«У молодого учителя должен быть напильник в кармане, чтобы вовремя наточить зубы»

«У молодого учителя должен быть напильник в кармане, чтобы вовремя наточить зубы»

Учительница из Мурманска — о настоящем призвании и зарплате в шесть тысяч рублей
3 602
2

«У молодого учителя должен быть напильник в кармане, чтобы вовремя наточить зубы»

Учительница из Мурманска — о настоящем призвании и зарплате в шесть тысяч рублей
3 602
2

Учителя преподают не только в общеобразовательных, но и в музыкальных школах. Саксофонистка и педагог Екатерина Луговых всего два года назад окончила консерваторию в Петрозаводске, но уже успела поработать в двух школах — в Карелии и в родном Мурманске. Она рассказала, с какими трудностями сталкиваются молодые преподаватели и почему зарплата в шесть тысяч рублей обесценивает любой труд.

«Я получала около шести тысяч рублей, а школа находилась в 20 километрах от города»

Я выросла в многодетной семье, где было пятеро детей. Как и многим, нам было финансово тяжело. Но тяга к знаниям во мне всегда была сильнее голода. С детства моим единственным увлечением была музыка. Я хотела выступать перед людьми, дарить им музыку и передавать свои знания.

Я поступила в музыкальную школу и окончила её с красным дипломом по классу фортепиано, а затем пошла в колледж искусств в класс саксофона. Мне не хватило одного произведения из шести для обучения на фортепианном отделении. Со слезами на глазах я за две недели научилась что-то «дудеть», и меня взяли.

Но я не жалею, что судьба мне подкинула «крысу». Потому что именно тогда пообещала себе, что всё смогу. Так и вышло — конкурсы, концерты, стипендия губернатора. В итоге я поступила в Петрозаводскую консерваторию им. Глазунова и через пять лет выпустилась из неё с красным дипломом и золотой медалью.

Работать я начала ещё во время учёбы. Я стала преподавать в классе саксофона в Шуйской музыкальной школе Республики Карелия. У меня было всего четыре ученицы. Когда спустя два года из-за очень низкой зарплаты мне пришлось уволиться, мне, конечно, было жалко их оставлять. Но я получала около шести тысяч рублей, притом что школа находилась в 20 километрах от города. Если бы у меня не было машины, не знаю, как бы я успевала учиться и работать.

Коллектив школы меня тоже не принимал. Они были явно недовольны, что какая-то «девочка из консерватории» хочет стать местной звездой

При этом многочисленные конкурсы, в которых мы участвовали, никак не премировались, а написать для них нужно было миллион бумаг. Оформлять, составлять, переделывать — этому совершенно не учат в консерватории, но это меня закалило с точки зрения бумажной работы. За любую оформленную бумажку ты мог получить на 200 рублей больше.

Но в итоге за два года меня так и не приняли ни как человека, ни как преподавателя. Я не хотела уходить из-за учеников, но так как у меня самой есть ребёнок, пришлось выбирать. Так я стала учителем музыки в Университетском лицее Петрозаводска. Зарплата была гораздо больше, мне хватало. И это стало новой ступенью — работать в школе, конечно, невероятно сложно.

«Когда тебя поддерживают, сразу появляется мотивация развиваться дальше»

Наверное, поэтому после окончания консерватории я решила вернуться домой, в Мурманск, и пойти туда, где мне действительно хорошо, — в музыкальную школу.

Сейчас я преподаватель Детской музыкальной школы № 5. Когда я только пришла, мне было невероятно страшно столкнуться с теми же проблемами, что и в Шуйской музыкальной школе. Но, на моё удивление, здесь меня приняли с распростёртыми объятиями.

Я узнала, что существуют «подъёмные» для молодых специалистов — это около 40 тысяч рублей, которые начисляют преподавателям, только закончившим учиться. Но в работе меня радует не только сумма зарплаты, но и отношение.

Когда тебя поддерживают коллеги и директор, сразу появляется невероятная мотивация развиваться дальше. Чем больше ты делаешь той работы, которая тебе нравится, тем больше ты получаешь. В течение всего года не только дети, но и я сама участвовала в конкурсах, и каждый был премирован. Это не может не радовать.

«Передавать знания — это что-то сакральное»

Для этого важно не только уметь самой играть на инструменте, но и хорошо объяснять детям, как и что нужно делать. Это настоящее волшебство. При это преподаватель я строгий — так мне говорят родители моих учеников. На мой взгляд, дети — они как воск: чуть дашь слабину, и они сразу плавятся.

Я никогда не хотела идеальных учеников, но порой нуждаюсь в понимающих родителях. Бывает такое, что ты объясняешь действительно важные аспекты — дети понимают, а взрослые игнорируют мои слова. Хотя в музыке очень важно именно терпение. Многие родители им просто не обладают. Тогда приходится учить и их, и детей.

Моя первая учительница по фортепиано научила меня добиваться успеха, особенно когда страшно. Второй учитель (по саксофону) верил в меня как в луч света, поэтому всё в итоге складывалось, даже когда сперва ничего не получалось. Педагог в консерватории влил в это ложку дёгтя и научил меня точить зубы. Быть смелой и открытой. Не бояться. Для меня это три примера, каким необходимо быть учителем, преподавателем, мастером.

Я бы посоветовала молодым учителям иметь напильник в потайном кармане, чтобы вовремя наточить зубы. Не забывать про уважение, но и отстаивать свою точку зрения, только обязательно аргументировать. Сегодня это очень актуально, потому что я часто сталкиваюсь с тем, что к молодым не прислушиваются, их бранят, опасаются. Может, так и надо? Или всё-таки стоит обратить на нас внимание? Нас слишком часто не слышат. Или не хотят слышать. Наверное, по факту это одно и то же.

В рамках спецпроекта «Карта учителей» мы будем ежемесячно публиковать монологи учителей из разных уголков России, следите за обновлениями. А пока можете подписаться на рассылку «Привет, учитель!», письма для которой пишут сами учителя.

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям(2)
Комментарии(2)
Да. И дополнительно кнут в одном кармане и пряник в другом. А в сумочке желателно иметь наручники.
"Передавать знания это что-то сакральное" - Круто, но совершенно справедливо.