Написать в блог
Ребёнок не читает — будущее загублено? Нет, всё не так плохо

Ребёнок не читает — будущее загублено? Нет, всё не так плохо

Просто спросите, что ему интересно
4 298
0

Ребёнок не читает — будущее загублено? Нет, всё не так плохо

Просто спросите, что ему интересно
4 298
0

Проблема многих современных родителей — ребёнок, который не читает (или читает не слишком увлечённо). Главный родительский страх — вырастить недостаточно образованного и развитого ребёнка, ведь без книг именно так и будет. Главный редактор детского журнала «Лучик» Лев Пирогов однажды решил эту проблему, причём не только со своими детьми.

«Ребёнок не читает, что делать?». Этот вопрос понятен. Сочувствуем, морщим лоб, даём советы. «А мой ребёнок много читает!» — тут всё хорошо, рады за вас. Берегите глаза!

Между тем это два самых характерных предрассудка, связанных с детским чтением:

1. Читать — всегда хорошо.

2. Не читать — плохо.

Представьте себе родителя, который жаловался бы: «Мой ребёнок не рисует, что делать?». Забавно, правда? Ну, не рисует, и что? «Мальчик не собирает роботов из конструктора — кошмар! Девочка не любит шить — будущее малютки загублено! ­­­­».

К чтению мы относимся принципиально иначе, потому что считаем его главным каналом поступления важной и полезной информации. Но так ли это?

Да, конечно, в интернете полно мусора. Но разве его мало в бумажной детской литературе? Разве родитель читающего ребёнка не озабочен постоянной проблемой «что почитать»? Ведь если ребёнок одолел аж двадцать томов серии про «Котов-воителей» или четыре выпуска «Атаки Титанов», радоваться тут особо нечему. Так что же делать, если дети ничего не читают или читают всякую ерунду?

Именно этим вопросом я задался, приступив два года назад к изданию детского журнала.

«Может быть, им просто не повезло встретиться с таким чтением, которое было бы сразу и интересно, и полезно? — подумал я. — Так надо его придумать!»

Легко сказать — надо придумать. А поди придумай… Вон, у составителей школьных программ по литературному чтению это не получается уже сколько, лет пятьдесят? Сто?

Решение пришло не сразу, но было простым и оказалось удивительно эффективным. Я обратился к родителям: «Если ваш ребёнок любит задавать заковыристые вопросы, если у него есть вопрос, на который вы не знаете, как ответить, присылайте этот вопрос в журнал „Лучик“. Мы постараемся вам помочь».

И вот далеко не полный перечень «детских вопросов», которые мы получили в первый же месяц:

  • Как устроена бесконечность?
  • Сколько всего вселенных?
  • Что такое теория относительности?
  • Чем отличается шедевр от обычной картины?
  • Где граница между живым и неживым?
  • Как возникли профессии, и какая профессия была самой древней?
  • Что такое «хороший человек» и «плохой человек»?
  • Кто такие иллюминаты?
  • Чем мы друг друга чувствуем: ты ещё не сказал, а я уже поняла?
  • Почему еда бывает вредной, и зачем вообще называть едой то, что вредно?
  • Почему у Мальвины волосы голубые?

И так далее.

Познакомьтесь с журналом «Лучик» и почитайте его вместе с ребёнком!

Понятно, что на такие вопросы не ответишь парой абзацев. Тут каждый ответ — статья. Например, если спрашивают, «сколько всего вселенных», придётся вспомнить теорию множественности миров математика Хью Эверетта, а поскольку его теория — это интерпретация квантовой механики, значит, надо рассказать и о том, что такое квантовая механика, да так, чтобы не скучно было. Ну, допустим: «Всё началось с того, что астрономы никак не могли отыскать загадочный спутник Сириуса».

Или вот: почему у Мальвины волосы голубые. Конечно, потому, что в первой редакции сказки Карло Коллоди «девушка с голубыми волосами» была просто-напросто привидением! Потом уже стала феей, а потом Алексей Толстой придал ей черты главной героини «Алисы в Стране чудес», откуда позаимствовал мотив Золотого ключика, отпирающего дверцу за занавесочкой (у Коллоди ничего этого нет).­

Разумеется, у нас не было никакой уверенности, что 8–10-летние дети станут читать статьи по физике, астрономии, литературоведению и искусствоведению. Но потом потекли письма — и от детей, и от родителей. Оказалось, что детям это интересно — именно потому, что в школе ничего подобного они ещё не «проходят». Оказалось, что мы «учим мыслить». Ура!

Ну, а наши читатели учат мыслить нас. Теперь мы и сами умеем придумывать правильные интересные темы.

Например: сколько у Незнайки друзей, знаете? Думаете, 15 — Винтик, Шпунтик, Пилюлькин и так далее? Ха-ха, ничего подобного!

Друг у Незнайки один — Гунька с улицы Маргариток, в книге прямо об этом сказано.

А почему? (А это, братцы, уже нравственная проблематика.) Начнём с простого вопроса: почему к слову «пакля» Незнайка придумал рифму «рвакля», а не какую-нибудь другую — «дракля», «плакля» или «дуракавалякля»? А потому, что…

Ой, мамочки. Мы же ещё не объяснили, что такое «пакля», а кто из нынешних детей это знает? Придётся написать про выращивание и обработку льна (а это уже воспитательная статья о ценности и пользе труда получится).

Сами понимаете, никто бы не стал читать статью, начинающуюся словами «сегодня мы расскажем о технологии выращивания и обработки льна». Но если рассказать об этом между тем, что наша галактика со скоростью 400 000 км/ч сближается с Туманностью Андромеды (истинная правда) и забавными портретами Пикассо (который рисовал точь-в-точь как Незнайка, но, в отличие от него, прославился), то ничего — зайдёт на ура!

Дальше мы стали думать: а чего ещё не хватает нашим младшим школьникам? Физики, астрономии, настоящей математики (а не навыков счёта), литературоведения — чего ещё? И решили — двух вещей. Игры и… необязательности трудиться.

Ведь когда труд обязателен — это работа. А когда нет — удовольствие! То, что делаешь с удовольствием, хорошо получается. Мы стали «задавать уроки» — давать задания, которые не обязательно выполнять. Не хочешь ломать голову — просто читай. А если нравится ломать — выполняй, присылай ответы и будешь принят в Секретный отряд. Это наша игра такая, только о ней никому рассказывать нельзя (кроме родителей), она секретная.

Так из безнадёжного дела (ведь бумажные журналы — это прошлый век, правильно?) «Лучик» превратился в дело нужное и весьма полезное. В сентябре на «Радио России» начало выходить приложение к нашему журналу — «Радиолучик». Теперь обдумываем запуск ютьюб-канала для малышей — младших сестёр и братьев наших читателей. И, как говорится, «это только начало».

Раньше, когда я слышал «дети ничего не читают», понуро опускал плечи: «Ну да, ну да…» Теперь — поднимаю брови:

— Дети? Ничего не читают? Научим! Присоединяйтесь к нам!

А ведь надо было всего лишь выяснить, что им интересно.

Иллюстрации: Shutterstock (Popmarleo)

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям
Комментариев пока нет
Больше статей