Написать в блог
Что происходит с одиноким подростком, когда у друга появляется девушка

Что происходит с одиноким подростком, когда у друга появляется девушка

Школьный психолог — о подростковой ревности и разном взрослении вчерашних друзей
4 297
6

Что происходит с одиноким подростком, когда у друга появляется девушка

Школьный психолог — о подростковой ревности и разном взрослении вчерашних друзей
4 297
6

Работа психологом в гимназии позволяет мне наблюдать со стороны многие интересные подростковые процессы. Дети, которые до пубертата росли в одном ритме, вдруг неожиданно для себя начинают расти по-разному. Причём это касается и физического, и физиологического, и психологического развития, а также становления личности.

Те, кого ещё вчера объединяли многие общие интересы, вдруг становятся далеки друг от друга. Распадаются пары друзей, подруг, возникают смешанные пары. Подростки сталкиваются со сложными эмоциями, которые оказываются неспособны понять.

В первую очередь, психологическое взросление подростка связано с тем, насколько развит его эмоциональный интеллект. Именно способность понимать и дифференцировать свои и чужие эмоции, намерения, мотивацию и желания, а также способность регулировать эти процессы и направлять их в нужное русло отличают подростков зрелых от подростков, внешне напоминающих детей более раннего возраста.

Поступки зрелого подростка всё больше похожи на поступки взрослого человека, а поступки тинейджера со слабо развитым эмоциональным интеллектом похожи на поступки дошкольника или ученика начальной школы. И это несмотря на то, что оба этих подростка могут стремиться решить одну и ту же возрастную проблему, могут находиться в одной и той же ситуации, иметь одних и тех же учителей и один и тот же уровень образования.

Часто поведение детей настолько различно, что ставит в тупик и родителей, и учителей

Ещё вчера подростки вели себя как сверстники во всех смыслах, а сегодня вдруг один гуляет с девушкой или ведёт серьёзные разговоры об обществе, или о своих карьерных устремлениях, а другой истерически гогочет, бегая по этажу, и тычет пальцем в окружающих. Пока разница в поведении не столь существенна, это не бросается в глаза и не пугает окружающих. Но ситуация может измениться и в худшую сторону. Возникает вопрос, что же делать? Как и чем помочь подросткам? Давайте рассмотрим такой случай на примере сконструированной ситуации, в основе которой лежит многолетний опыт наблюдений.

Представьте себе, что два закадычных друга начинают чувствовать вполне себе взрослые эмоции в отношении представительниц противоположного пола. Естественно, у подростков возникает много вопросов, которые нужно выяснить. Какой тип девушек мне нравится? По каким причинам? Какими качествами и свойствами я обладаю? Чем я могу заинтересовать девушку? Как мне с ней вступить в контакт? Как развивать общение? Поначалу это их общая проблема, и они даже не сговариваясь стремятся разделить все тяготы новых душевных забот. Поддерживают самооценку друг друга дружескими комплиментами, дают советы, делятся соображениями. Вместе создают и поддерживают разные формы общения с девушками, создают друг для друга имидж. Но в один прекрасный момент ситуация резко меняется. Один из них оказывается более успешным. Например, он начинает встречаться с девушкой. Второй в этой ситуации, хоть и не становится резко явным аутсайдером, но оказывается постепенно втянут в проживание сложных эмоций. Конечно, если ему удастся в ближайшее время найти себе пару, то ситуация преобразится окончательно и нормализуется. У двух друзей появятся девушки и с ними много тем для обсуждения и поддержки. Но так бывает не всегда. Что же чувствует, а главное, что делает подросток, если ситуация складывается не в его пользу?

В этой новой для себя позиции подросток проживает несколько этапов принятия реальности и на каждом из них пытается по-своему приспособиться к обстоятельствам.

Сначала он расценивает девушку друга так же, как ребёнок в более раннем возрасте расценивает новую игрушку друга. Он с ней аккуратен, она ему нравится, он радуется за товарища и готов разделить с ним его успех. Проблема этого этапа начинается тогда, когда в отличие от игрушки девушка стремится проявлять активность только в отношении товарища. Она стремится завладеть его вниманием, отстаивает значимость своего мнения, требует ухаживаний. У пары формируется своё интимное эмоциональное пространство, в которое друг парня не допускается. Подросток всё больше и больше начинает чувствовать себя третьим лишним. Кроме этого, у его вчерашнего товарища прямо на глазах развивается такой опыт, который всё труднее и труднее понять. Возникает благоприятная почва для поведенческого регресса, то есть для попытки возврата в более ранние и знакомые формы поведения.

