«Задави в себе всё человеческое, выхода и смысла нет». Что происходит со школой в провинции

«Задави в себе всё человеческое, выхода и смысла нет». Что происходит со школой в провинции

Татьяна Наумова

10

25.08.2021

Перед новым учебным годом учитель литературы из Москвы Татьяна Наумова посмотрела свежую документалку Юлии Вишневецкой «Катя и Вася идут в школу». Фильм о том, как молодые люди из Москвы отправляются учить детей в провинцию, натолкнул Татьяну на размышления о российской школе в целом — и о месте учителя в этой системе.

Иногда, в мрачные дни (их много в ноябре и с избытком хватает в третьей четверти), я думаю, что школьное образование похоже на звягинцевского «Левиафана» или на рассказы Варлама Шаламова: «не верь, не бойся, не проси», задави в себе все человеческое, выхода и смысла нет. И я еще тепличный московский учитель, а как быть, если решить поехать преподавать в провинцию?

При словах «провинциальное преподавание» сразу встает в голове «Мелкий бес» Ф. Сологуба или «Человек в футляре» А. П. Чехова, маленькие люди, наслаждающиеся властью и искренне ненавидящие работу. А в России все меняется очень медленно (в этом можно убедиться, если почитать Салтыкова-Щедрина), поэтому и сейчас от школы за пределами столиц и крупных городов веет каким-то потусторонним холодком.

Впрочем, московский снобизм никто не отменял, поэтому очень хочется поговорить о людях, рискнувших уехать из привычного мира ради преподавания в школе маленького города.

«Катя и Вася идут в школу» — фильм Юлии Вишневецкой. Из аннотации можно узнать следующее: «В маленький провинциальный город приезжают Катя и Вася — двое молодых учителей. Они не профессиональные педагоги, но любят детей, очень хотят сеять „разумное, доброе, вечное“ и мечтают изменить систему школьного образования. Реальность оказывается гораздо сложнее».

Кадр из фильма «Катя и Вася идут в школу», OkaReka, 2020 год

Юлия Вишневецкая, рассказывая о замысле фильма, говорила о том, что ей было важно наблюдать за героями, потому что они оба — яркие и интересные личности, а значит, столкновение их с системой должно было вызвать неизбежную реакцию; система должна была либо изменить героев, приспособить их под себя так или иначе, или же вытолкнуть.

История начинается пасторально и ностальгически; на фоне огромных московских комплексов видеть школьное пространство, где директор — не молодой и предприимчивый управленец, а человек, знающий учеников в лицо, крайне отрадно. Герои едут туда не по долгу и распределению, а по зову сердца. Василию важно заниматься сохранением языков и работой с детьми, Катя отмечает, что после обучения творческим профессиям «хотела делать что-то объективно полезное».

Радостная администрация напутствует их, говоря, что им нужны молодые педагоги: «всколыхнуть болото образования»

Эта фраза поражает, потому что образование, как и любая крайне консервативная система, требует от своих работников некоторой ограниченности, умения работать в рамках учебного года/требований ФГОС/программы, а тут радость, осознание болота…

Впрочем, понимать напутствие, оказывается, можно по-разному: Катя отмечает, что «нужны поездки на картошку, турслеты и патриотичные выступления на каждый государственный праздник. Они уже устали это делать и хотят, чтобы им на смену пришли люди помоложе, у которых больше энергии».

Оп, думаю я, модная тема выгорания. Я, кстати, до сих пор пытаюсь понять, можно ли работать в школе и не выгореть, склоняюсь к ответу, что можно, но тогда ты сверхчеловек, супергерой и, похоже, пришелец.

Кадр из фильма «Катя и Вася идут в школу», OkaReka, 2020 год

Выгорание ведь не только от работы с детьми. Оно и от объективных сложностей (учтем и перегрузку молодых педагогов уроками на замену, и сложности с подготовкой уроков, и постоянно давящее ощущение, что в конце года всем надо сдавать какие-то контрольные, а как они их будут сдавать), и от субъективных переживаний («у детей минимум мотивации», «сваливаюсь в пропаганду, лекции, чтение нотаций», «один интеллектуал-старшеклассник как-то мне сказал, что хорошая перспектива для него — стать машинистом электрички», «произошло несколько грустных историй, и я никак не повлиял на них»).

С одной стороны, я искренне убеждена, что учитель без рефлексии и самокритики — самое жуткое существо на свете

С другой — сколько этой рефлексии и самокритики должно быть? И здесь, конечно, сталкиваются два мира, когда социальная и экономическая повестка в Москве и провинции уже настолько разная, что свести их вместе сложно. А строгость и требовательность к себе остаются на исходном уровне. И ты споришь, споришь с миром, где для человека работа кассиром в «Пятерочке» — вполне карьера. А мир смотрит на тебя и дает однозначный ответ, что вот кассир нужен, а с тобой есть вопросы, потому что еще неизвестно, чему ты учишь детей.

Кадр из фильма «Катя и Вася идут в школу», OkaReka, 2020 год

Один из самых запоминающихся моментов в фильме — это разговор администрации с Катей насчет ФСБ из-за фотографий детей в соцсетях, и это вызывает некоторую оторопь. В больших городах все под колпаком и тщательным присмотром, к этому привыкаешь, но в провинции присмотр не слабеет, а будто усиливается, да еще и для учителей провластная позиция — норма. Вероятно, им есть за что благодарить существующий государственный строй, но насколько эта позиция должна транслироваться в школе как единственно верная?

