Многодетные семьи и эгоисты: почему современные подростки в будущем не хотят детей

Многодетные семьи и эгоисты: почему современные подростки в будущем не хотят детей

10 166

Многодетные семьи и эгоисты: почему современные подростки в будущем не хотят детей

10 166

Когда-то большинство семей в России было по нынешним меркам многодетным. Сегодня чаще можно встретиться семью с одним ребёнком, а кто-то и вовсе отказывается от идеи заводить детей. Какие причины, кроме материальных, влияют на это? В сложном вопросе постарался разобраться наш блогер Юрий Никольский.

С поиском решений по проблемам демографии я познакомился в 90-е годы. Тогда команда, в которую я входил, работала по выработке решений в интересах районных центров России. Опросили почти всех старшеклассников и студентов младших курсов в этих городах. Им надо было ответить, сколько детей они хотят в будущем. Ответ представлен на диаграмме.

Что препятствует желанию иметь больше детей? Называли неуверенность в будущем, зарплату, жильё, детские сады и так далее. Через месяц ту же группу молодёжи попросили опять дать ответ на тот же вопрос, но при условии, что у них не будет материальных препятствий к тому, чтобы завести детей. Результаты ответов представлены на следующей диаграмме.

А вот официальная статистика по количеству семей с детьми сейчас, когда прошло чуть более 20 лет.

Матерей-одиночек в три с лишним раза больше, чем матерей в многодетных семьях. Из каких семей произошли матери многодетных семей? Можно вспомнить тревожную статистику, что 80% семей, находящихся за чертой бедности, — это семьи с детьми. Исследования прошлых лет показывали, что чаще многодетные семьи живут в сельской местности, а в мегаполисах противоположная ситуация. Почему? Из-за того, что люди в мегаполисах быстрее отказываются от патриархальных традиций? Возникают и другие вопросы. Без ответа на них трудно понять эффективность политики государства, нацеленной на рост рождаемости.

Вне всякого сомнения, помощь от государства многодетным семьям необходима. Она хоть как-то позволяет нивелировать разницу в возможностях для детей. Но у меня нет ощущения, что помощь государства мотивирует родителей к рождению ещё одного ребёнка. Получается, что решение проблемы надо искать в другом, не в материальном достатке. На поиск причин разного отношения к рождению ребёнка меня натолкнул разговор старшеклассников, который я случайно подслушал.

Они обсуждали, сколько родители платят налогов, подсчитали, какой процент от этих налогов возвращался в образование, потом — во сколько обходятся одежда и питание для детей. Домашний труд родителей перевели в денежные суммы. Это всё они делали весело. Ощущение, что просто прикалывались.

Тут одна девушка из группы подытожила, что она должна отдать деньги государству, а вернут малую часть из них, и за возвращение её же денег она должна отдать сына под начало какому-то патриоту, который будет продолжать выкачивать из её семьи деньги, но уже безвозвратно. Рядом сидящий юноша тут же стал развивать тему, как можно вернуть побольше своих кровных. Молодёжь была в состоянии весёлого возбуждения, а я задумался о демографии и причинах низкой рождаемости.

Подумал, как организован социологический опрос о желании или отказе иметь детей. Опрашиваемый выберет готовые ответы из того, что ему предложили составители в опросном листе. Будет ли в списке причина отказа? К примеру, опрашиваемый не хочет возиться с ребёнком, сторонится лишних забот, боится ответственности. Таких вариантов в опросном листе я не припомню. Если даже они и были, то далеко не каждый в этом признается даже самому себе. Получается, что уже в самом опросном листе заложено искажение истины.

Трудно доверять опросным листам, а поэтому попробуем разобраться в проблеме иначе.

Скажу очевидное: все предыдущие столетия рожали без материальной помощи, а в каких-то странах даже пытались ограничить рождаемость

Что с тех пор изменилось в жизни людей? Чем отличается жизнь ребёнка в деревне с натуральным хозяйством от жизни в мегаполисе? В деревне он с первых лет жизни ухаживает за растениями и животными. Ребёнок с раннего возраста приучается заботиться о ком-то. Это становится его естественной потребностью. А в городе он сидит за уроками. Уроки — это забота о себе любимом: троечник — чтобы не ругали за двойки; отличник — чтобы выделиться среди других. В городе отсутствует естественный процесс, который формирует потребность о ком-то заботиться.

