«Я ушла из школы в онлайн»: честные рассказы учителей

«Я ушла из школы в онлайн»: честные рассказы учителей

11 247
5

Пандемия повлияла на педагогов по-разному. Кто-то понял, как, оказывается, сильно любит школу, шум на переменах и собрания в учительской, а кому-то понравилось в онлайне. О таком опыте рассказали учителя Экстерната и домашней школы «Фоксфорда».

Нина Максимова

Преподаватель алгебры и геометрии для учеников средних классов в онлайн-школе «Фоксфорд». Общий преподавательский стаж — 10 лет

Я всегда мечтала быть учителем математики: с 11-го класса работала репетитором и была волонтёром в кружках физико-математического лицея. А когда окончила педагогический, пошла преподавать в школу и вскоре перешла в физмат-лицей.

Проработав в нём 7 лет, я поняла, что нужно двигаться дальше. Какая бы ни была прекрасная школа и хорошая администрация, тем не менее школа — это часть бюрократической системы. И хотя в лицее изо всех сил старались минимизировать бюрократию, возложенную на учителей, чтобы выйти за рамки системы, нужно было приложить огромное количество усилий. Даже если просто хочешь свозить детей на экскурсию или устроить кружок на голом энтузиазме, не факт, что всё закончится успехом.

Когда возникает мысль уйти из школы, не понимаешь, куда идти. Разве что в другую школу, но ведь от этого ничего не поменяется. В другой профессии я себя никогда не представляла, поэтому пришла посоветоваться к своему преподавателю из педагогического института. Он предложил мне поработать в «Фоксфорде». Так я попала в Экстернат и домашнюю школу «Фоксфорда» и начала вести алгебру и геометрию для 7–8-х классов.

В онлайне гораздо меньше предубеждений. Я в принципе человек, который любит выделяться из толпы, за это часто получала по носу. И в обычной школе я долго была самой младшей из педагогического коллектива, так что постоянно слышала снисходительный тон и обращения на «ты». На самом деле мы во многом формируем отношение к человеку по массе признаков, как бы ни старались воспитывать в себе толерантность. А в интернете все равны, здесь многие признаки стёрты — важен в первую очередь твой профессионализм. Это помогает работать.

Больших различий между преподаванием в классе и в онлайне я не вижу. Любой образовательный процесс состоит из трёх частей: подготовки, урока и обратной связи. Что-то в онлайне делать легче, а что-то требует дополнительных усилий.

Подготовка

Подготовиться к уроку в онлайне проще. С одной стороны, у тебя больше инструментов, с другой — меньше форматов. В школе нужно было делать и карточки, и презентации, и раздатки, и чтобы всё это было методически оправданно. Здесь для подготовки нужна только я и ноутбук. В базе есть обильный запас заданий, так что не приходится тратить время на поиски книжек в домашней библиотеке и перепечатывание упражнений.

Мгновенная связь внутри команды тоже облегчает подготовку. Когда у меня возникает вопрос, я просто пишу в рабочий чат и сразу получаю с десяток советов от коллег.

Урок

Само занятие даёт столько же эмоций, а отбирает меньше. В школе много времени тратится на выравнивание дисциплины и мотивации: есть дети, которым интересно заниматься, те, кому сложно, и те, кто просто этого делать не хочет. Чтобы рассказать что-то интересное пяти детям и необязательное остальным 25, нужно этих остальных чем-то занять. Но ведь они понимают, что просто тратят время и теряют интерес к учёбе. В онлайне я просто могу рассказать это в перерыв, а те у кого нет возможности послушать сейчас, посмотрят это в записи.

Вообще, в онлайне дети более мотивированные и самостоятельные. Когда я спрашивала своих учеников о причинах перехода из обычной школы в онлайн, они отвечали, что хотят учиться, а не ждать 20 минут, пока весь класс успокоится или когда Вася перестанет плеваться жвачкой. Таким детям онлайн-формат подходит больше, хотя и Васе он может подойти, просто эффект проявится чуть позже.

