За вашими детьми следят. Кто и зачем просит учителей мониторить соцсети учеников

За вашими детьми следят. Кто и зачем просит учителей мониторить соцсети учеников

Угрозы, боты и закон
15 679
17

За вашими детьми следят. Кто и зачем просит учителей мониторить соцсети учеников

Угрозы, боты и закон
15 679
17

В редакцию «Мела» стали поступать письма от учителей с просьбой разобраться в ситуации: педагогов под угрозой увольнения заставляют мониторить социальные сети школьников и передавать в администрацию данные о лайках, подписках, комментариях, подозрительных друзьях и даже времени, проведенном онлайн. Мы решили разобраться, насколько этичны и правомерны эти требования.

«День суицида»

В конце февраля родителей российских школьников накрыла паника: в тиктоке начали появляться ролики с призывами участвовать «в акции массового суицида 3 марта». Дети записывали ролики с грустными песнями, цитатами об одиночестве, рассуждениями о смерти, которые собирали сотни тысяч просмотров и одобрительных комментариев. После этого 3 марта даже начали называть «днем суицида», хотя официально Всемирный день предотвращения самоубийств (World Suicide Prevention Day) — 10 сентября.

Скриншоты роликов из тиктока

Слухи о призывах распространялись так активно, что даже столичный Департамент образования рекомендовал администрациям школ оповестить взрослых в родительских чатах о возможной опасности.

«Просим вас поговорить с вашими детьми на эту тему, еще раз рассказать им, что вы их любите и они вам дороги. Только заботой и вниманием мы можем оградить наших детей от реальной угрозы манипулирования их сознанием», — писали классные руководители в рассылках.

Обратила внимание на ситуацию депутат Госдумы Ирина Яровая. Она попросила главу Следственного комитета Александра Бастрыкина разыскать зачинщиков флешмоба и «принять исчерпывающие меры по оперативному пресечению противоправных действий и установлению злоумышленников». Никого пока не нашли.

В пресс-службе тиктока тогда заявили, что следят за подобным контентом и своевременно его блокируют. И действительно, на сегодняшний день хэштег #3марта заблокирован. При попытке его поставить социальная сеть предлагает перейти на сайт психологической поддержки или позвонить по телефону доверия.

Не хочешь следить — увольняйся

Третье марта прошло. Родители выдохнули, дети переключились на другие флешмобы, стали снимать новые видео. А вот в жизни некоторых учителей кое-что поменялось: педагогов некоторых школ обязали ежемесячно отслеживать социальные сети учеников и предоставлять администрации данные о лайках, подписках, комментариях, экранном времени и даже подозрительных друзьях.

Учителей это закономерно озадачило. В редакцию «Мела» пришло несколько писем с вопросами, насколько правомерны действия школьной администрации. Ведь помимо того, что это огромная дополнительная нагрузка, возникает еще и этический вопрос: нормально ли собирать личные данные несовершеннолетних и загружать их в какую-то базу.

Одна из учительниц согласилась на условиях анонимности рассказать свою историю более подробно. Она работает в государственной школе в Тюмени: «Эта слежка вызывает у меня большие сомнения. Администрация нашей школы утверждает, что есть поручение какого-то комитета, где говорится, что всем учителям нужно отслеживать социальные сети своих учеников. Лично я никакого документа не видела.

А когда попросила директора школы мне его показать, она на эмоциях порекомендовала уволиться

Распоряжение комитета связано с тем, что среди подростков была волна суицида — «Синий кит», всякие паблики АУЕ. И вот нам, учителям, нужно сохранить жизнь и здоровье детей. Теперь каждый месяц третьего числа нас заставляют через специальную программу сканировать социальные страницы детей инстаграма и «ВКонтакте». Потом собранные данные в виде активных ссылок добавлять в таблицу и прикладывать к ним скриншоты — чтобы доказать, что мы все правильно собрали. Если программа показывает мне, что у ученика на странице есть что-то опасное, у меня появляется дополнительная бумажная работа. Я пишу уведомление, сообщаю родителям, заполняю документы. Делать это приходится в свободное время, потому что у меня нет возможности этим заниматься в течение учебного дня.

В других школах нашего города, насколько мне известно, такое не практикуют. Коллеги говорят: «Пару раз нас заставляли, и все». А в нашей школе это целая система бумажной волокиты. И когда я спрашиваю у администрации: «Почему тогда другие школы этим не занимаются?» В ответ всегда слышу одно: «Нарушают»».

Ольга Мирясова, оргсекретарь профсоюза «Учитель»:

«Мониторинг социальных сетей точно не относится к обязанностям учителя-предметника. Классных руководителей могут пытаться обязать это делать под разными предлогами, но мы считаем, что это тоже в корне неправильно и не должно включаться в должностные обязанности.

