«Сколько можно списывать?»

«Сколько можно списывать?»

История школьного эксперимента
10 343
21

«Сколько можно списывать?»

История школьного эксперимента
10 343
21

Для кого учатся школьники? Почему они постоянно списывают? Наш блогер Владимир Тер-Григорян рассказывает, как показал школьникам, что списывать порою бессмысленно. И что учатся они для себя, а не для мамы, папы или классного руководителя.

В своё время мы в школе набирали восьмые физмат классы, и я у них вёл физику до выпуска. Много лет подряд проводил один и тот же эксперимент. Перед первой контрольной в таком восьмом классе объявляю: «На следующем уроке (обычно это через пару дней) контрольная работа».

Голос из зала:

— А сколько вариантов?

Отвечаю:

— Один.

— А сколько будет задач?

— Одна.

Гробовая тишина, все ищут подвох:

— А сколько времени дадите?

— Весь урок.

Немая сцена. Наконец, самый находчивый спрашивает:

— А чем можно пользоваться?

— Чем угодно: учебником, конспектами. Единственная просьба — не пользоваться материалами соседа. Работа все-таки самостоятельная, а не «соседостоятельная».

Тут уже даже самый находчивый оказывается в полной растерянности, а я даю заключительный аккорд:

— Сейчас я эту задачу решу на доске.

Называю номер задачи из сборника Рымкевича. Это обычный школьный задачник. И задача обычная, без звёздочки. Подробно решаю на доске. Всё решение с объяснением занимает около 15 минут, умещается на одной доске, даже стирать ничего не приходится. Несколько раз спрашиваю:

— Все всё записали? Все всё поняли? Точно?

Дружный хор голосов:

— Да!

Самый находчивый хватается за соломинку:

— Вы, наверно, числа поменяете?

— Нет, — на этой оптимистической ноте мы и расстаемся на пару дней до следующего урока.

Как вы думаете, сколько человек из восьмого физмат класса справились в таком режиме с контрольной работой? На первом эксперименте я по наивности был почти уверен, что справятся все. Только какое-то смутное 25-е чувство заставило меня всё же провести эксперимент.

Так вот, справились три человека. И они не списывали с конспекта, а решали сами.

Все списывавшие провалились, хотя, конечно, ответ у всех был правильный. Речь не идёт об оформлении, количестве клеточек на полях и прочей ерунде, в решениях были грубейшие ошибки

Я был в шоке. Долго думал, в чём причина, и, кажется, придумал. Предложите мне переписать с доски текст на китайском языке — обязательно ошибусь, а когда попытаюсь сделать вторую копию, она может оказаться совсем не похожей на оригинал.

За десять лет, которые я проводил этот эксперимент, только одной девочке удалось правильно воспроизвести оригинал по своей копии, причём она честно призналась, что ничего не поняла, а когда списывала с доски, сказала, что поняла, потому что так показалось. И ни разу с задачей не справилось больше трёх человек.

Я попросил всех присутствовавших на первом эксперименте ради интереса ответить на листочке на один вопрос: «Для чего я поступил в физмат класс?» Только трое написали слово «учиться». Остальные ответы примерно поровну разделились на три группы: «заставили родители», «престижно», «прикольно». Но ни в чём престиж, ни в чём прикол объяснить никто не смог.

В каждом таком восьмом классе только к десятому удавалось пошатнуть стереотип «я учусь для учителя, чтоб отстал». Тогда и появлялись победители олимпиад, и никто ни у кого уже не списывал.

Сколько сил и энергии тратится учениками, чтобы усовершенствовать процесс списывания! Сколько сил и энергии тратится учителями, чтобы исключить возможность списывания! Эта «гонка вооружений» может продолжаться бесконечно, победителей в ней не будет.

Учащиеся всегда списывали и будут списывать в погоне за оценкой.

За 30 лет работы в школе я не поставил ни одной оценки. Причём все участники процесса — администрация, учащиеся и родители, знали (предупреждал лично), что рисунки в виде цифр «4» и «5», которые я заношу в журнал, не имеют к действительности никакого отношения, и рисую я их с единственной целью, чтобы меня не уволили прямо сегодня за незаполнение журнала.

Те родители и ученики, кого интересовало реальное положение дел могли в любой момент подойти или позвонить и поинтересоваться. И очень многие интересовались, но никто не спрашивал о реальной школьной оценке.

Она, как выяснилось, никому не нужна. Спрашивали обычно, каковы шансы поступить туда-то и туда-то, что сделать, чтобы эти шансы повысить.

Я не знаю, хорошо это, или плохо, но, на мой взгляд, это один из способов пробудить в ребёнке ощущение, что мир познают не ради субъективной закорючки в журнале.

А игра в школу, по крайней мере в старших классах, ни к чему хорошему не приводит.

Вы находитесь в разделе «Блоги». Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Иллюстрация: Shutterstock (Oleg Golovnev)

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям(21)
Комментарии(21)
Браво учитель!
Спасибо Вам!
Все верно!
Спасибо!
Казалось бы в интитут идут люди мотивированные, в отличие от школьников, загнаных в школу, но таже самая картина и в институте. На потоке 200 человек, программирование, решают задачу 6-10 человек… Причем мне было все равно на каком языке программирования. Надо решить и объяснить почему делал именно так. За 18 лет не было больше 10 студентов знающих, понимающих, сделавших самостоятельно… Остальные списывали причем не у этих 10, потому что программы были самобытными, интересными, иногда шедшие к решению кривым путем, иногда оригинальные и разговор о них был долгий. А содрать на Бейсике и молчать было проще…
Меня это тоже всегда поражало. Такое ощущение, что в институт идут исключительно «за корочкой». Единицы студентов действительно хотят что-то познать, чему-то научиться.
Показать все комментарии