Татьяна Лазарева: «Покрывательство в школах приобрело чудовищный размах»

Татьяна Лазарева: «Покрывательство в школах приобрело чудовищный размах»

7 026
2

Татьяна Лазарева: «Покрывательство в школах приобрело чудовищный размах»

7 026
2
Фото: Павел Ланцов

Телеведущая и мама троих детей Татьяна Лазарева прокомментировала скандал вокруг 57-й школы в колонке для интернет-журнала «Спектр.Пресс». Лазарева объяснила, почему считает открытый разговор правильной формой обсуждения произошедшего.

«Кто-то ругает Кронгауз, кто-то жалеет детей, кто-то проклинает учителей, а я между тем просто счастлива! Вот оно, началось! Открытый разговор про школу давно дожидается своего часа, — пишет Лазарева. — На самом деле покрывательство в школах приобрело последнее время какой-то совершенно чудовищный размах — я просто сменила за три года с ребёнком две школы и везде чувствовала этот страх перед тем, как бы какая-нибудь внутренняя история не вышла за школьные пределы».

Телеведущая признаёт, что современная школа находится «меж трёх огней»: с одной стороны — родители, с другой — начальство, а между ними — дети, до которых «руки уже ни у кого не доходят». И принято считать, что из этого треугольника ничего не должно выходить «наружу». Лазарева приводит в пример реакцию школы и родителей на предложение ввести карантин после того, как её дети заболели гепатитом А: «Я напоролась на какой-то неожиданный гнев со всех сторон, мол, зачем я вообще это вынесла наружу, никто бы и не узнал».

«Аналогия с тем, что происходит сейчас в 57-й очевидна, — продолжает Лазарева. — Но тут прибавилась личная тайна, помноженная на взрослый шантаж и юношеский максимализм, поэтому все так долго не выходило наружу — некому было начать волну: родителей в этом возрасте дети очень редко включают в круг доверенных лиц, а без родителей бучу поднимать некому — ну не учителям же самим с директором начинать посыпать себе голову СК и Первым каналом. Это как-то не принято у нас, сами понимаете, дураков нет».

Не утихающее обсуждение произошедшего в 57-й школе Лазарева называет «очищением». «В моем школьном анамнезе матери троих детей было всё: и попытка совращения, и рукоприкладство, и хамство, и ставшее нормой унижение. Ну а про любовь и уважение к личности с первого класса я давно молчу. И дальше бы молчала, если бы вся эта крупная разборка не совпала с нашим решением ухода из школы. Вообще. Я бы никогда не смогла бороться с системой, находясь внутри неё, я такой же обычный человек, такая же мать. А борьба предстоит долгая, на годы. И реально не на жизнь, а на смерть, потому что исправить все, что там накопилось — я даже не представляю как. Только хардкор. „Его не объехать, не обойти, единственный выход — взорвать“. Школа — это самый живой и быстрореагирующий на происходящее в жизни организм, и её не запихнуть крышкой в кастрюлю, она как Мишкина каша будет лезть и лезть наружу. <…> И все, включившиеся сейчас в эту историю, понимают, что расхлёбывать эту кашу нам самим, свалить не на кого». Телеведущая сообщила, что решила перевести детей на домашнее обучение и продолжать бороться с системой уже «со стороны».

Скандал вокруг 57-й школы начался после поста в фейсбуке журналистки Екатерины Кронгауз, рассказавшей об учителе, который в течение 16 лет заводил романы с ученицами. После этого в фейсбуке стали появляться истории жертв насилия в школе № 57. На данный момент известно о двух учителях, у которых были сексуальные отношения с учениками — это учитель истории Борис Меерсон, о котором писала Кронгауз, и заместитель директора Борис Давидович, которого обвинил в домогательствах выпускник Даня Пиунов.

6 сентября департамент образования принял отставку директора 57-й школы Сергея Менделевича. В школе формируется комитет по этике, который будет состоять из родителей учеников и выпускников.

За ситуацией вокруг 57-й школы следите по специальному тегу

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям(2)
Подписаться
Комментарии(2)
Сложное чуство, когда непонятно, то ли горевать, то ли радоваться.
Двадцать пять лет (целых четверть века!) о школу — вытирали ноги, и использовали её в качестве сливной и сточной канавы (для хранения недорослей-оболтусов). (хотя справедливости ради начиналось это ещё при советах, «нет дороги — иди в педагоги», «выбора нет — иди в пед», и т. д.)
Казалось бы уже всякие гай-германики закрыли эту тему, и «ну раз уж умерла — пусть умерла».
Все у кого были или мозги или деньги, всеми правдами или неправдами — вывозили своих отпрысков учится за границу.
А тут вдруг заграница закрылась, и все ВДРУГ (?) увидели, что вместо школы (от кадров до учебников) — сливная и сточная канава.
Только стоит ли реанимировать труп?
Может лучше снести и построить заново?
Конюшни моют другим способом.