» и так далее. Случай, когда один педагог ведёт третий и потом четвёртый класс — редкое исключение. «У меня был такой опыт, — говорит Мистер Пламли. — Я вёл два года подряд, это было замечательно, но пришлось полностью погрузиться в программу четвёртого класса. Не все готовы на это».

Классы перемешивали всегда, это традиция. Цели — социализация, профилактика буллинга. «К тому же очень важно, чтобы тебе хоть раз встретился учитель, действительно способный тебя мотивировать, — говорит мистер Шулте. — Я сейчас с ужасом подумал, что было бы, если бы мне пришлось учиться четыре года у учителя, который мне не подходит».

При формировании классов учитывается множество разных факторов: успеваемость, поведение, количество одарённых, количество отстающих, пол, возраст, этнический состав, количество недавно приехавших в США и многое другое. Класс должен быть средним по всем этим параметрам.

По прошествии трёх месяцев, пока мы здесь, у меня складывается впечатление, что образовательная система в США создана таким образом, когда при должном желании и старании (в первую очередь со стороны родителя) можно получить очень много, а можно просидеть до 16 лет (с точки зрения закона до 16 все дети должны учиться в школе) и получить какой-то уж совсем базовый минимум. Что говорить, страна возможностей.


ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Какой видят Россию американские школьники

Как правильно оценить потолок своего ребёнка

36 сайтов, чтобы научиться новому

К комментариям(4)
Комментарии
(4)
Отправить
Может я и ошибаюсь, но это очень милый текст, я прямо погрузилась в эту атмосферу и ощутила себя маленьким американским ребенком. Идея смены учителей конечно хорошая. Это полезно для детей. Но для учителей? Им так не скучно,не муторно?
Показать полностью
Отправить
Отличная статья. Очень понравилось как сочетается личная свобода ребенка и система правил в школе, как мотивируют детей к чтению. Хочется отметить, что все статьи Ирины Беляевой написаны превосходно и содержат ценную информацию. Ирина, большое спасибо, жду еще Ваших статей.
Показать полностью
Отправить
Всё продуманно, всё для детей. Откуда только в Америке столько агрессии, если дети учатся в такой любви и заботе. Почему полицейские дипломированные и аттестованные отстреливают молодёжь, а потом выставляют на продажу это оружие?
Показать полностью
что ни говори, америка небезопаная страна по сравнению с россией
Показать полностью
Отправить
Отправить
Показать все комментарии
Больше статей