Большая доля ответственности, которая в офлайне лежит на плечах учителей, здесь лежит на самих детях

Это в первую очередь полезно ребёнку: если мама до 11-го класса реет коршуном над Васенькой и напоминает ему сделать уроки, то он всю жизнь будет ждать, пока ему о чём-то напомнят. Лучше пусть он пару раз забудет сделать задание, получит двойку и научится не забывать сам. В домашнем задании у детей больше свободы выбора. У нас оно состоит из трёх частей: обязательной, желательной и опциональной. Если ребёнок не хочет выполнять опциональную часть, он может этого не делать. Конечно, бывают родители, которые требуют, чтобы было сделано всё, но здесь их меньше.

Обратная связь

А вот обратную связь в онлайне получить сложнее. На обычном уроке ты можешь просто считать эмоции с лица и понять, что ребёнку нравится, а что непонятно. А здесь ты этих лиц не видишь, зато есть чаты. Сначала я боялась, что не буду чувствовать отдачу от детей — детское жриамули, о котором говорил Шалва Амонашвили. Жриамули — звук, который издает стая птиц, когда нашла зерно. Этим словом можно описать то, что происходит у детей на перемене. Это самое клёвое, что есть в школе.

Я боялась, что без него в онлайне просто скисну. Оказалось, оно там есть. Этого детского жриамули в онлайне тоже полно — надо просто чат читать. А читать его одно удовольствие. Я из того поколения, которое постоянно сидит в телефоне. Так что для меня не проблема, пока стою в пробке, открыть сообщение и ответить ребёнку. Не могу же я оставить ребёнка без ответа, когда он хочет что-то узнать.

Я ни в коем случае не считаю, что от офлайн-образования нужно избавиться, просто онлайн должен занять равноправное место. Ничто не сможет заменить живое человеческое общение. Вопрос в том, хватит ли у нас эмоциональных ресурсов, чтобы перенести человеческое общение в онлайн.


Елена Лебединец

Учитель математики 1–4-х классов в онлайн-школе «Фоксфорд», общий педагогический стаж — 25 лет

После университета я 10 лет работала методистом в педагогическом колледже. В 2000-е преподавала в большой городской школе, стала там заместителем директора, помогала осваивать технологии, которые тогда только стали появляться. Когда менять что-то стало сложнее, я ушла на должность замдиректора в санкт-петербургскую частную школу «Взмах». Там было бесконечно интересно работать, но на дорогу я тратила по 4 часа, пришлось оттуда уйти. Потом меня позвали работать директором в сельскую школу в Гатчинском районе. Но, проработав два года, я поняла, что образовательный процесс люблю больше, а директорское место — это не моё.

Стала вести свою онлайн-группу по математике, даже сделала мобильное приложение для игрового обучения счёту. А потом пришла в «Фоксфорд» учить классы. Мне хотелось работать в такой системе, которая, с одной стороны, похожа на классическое школьное образование, а с другой — включает плюсы онлайн-формата.

В онлайне я не чувствовала себя потерянной — наоборот, здесь открылся целый океан возможностей:

Меньше бумаг

В государственных школах нарастает вал отчётности. Он отнимает драгоценное время и не влияет на результат, ради которого существует школа — обучать детей, создавать им условия для развития и реализации способностей. Сейчас я заполняю необходимый минимум документов: отмечаю посещаемость, чтобы родители видели — ребёнок занимается, пишу планы уроков, чтобы кураторы понимали — всё идёт по плану, и оставляю обратную связь для учеников. А главное, понимаю, зачем всё это нужно.

Нововведения

Как управленец в школе я столкнулась и с другими сложностями. Например, несозревшие, сырые нововведения — предметы и экзамены, которые то добавляют, то убирают из школьной программы. Такие необдуманные изменения не приносят пользы, а отнимают время сотрудников школы и перегружают детей.

В онлайне нововведения продуманны и оправданны, они отражают потребности детей и учителей. Новые функции платформы делают работу преподавателя более удобной, помогают детям сразу получать обратную связь, а учителю — не проверять задания.

Команда

В онлайне все находят себе место: и опытные зубры, и новички. Мы постоянно общаемся с коллегами в чате и видимся на регулярных созвонах. А офлайн-встречи в студии и на итоговых собраниях хорошо дополняют виртуальное общение.