Искать экстремизм — задача правоохранительных органов. Если дети перестанут доверять классному руководителю, поняв, что он ведет за ними слежку, то воспитательная работа в принципе станет невозможна. Дети просто закроют свои аккаунты от него или вообще ото всех. Кроме того, классные руководители сейчас обязаны делать огромное количество работы за очень скромную доплату.

Мониторить соцсети 30 детей — это не такая простая история. Нужно всем коллективом отказываться от этого занятия, никого за это уволить не могут».

Другая учительница, обратившаяся в редакцию «Мела», работает в государственной школе в Екатеринбурге. Она тоже подтвердила, что ее заставляют анализировать личные страницы школьников: «Классным руководителям сказали, что каждый месяц нужно проводить мониторинг социальных сетей учеников, составлять отчет по каждому ребенку: собирать ссылки на аккаунты, указывать, закрытый аккаунт или нет, обнаружена ли там экстремистская или суицидальная информация. Администрация школы давала мне в руки приказ, который назывался „Мониторинг социальных сетей“. Но я его еще не подписала» (предоставить приказ или его фото редакции «Мела» учительница из Екатеринбурга не смогла).

В разных городах и разных регионах это не первый подход руководства департамента к тому, чтобы включить в обязанности учителей мониторинг детской активности в сетях. В 2018 году в Перми, в 2019 году в Екатеринбурге на педагогов уже пытались возложить подобные обязанности (в первом случае это произошло после нападения в школе, а во втором — после гибели двух девочек на железной дороге). И во всех случаях упоминалась одна и та же мониторинговая программа.

«Герда» на сцене

Программа, через которую учителя проверяли и снова проверяют школьников, называется «Герда Бот». Как пишут создатели сервиса: «Это старшая сестра в интернете», с помощью которой любой пользователь может загрузить в специальную строку ссылку на социальную страницу, после чего бот покажет, состоит ли человек в группах про маньяков, зацепинг, депрессию, педофилию, оружие, суицид, насилие и стрельбу в школе.

Пример выдачи результатов на сайте «Герда Бот»

Существует и расширенная версия. В платной версии (138 рублей в месяц) «Герда Бот» проверяет опасные группы и анализирует уведомления, лайки опасного контента, комментарии, группы друзей, подозрительных друзей, мат и даже время, проведенное онлайн. На сайте «Герды» есть страница «Герда для школ и учителей», ее возможности разработчики описывают как «здесь вы сможете проверить, состоят ли ваши ученики в опасных группах».

Марк Евлампиев, разработчик «Герда Бот»:

«Три года назад было много шума вокруг суицидальных групп типа «Синих китов» и историй, похожих на Колумбайн. Поэтому мы скоординировались с тремя разработчиками и решили сделать сервис для родителей, который поможет проверить, состоит ли ребенок в опасных группах. Это наша личная инициатива, этот проект нам никто не заказывал. Департамент образования к нам не имеет никакого отношения.

Мы все делали своими силами. Проконсультировались с психологами и организациями, которые работают с опасными группами. Потом руками собрали их в один список. И дальше создали алгоритм, который сможет распознавать опасный контент. Например, если есть группа о том, где постоянно пишут, что жизнь — это фигня, про одиночество, плохих родителей, дурацкую школу, все это подкрепляется картинками, — это «наш клиент», который попадает в список депрессивных групп. На последнем уровне этот список проверяют модераторы.

Два года назад мы попробовали разные варианты монетизации проекта. К нам приходили некоторые школы для сотрудничества. Мы даже сделали версию для учителей, но ни разу не довели это до конца.

Я не знал, что «Герда Бот» сегодня используют в школах в обязательном порядке. Первый раз услышал об этом от вас

Это полный абсурд. Кажется, что те, кто работают в сфере образования, нашли бесплатную полезную платформу в виде нашего сервиса и начали ее использовать. Мы этого не планировали.

Вообще, я считаю, что учителя не должны следить за детьми в социальных сетях, этим нужно заниматься родителям. Наша идея заключалась в том, чтобы упростить систему мониторинга опасных групп, но мы не думали, что кто-то объявит этот мониторинг обязательным. Еще раз: изначально этот проект был создан для родителей, чтобы они смогли узнать, состоят их дети в тех или иных группах или нет.

Что будет с проектом теперь? Нам нужно будет собраться с коллегами и обсудить. Мы не очень много времени посвящаем «Герде» — она просто существует сама по себе. Однако я слежу за статистикой и знаю, что в месяц через наш сайт прогоняют порядка 10 тысяч страниц.

Думаю, что в связи с этой ситуацией нам нужно будет что-то придумать. Мы примем меры».

Мнение:

«Можно найти разные механизмы сбора информации о детях и неблагополучии в семьях. Но что с этой информацией делать, если речь не идёт о грубых случаях, когда всем понятно как действовать. Тот же случай нападения на детей и учителя в пермской школе (события 2018 года, после которых в Перми начали использовать «Герду» — прим.ред.) — один из нападавших был исключён из школы, но напал на педагога, которая учила его в младших классах. Наверное, это трагедия где-то проанализирована и сделаны выводы о причинах этой агрессии, но мы об этом не знаем.