Не очень красиво влезать на трибуну и вещать, чей же все-таки Крым, но обсуждать-то это можно или нет? А если обсуждать, то как избавляться от внутренней повестки, особенно если преподаешь предметы гуманитарного профиля? Я не очень верю в то, что существуют люди, способные держаться абсолютной объективности, говоря о декабризме, репрессиях, последствиях Великой Отечественной, ситуации в регионах и прочем, то есть в принципе о том огромном контексте, из которого вырастают школьные предметы.

Впрочем, среди трудностей и сложностей у героев фильма возникали истории, когда получалось что-то хорошее: «Я вообще в восторге, что они <ученики> такие разные и живые. Мне понравилось, что некоторые ученики полюбили учиться, увидели, что учитель тоже живой человек, мы много с ними прикалывались, боролись», «<понравились> сами дети и общение с ними. И общение с Васей и с другой нашей молодой коллегой».

В общем, здесь стоит сказать, что да, дети — это зачастую лучшая часть школьной профессии

А общение с коллегами, споры и разговоры о том, с чем вы сталкиваетесь вместе каждый день, сложно недооценить. Говорить о наболевшем, сравнивать впечатления, искать вместе некий правильный путь — бесценно, потому что очень хочется верить, что школьное образование — не удел одиночек и не путь самурая, а некая совместная творческая деятельность, где вы все вместе делаете жизнь детей чуть лучше, интереснее, светлее. А то очень сложно выращивать сад, когда ты поливаешь саженцы, а кто-то постоянно их выдергивает и рассматривает, растут ли корешки.

За кадром остается огромное количество материала (все-таки съемочная группа сняла около 250 часов). Бесконечные разговоры и споры, урок, когда Катя приглашает в школу ВИЧ-инфицированного, вместе с детьми разговаривает о привилегиях и неравенстве, китайский язык, на котором общается Вася с одной из второклассниц, крик в коридорах и бытовые школьные сложности — в общем, все то, что зачастую вспоминается после учебного года и дает силы приходить снова и снова на работу.

Герои в финале покидают школу, и можно найти этому и внешние, и внутренние причины, можно согласиться или поспорить с выбором, но не увидеть в этом решении смелость и способность признать ошибку — сложно. И, конечно, тут вспоминаются все истории, когда у нас не получались вещи, казавшиеся со стороны очень простыми (но только со стороны)…

Очень важным для меня как для зрителя оказался финал фильма. Для героев год не оказался провалом, у него были итоги, радости и огорчения. Да, работа в школе оказалась вызовом (и часто с самых неожиданных сторон). Очень хотелось спать, сил не было ни на что, но очень важно, каким теплом и любовью отзывается вся история, а значит, школа жива, несмотря на администрацию, контроль ФСБ, планы уроков и экзамены, в общем, все то формальное, на борьбу с которым выходят уставшие учителя, чтобы на мгновение все осветить.

Кадр из фильма «Катя и Вася идут в школу», OkaReka, 2020 год

Я думаю, этот фильм стоит посмотреть всем учителям (особенно молодым).

Да, сначала у вас все будет получаться плохо. Иногда вообще не будет получаться. Многие педагоги идут в школу с твердой уверенностью, что вот ты-то придешь в школу и сможешь все изменить, а оно не меняется (а если меняется, то вместе с тобой). И ты каждый день должен выходить к доске, отвечать перед собой и другими, заполнять бессмысленные бумаги и помнить о том, что ты тут делаешь, и стараться делать это максимально хорошо для себя и вон для того человека за партой, которому ты нужен (как и он тебе), потому что расти об другого, как говорят тьюторы, — одна из важнейших вещей в профессии учителя.

Хорошего года, дорогие коллеги!

На обложке: кадр из фильма «Катя и Вася идут в школу», OkaReka, 2020 год

Комментарии(10)
Это каша.
Не буду фильм смотреть.
«Они не профессиональные педагоги, но любят детей, очень хотят сеять „разумное, доброе, вечное“ и мечтают изменить систему школьного образования».
Блин, опять столичные ниспровергатели системы. А может сначала хоть чему-то научиться, а уже потом ниспровергать?
И что, собственно, задавили в себе герои и автор?
Да уж, любит столица провинцию жизни поучить
История народничества овеяна ореолом романтики, но прочитайте о ней правду и сравните с современной эпохой. Какие изменения произошли за последние годы? Пятилетки заменили майскими указами, премии на производстве перед выборами заменили денежными единовременными выплатами, героев революции заменили православными патриотами (https://novayagazeta.ru/articles/2021/08/23/zarubil-okno-v-evropu), словом стабильность заменили отсутствие прогресса. Но хотят ли в провинции заменить стабильность на прогресс? Для чего едет москвич в провинцию? Если он едет для развития цифровых форм образования, то этого же должны желать жители (https://nashedelo.ru/a/organizatsiya-obucheniya-dolzhna-sootvet-stvovat-organizatsii-truda). Ему надо выбрать то муниципальное образование, где есть группа, на которую он сможет опереться. Это можно отследить по предвыборным лозунгам в муниципалитете, так как в половине муниципалитетов для избрания было достаточно получить не более 80 голосов (https://novayagazeta.ru/articles/2021/08/23/er-s-nimi), а иногда и 20 было достаточно. Хотите ехать в провинцию? Так выберете тот муниципалитет, который будет помощником для реализации ваших идей. Если же никто перед выборами не дал лозунгов про образование, то на кого приехавший сможет опереться? Пусть лучше почитает про учителей-народников в годы самодержавия, которых жители сдали полиции.
И сейчас сдают.
Показать все комментарии
Больше статей