В период карантина многие учителя получили неудачный опыт дистанционного обучения. Но его не стоит путать с полноценным онлайн-образованием: у школы просто нет таких инструментов, которые используют онлайн-школы. Хорошо организованный процесс комфортнее, а сориентироваться в нём гораздо проще.

Нам всем рано или поздно надо осваиваться в онлайн-среде. Ведь дети уже там: они не спрашивают и не ждут на берегу, а давно плавают в этом океане. Бесполезно пытаться докричаться до них с берега — нужно плавать вместе с ними, видеть эту среду, разбираться в ней, чтобы уберечь от опасностей и направить к возможностям.


Елена Тютина

Классный руководитель и учитель начальных классов в системе развивающего обучения в онлайн-школе «Фоксфорд», общий преподавательский стаж — 17 лет

Я всегда считала себя учителем развивающего обучения. Этому не учат в университетах, но мне повезло оказаться в экспериментальной «Школе развития» в Москве, где с учителями работали авторы учебников системы Эльконина — Давыдова. Так что методика была передана из рук в руки.

Спустя несколько лет мы с семьей переехали в Воронежскую область, я стала работать в обычной сельской школе. У первого класса пришлось преподавать по традиционной системе, но, когда снова набирала первоклассников, всё-таки сумела убедить руководство и стала работать по системе развивающего обучения.

В этот же год случилась пандемия. Школа словно замерла: все просто ждали, что скоро дистант закончится, привычная учёба вернется на круги своя. А мне хотелось как-то адаптироваться: я искала ресурсы, которые вызывали доверие, обращалась к авторам учебников развивающего обучения за советами. Так и пришла в «Фоксфорд»: начала использовать курсы, которые в тот момент открыли для всех желающих. Смотрела уроки и понимала, что есть люди, которые преподают в онлайне достаточно уверенно. Мне понравилось.

Когда вернулись в офлайн, не было никакого собрания, где мы могли бы обсудить, что это было и как действовать дальше. Было понятно — второй локдаун будет, но никто к нему не готовился. Поэтому я решила попробовать свои силы в «Фоксфорде».

В онлайне учитель сосредоточен исключительно на том, как организовать работу на уроке, чтобы детям всё было понятно. Мне не приходится отвлекаться на дисциплину. Да и классное руководство занимает гораздо меньше времени.

В обычной школе могли вызвать прямо с урока, чтобы немедленно сделать «важную» отчетность.

То, что формальности могут быть важнее обучения, — это абсурд

Еженедельные совещания в школе тоже теряют прежний смысл. В современном мире не нужно собираться, чтобы узнавать об изменениях и получать инструкции через третьи руки. Вся информация доступна в сети за пару кликов. У нас в онлайне тоже есть еженедельные планерки, но они не занимают столько времени. А если ты занят, их можно посмотреть в записи и оставить свои предложения и идеи в комментариях.

В сельской школе на плечи учителя ложится и образовательная, и культурная, и социальная работа: организация праздников, тематических мероприятий. А если ты классный руководитель, то и проведение родительских собраний, подготовка отчетности, и хождение по семьям, если появляются подозрения на любое неблагополучие, — всё это происходит за счёт личного свободного времени и не оплачивается.

В онлайн-школе четыре участника образовательного процесса: учитель, ученик, школа и родители. Когда мы общаемся с родителями учеников, разговариваем на равных, как коллеги. Я спокойно воспринимаю и допускаю такие отношения, ведь именно родители обеспечивают мою связь с ребёнком.

Если ты сам увлечен предметом, то и вести его будешь интересно. Если ресурса на чувства нет и предмет не увлекает, то и передать нечего. В онлайне любой урок — открытый: каждый родитель может присутствовать на нём или показать его своим родственникам и друзьям. Поэтому тем, кто хочет преподавать в онлайне, я бы посоветовала сначала посмотреть, как работают в этом формате уже опытные учителя. Если, просматривая онлайн-уроки других, вы думаете: «Да, я, наверное, тоже так смогу», — значит, всё получится.