А как же уроки труда, которые предлагают восстановить? На уроках труда старались воспитать трудолюбие, но оно не было связано с заботой о ком-то. В лучшем случае — подарок маме. Труд в системе школьного воспитания — это такая же необходимость, как домашние задания. Подчеркну — не естественная потребность, а необходимость выполнения общепринятых правил.

В советское время пионеры шефствовали над октябрятами, а комсомольцы —над пионерами, но это больше напоминало отношения между старшими и младшими, даже отношения начальника и подчинённого. Поэтому и эта форма воспитания далека от той, что реализуется при естественных условиях жизни натурального хозяйства.

В школе не принято поднимать тему любви. Молодого Маяковского волновало: «Будет любовь или нет? Какая — большая или крошечная?» («Облако в штанах»). Пушкин назвал «Евгений Онегин» романом, так как писал о любви. Много ли школьников вспомнят раскаяние Евгения: «Свою постылую свободу я потерять не захотел»? У Гончарова в его «Обломове» центральной темой становится любовь, но не о ней обычно говорят на уроках. У школьной программы иные цели, она выстроена так, что любовь отодвинута на задний план. Процесс обучения не формирует потребности заботы о близких людях.

А как с литературой для родителей по воспитанию детей? Обычно в печатной продукции пишут об одном ребёнке. Если и пишут для тех, у кого несколько детей, то не как воспитать заботу и любовь, а как предотвратить конфликты.

Бизнес мог бы формировать заботу о других, ведь предприниматель должен понять потребности клиента, а иначе не сможет реализовать себя. Но в нашей стране и к бизнесу отношение не как к умению удовлетворять потребности других, а лишь как к источнику прибыли.

Без формирования потребности заботы о других вырастает эгоист, который не хочет возиться с ребёнком, сторонится лишних забот, боится ответственности

Получает ли ребёнок удовольствие от того, что позаботился о ком-то? Если нет, то, повзрослев, будет считать появление детей обузой, сопровождаемой материальным бременем.

К счастью, это не поголовно. Кто-то с годами, как Евгений Онегин, понимает, что в жизни нужно что-то ещё, кроме удовлетворения физиологических потребностей, удовольствий, денег и карьеры. Чаще всего с возрастом к желанию иметь детей подталкивает одиночество. Как известно, желание возникает в подсознании, а объяснение желания формируется в другой части мозга. Логика не совсем точно характеризует то, что существует в подкорке. Это как с произведением искусства. Можно объяснить картину, но не удаётся точно сформулировать, почему она вызвала эмоции. Даже один и тот же городской пейзаж вызывает у людей разные чувства. Одних радуют новые кварталы, а у других они вызывают отторжение.

Полвека назад родителям советовали заводить собак, чтобы дети за ними ухаживали. Так предлагали воспитывать желание заботиться о других. Но где выгуливать питомцев в современном мегаполисе? Страшно представить, что будет, когда утром после завтрака все дети выскочат со своими любимцами во двор, окружённый высотками.

Потребность заботиться о ком-то входит в генетическую основу любой личности. Она закрепляется в подсознании в детском возрасте. Я использовал современные подходы к воспитанию, о которых рассказано в книге «От года до пятнадцати». Но любые рекомендации неполноценны лишь при одном любимом ребёнке. У меня сложилось впечатление, что лучше, когда в семье хотя бы три ребёнка. Об этом в статье не напишешь, нужна книга. Поэтому решил свою позицию лишь проиллюстрировать, взяв байку из своего семейного архива. В ней о том, как рождение третьего ребёнка использовано для развития любви и заботы о брате, которого ждут и желают о нём заботиться.

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

11

12

13

Вы находитесь в разделе «Блоги». Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.