«Вы что, замуж собираетесь?»: как учителя ищут подработку

«Вы что, замуж собираетесь?»: как учителя ищут подработку

5 624
2

«Вы что, замуж собираетесь?»: как учителя ищут подработку

5 624
2
Фото: Shutterstock / Timothy Kuiper

Если учителя жалуются на низкую зарплату, им советуют «уходить в бизнес». Наш блогер Катерина Карпова так и поступила: помимо работы в школе, решила работать в коммерческом центре учителем английского. Правда, и здесь возникли проблемы.

Я работала в школе 2 дня в неделю, получала за эту работу меньше прожиточного минимума. Решила (как и советовали в правительстве) уйти в бизнес. Меня познакомили с директором коммерческого образовательного детского центра в нашем районе. Её мне представили, как женщину хорошую, ответственную, достойно исполняющую своё предназначение: служение детям и искусству. Она была вхожа в администрацию сельсовета, её всячески поддерживал местный глава. И имя у этой женщины было звучное.

Сентябрь

Мы встретились и обговорили условия сотрудничества. Я рассказала, по каким учебникам и в каком формате готова работать. Объяснила, что дети усваивают иностранный в группах 5-6 человек, возраст — первый и второй класс.

На первом занятии я нервничала, хотя чётко знала, что делать, в голове был давно отработанный план. Сначала в класс пришли 5 человек — хорошие такие маленькие первоклашки. Потом еще пятеро. Собралась группа 10 человек, смотрят на меня, я — на них.

Нормально мы так с директором поговорили, да? Она вообще меня слушала и слышала? Но я всё-таки попробовала

Детям понравилось, но меня результат не устроил: если бы группа была меньше, знаний в головах у детей осталось бы больше. Но это ещё не всё: следующая группа — дети 10, 11 и 12 лет (а я ведь говорила про первоклашек). Позанималась и с ними, но решила поговорить с руководителем.

Алевтина Германовна смотрела на меня сияющими глазами: «Понимаете, дети так хотят учиться! Родители осознают всю ответственность, но хоть как-то. Если вы будете делить группу по 5 человек, я не смогу оплатить второй час, но вот две группы — старшие и младшие — я вам организую».

Зарплата за 4 часа работы в неделю обещала быть в районе 10 тысяч рублей и даже больше — в зависимости от количества детей, оплативших месяц. В школе за 2 дня работы в неделю (10 часов плюс время на проверку тетрадей) я получала на тот момент около 8 тысяч в месяц. И ещё деятельность в психологическом центре радовала иногда тренингами и заработками.

Октябрь

Так прошел месяц. Было здорово. На второе занятие дети уже пришли с книжками. Я не знаю, как Алевтина Германовна сподвигла всех на закупку, но, судя по всему, дар убеждения в небесной канцелярии не дают случайным людям. Занятия проходили весело и на пределе. Если ученик болел и пропускал, я уже с трудом могла довести его до уровня группы за один урок. А иногда и за два. Первая зарплата пришла даже больше, чем я ожидала. И вот Алевтина Германовна вызывает меня к себе: «У нас с вами договор-то так и не заключён, давайте подпишем». «Да, конечно. Давайте я почитаю, потом подпишу», — отвечаю я.

Я очень люблю читать договоры. Иногда сложно что-то понять, но я себе даже выписываю крылатые фразы, потом спрашиваю их значение и обдумываю выгоды для себя. Читаю договор, на второй странице крупным шрифтом фраза (воспроизвожу по памяти): «3.4. Если работник в течение периода действующего договора вознамерится расторгнуть действующий договор по собственной инициативе, будет обязан единовременно выплатить центру неустойку в размере 15000 (пятнадцати тысяч) рублей».

Перечитываю пункт, у меня дёргается глаз. Я молодая незамужняя девушка, определённые риски, конечно, есть: вдруг я за год замуж выйду, забеременею, придётся расторгать договор и отдавать работодателям 15 тысяч рублей. Знакомый юрист объяснил мне, что такой пункт в договоре незаконен. Сумма неустойки должна быть подчинена тем выплатам, которые работодатель планирует платить, в процентах, не превышающих разрешенное законом.

Подписать договор, конечно, можно, а если что — пойти в суд и выиграть. Но это же очень неудобно для всех

Я долго думала, как построить разговор с Алевтиной Германовной. Неделю спустя после занятия захожу к ней в кабинет, приношу пустой договор. Сказала, что меня не устраивает один пункт. Поинтересовалась, откуда взялась сумма, превышающая мою месячную зарплату. Директор ответила, что ей нужны гарантии. Ещё и возмутилась: «Вы что, не планируете у меня работать? Вы хотите уйти? Вы что, замуж планируете? У вас кто-то есть?»

Я стараюсь убедить её, что работать хочу и мне всё нравится, но такой пункт в договоре — нарушение закона. Увы, договориться нам так и не удалось. Мне звонили потом родители, спрашивали, будут ли занятия. Я отвечала всем, что с Алевтиной Германовной обсуждаем договор. Потом секретарь сообщила, что я могу приехать за зарплатой за октябрь.

Мне всё выплатили, хотя я думала, будет иначе. Возможно, упоминание конституции и юристов сыграло свою роль.

Апрель

Алевтина Германовна на собрании ветеранов сельсовета произносит пламенную речь, в которой сетует на то, что главы администраций ей не помогают: «Денег нет, но мы держимся!» Этот разговор записывают умные люди на диктофон и приносят главе администрации. Глава администрации задаётся вопросом: «А где же деньги, что я перечислял?» В центр приходят с проверкой, его в спешном порядке закрывают. А от сотрудников, которые не проработали год, требуют те самые 15 тысяч.

Ко мне подходили потом, спрашивали, как я догадалась, что с ней не стоит сотрудничать? Я отвечала, что человек изначально нарушил нашу с ней договорённость и принимал решения за моей спиной, потом пытался подсунуть сомнительную бумагу — по всем этим действиям уже можно было оценить поведение человека, посчитав его неблагонадёжным.


Мне кажется, чтобы уйти учителю в бизнес, нужно выполнить несколько условий:

1. Никакого классного руководства.

2. Лучше не заведовать кабинетом. Если руководство школы периодически заставляет сотрудников кабинеты мыть, ремонтировать, украшать за свой счёт, то это не наш вариант.

3. Лучше быть предметником. Вести уроки раза 2-3 в неделю.

4. Семейные узы должны быть стабильны (или отсутствовать) и не мешать вашей деятельности.

5. Определённый жизненный опыт, хорошие знакомые, понимание специфики работы в школе и с бумагами.

Вы находитесь в разделе «Блоги». Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям(2)
Подписаться
Комментарии(2)
У меня была похожая ситуация, я вела в одном центре ментальную арифметику.К концу учебного года меня многие вещи стали напрягать, я директора предупредила, что доработаю до конца учебного года и уйду.Обид было море!!! Она сокрушалась, что надо было прописать в договоре неустойку, что я ее подвела, что она надеялась, что я хотя бы лет 5(!!!) у нее отработаю.Я еще тогда ей сказала, что на таких кабальных условиях никто не станет подписывать договор.Оказывается, есть такие терпилы (как ваши бывшие коллеги)
Спасибо, что поделились опытом! Мои коллеги даже не подозревали, что так нельзя! Всё прятлось за такими улыбочками, взаимозачётами, подарочкми, преподаватели даже карт зарплатных в руках не держали — всё наличкой выдавалось. А потом обнаружили, после скандала, что там такие суммы крутились на картах, что огого (!) Но сейчас всё хорошо — это был для них урок изучать и создавать собственный бизнес.
Больше статей