Я всё же считаю, что механизмы взаимодействия между родителями и школой должны вырабатываться через систему школьного самоуправления с помощью квалифицированных психологов и социальных педагогов.

Школа не должна всё время восприниматься как репрессивная машина, которая при выявлении проблем начинает выдавливать учеников. Нет сил и ресурсов понять и разобраться с каждым случаем.

Школы в провинции недофинансируются, мало молодых педагогов, качество образования оценивается через успеваемость и отсутствие правонарушений со стороны школьников. Когда у классного руководителя 30 человек в классе он не может уделить внимание каждому, стать ментором или коучем, разглядеть все детали. Теряется доверие и мы попадаем в тупик.

Родители скрывают информацию от школы, а педагоги не имеют возможности помочь каждой семье персонально. Предлагается заглядывать в каждый холодильник и в каждый аккаунт ученика, но что делать с этой информацией, кроме вытеснения «условно опасных» и неблагополучных из школ», — Надежда Агишева, депутат Пермской городской Думы.

Насколько вообще законны требования отслеживать активность учеников в соцсетях?

Адвокат Максим Крупский:

«Вопрос относительно правомерности обязательного мониторинга следует рассматривать в двух аспектах. В первую очередь необходимо разобраться, законно ли в принципе осуществлять систематический целенаправленный мониторинг страниц школьников в социальных сетях. Во-вторых, стоит понять, насколько корректно (с точки зрения права) возлагать на учителей обязанности по такому мониторингу и составлению отчетности.

С одной стороны, такой мониторинг — одна из недопустимых форм сбора, хранения, использования и распространения информации о частной жизни лица без его согласия. Но если речь идет о выявлении в социальных сетях признаков совершения преступления самими школьниками или в отношении школьников, реагирование со стороны образовательного учреждения (например, путем передачи информации в правоохранительные органы) представляется оправданным.

На мой взгляд, возлагать на учителей обязанности по мониторингу активности школьников в социальных сетях неправильно, а принуждать их к такой деятельности и вовсе незаконно, поскольку это противоречит ФЗ РФ «Об образовании в РФ».

Несмотря на вполне понятные и обоснованные цели, заявленные авторами проекта «Герда Бот», невозможно сделать вывод о том, каким образом устроен алгоритм выявления «опасных групп» и на основании каких именно критериев тот или иной контент получает маркер «опасного».

По моему мнению, интернет-пространство должно контролироваться правоохранительными органами, а не школой. А активность детей в социальных сетях должна быть зоной ответственности родителей, что также в полной мере соответствует действующему семейному законодательству».


Председатель Ассоциации классных руководителей образовательных организаций, директор московской школы № 814 Максим Иванцов официально подтвердил «Мелу», что мониторинг социальных сетей не входит в официальный перечень обязанностей классных руководителей.

Фото на обложке: Shutterstock / Natalia Ruedisueli

Комментарии(17)
Этично ли следить за другими людьми, а потом ещё и стучать на них? Сам по себе вопрос меня напряг. Должен ли учитель быть жандармом, или росгвардейцем, или стукачом, или сексотом? Этим можно показать лишь свою профессиональную непригодность, так как задачи и методы воспитания лежат в иной плоскости. Какой моралью должен обладать тот, кто требует таких функций от учителя? Можно ли их оставлять на доложности руководитя? При такой морали руководителей не удивляйтесь потом, если из детей выйдут люди, для которых нет моральных ограничений. Я ставлю вопрос иначе: а можно ли оставлять такого руководителя. Или я что-то не так понял в этой статье?
Государство стремиться установить тотальный контроль за всем, в том числе за интернетом. Пользоваться решило тем, что есть, чтобы два раза не вставать — учителями, которыми легко управлять и которые не сопротивляются. Слежка за детьми — это уже просто последнее днище в отношении и к себе, и к детям. Сопротивляться, на мой взгляд должны педагоги, с руководителя чего взять — он чиновник, ему приказали: он упал и отжался. Где интересно, профсоюз учителей?
Конечно, не следует следить. Хотят самоубиться — вперед и с песней. Не забыть потом родителей лишить родительских прав. Меньше психбольных — здоровее общество.
А я бы предложил ввести карательную психиатрию). Может из психов получатся хорошие работники на урановых рудниках)))!
Абсолютное враньё разработчиков! Все делали по заказу! Орут про Сталина везде, а везде в этой стране сейчас доносы сплошные и слежки, устраиваемые на госуровне! Почему сажали при Сталине? Потому что доносили на людей предки тех, кто доносит сейчас! Мерзость всегда останется мерзостью-это на генетическом уровне! А в школах на учёт ставятся не потенциальные преступники, а, наоборот, те дети, над которыми эти преступники издеваются и травят!
«Почему сажали при Сталине?» — а не надо было сажать?
Показать все комментарии
Больше статей