На втором этапе, если развивать метафору новой игрушки, подросток стремится достать из арсенала все старые игрушки, которые когда-то нравились его другу, и даже те, которые для него раньше было жалко доставать. Подросток таким образом пытается конкурировать с соперницей за внимание. Это могут быть и в буквальном смысле подростковые игрушки, и какие-то модели поведения, в которых раньше реализовывались общие интересы двух товарищей. Если ему не удаётся конкурировать таким образом, он может начать дружить с кем-то другим, чтобы вызвать ревность бывшего закадычного друга. К примеру, раньше друзья развлекались и самоутверждались тем, что сидели в коридоре школы, тыкали пальцами в окружающих и высмеивали их какие-то реальные или воображаемые недостатки. Так, пытаясь вызвать ностальгию у бывшего друга, подросток сядет в том же коридоре с кем-то другим и будет гоготать в два-три раза громче и демонстративно радоваться происходящему, вызывая у окружающих недоумение. А если приятеля не будет в этот момент рядом, то нужно спровоцировать какие-то приключения, чтобы ему потом рассказали о том, как это было весело. В школьной жизни это чаще всего истории с нарушением внутреннего распорядка и дисциплины.

На третьем этапе подросток вступает в открытую конкуренцию, пытаясь выставить девушку друга в неподобающем свете. Он может делать это через общих знакомых либо напрямую, высказывая приятелю своё негативное мнение о ней. Он может провоцировать какие-то ситуации, в которых он или сам друг должен выглядеть жертвой негативных личных качеств девушки.

Когда и этот этап не приносит успехов, подростку ничего не остается, кроме как пересмотреть окончательно характер взаимоотношений с бывшим товарищем и попытаться найти себе другую компанию (с меньшим опытом взрослых отношений) или попробовать подружиться со сверстниками с аналогичным уровнем успешности в подростковой тусовке.

На каждом из этапов развития конфликта возможна перемена ситуации. Это довольно общий сценарий, который описывает ситуацию в том случае, если изначально более успешному подростку удаётся сохранить и развить свой личностный успех, а также удаётся справиться с завистью и сопротивлением друга.

Что делать педагогам

Ведь это на их уроках подросток, чувствуя нежелательные перемены, начинает саботировать дисциплину или устраивает демонстрационные акции. Ведь это в их воображаемые или реальные недостатки подросток может тыкать пальцем и громко гоготать, стремясь вызвать эмоциональную реакцию или наказание. Он хочет приключений, о которых потом можно было бы рассказать товарищу.

Ответ кроется всё в той же метафоре про детей, играющих в игрушки. Представьте себе двух детей в песочнице, которые играли и веселились до тех пор, пока не появился третий, с более интересными игрушками. Представьте, что между ними случился конфликт. Что бы вы делали? Ну как же, всё же понятно! Пока они не начали кидать друг в друга игрушками, пока не подрались, пока не стали друг на друга обзываться, вы не вмешиваетесь. А вот если пошло хулиганство, вы его останавливаете, объясняете зачинщикам, что были нарушены какие-то допустимые нормы поведения, что так делать нельзя, что был причинён такой-то вред, что другие тоже имеют право на пространство в песочнице и на то, чтобы решать с кем, по каким правилам и в какие игры играть. Плачет ребёнок — обнимаете! Злится — успокаиваете! Кричит громко — утихомириваете! Пошли сопли — вытираете! Точно так же и тут.

Подростки во многом остаются всё теми же малышами из песочницы, несмотря на то, что всё больше напоминают взрослых внешне, и на то, что их игры всё меньше напоминают игры. Но нужно ли педагогу стремиться понять все эмоциональные оттенки чувств подростка, если он срывает урок? Нет, конечно! Подросток, в отличие от ребёнка в песочнице, должен уже чувствовать и личную, и социальную ответственность за тот вред, который приносит окружающим его деструктивное поведение. Вне зависимости от того, насколько детские у этого причины. Только сохраняя строгость взрослого мира в своих дисциплинарных реакциях, мы сможем помочь подростку пройти переходный период из ребёнка во взрослого.

Фото на обложке: iStockphoto (JackF)

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям(6)
Комментарии(6)
Просто надо понять , что есть лохи-омеги (это я), которые никому не нужны т.к. не умеют общаться/страшные и т.д. и друзья- альфачи , которые многих привлекают.
Какое шаблонное мышление.
Показать ответы (4)
Больше статей