Иллюстрация на обложке: Shutterstock / Nadia Snopek

Комментарии(5)
Знаю, что онлайн обучение — вещь совершенно неизбежная. Проработав учителем 30 лет в обычной школе, сам ушёл в онлайн. Практически убежал! «Слегка» подустал годами работать с нагрузкой 56 уроков в неделю. Меньше нельзя, иначе стыдно назвать размер зарплаты. Ещё умудрялся параллельно заниматься репетиторством. Ежедневно. «А как же живое общение с учителем, одноклассниками!» — вопиют противники «онлайна». Я всегда говорил коллегам: «Хорошо, что родители учеников имеют весьма смутное представление о том, кто учит их детей, чему их учат и как, зачастую, выглядит „общение“ между одноклассниками». Меньше знаешь — лучше спишь! Во время пандемии многие родители, наконец, «увидели и услышали» каким образом происходит процесс обучения их чад. Многие ужаснулись! И тут же, как грибы стали расти «онлайн-школы». Но это, как говорится, не вина обычной школы, а её беда.
Когда говорят про онлайн, почему-то часто забывают один нюанс: долгое сидение за компьютером. До сих пор с ужасом вспоминаю дистанционку прошлой весны, на первом карантине: в сумме получалось ПЯТЬ ЧАСОВ В ДЕНЬ ПЕРЕД ЭКРАНОМ. Даже с учётом наличия длинного перерыва это много.

Меня после такого учебного дня хватало лишь на то, чтобы а) рухнуть на кровать и дождаться, пока перестанет совсем уж бешено колотиться сердце и пройдёт боль в глазах; б) уйти гулять до самой темноты. Ни о какой умственной работе во время урока нет и речи — разве что какие-то примитивные действия. После уроков тоже не до конца восстанавливалась. Вся домашка — исключительно утром, до включения компьютера.

Если онлайн-обучение действительно неизбежно, мне страшно за наше будущее.
Как ни странно, но школьная «внутренняя кухня " всегда надежно скрыта от посторонних глаз. Для многих учителей самым страшным испытанием является проведение «открытых уроков», когда приоткрывается завеса «страшной тайны» — что же на самом деле происходит за плотно закрытой дверью? Я вот задумался, откуда множеству недавно возникших онлайн-школ брать учителей? Вроде всё ясно — из обычных! Переманивать, суля лучшие условия. Вопрос только в том, сколько там осталось тех, кого хотелось бы «переманить»? Я работал в большой городской школе. Более половины педагогического коллектива — это люди от 60 и старше. Немало учителей, которым далеко за 70. Это костяк! Они в онлайн не пойдут, да и не ждут их там. Ждут умных, харизматичных и молодых! Всё-таки лицо в онлайне имеет далеко не последнее значение. Так вот, «молодежь» нашей школы, куда входил и я, это учителя от 45 до 55. Это наши «девочки», а «мальчиков» — раз, два и обчелся. Исчезли, как класс. Реально молодых девчонок в школе трое. Их зарплата составляет 12-15 тысяч! И каждая мечтает поскорее «свалить». И не в другую школу, а в другую жизнь. Просто на данный момент им некуда деться.
Я пытался «агитировать» условную «молодежь», по-настоящему хороших учителей, пройти отбор и перейти вместе со мной в онлай-школу. Результат: категорический отказ по двум главным причинам: первая «Мне ещё вопросы задавать будут, и видео своего урока надо предоставить? Ну, уж нет! Так унижать себя я не позволю! Я уже 25 лет учитель высшей категории!». Вторая причина. Некоторые даже согласились бы отправить резюме и пройти кастинг, но работать в школе, где каждый урок «открытый» не был готов ни один учитель. «Это как ежедневно голым на площади стоять!» Всё! Занавес! Поэтому, «обычная» школа — это отнюдь не «кузница кадров для школы-онлайн». То есть нужно сразу готовить учителей для такой работы: брать способных молодых людей, гарантировать им достойную оплату труда. Сразу, а не через 10-15 лет! Ведь плохой и средненький учитель может десятилетиями работать в обычной школе, но в онлайн-школе он и недели не продержится! Так что: «Мы выбираем, нас выбирают, как это часто не совпадает…»
Дима, я думаю, что мы в самом начале пути. Настоящий онлайн будет тогда, когда его никто не будет влпринимать, как клон офлайна в период пандеми, а как самостоятельный формат. Я очень рада, что на этом пути.
Больше статей