10 главных детских книг десятилетия, которые изменили наш взгляд на литературу

10 главных детских книг десятилетия, которые изменили наш взгляд на литературу

37 357
1

10 главных детских книг десятилетия, которые изменили наш взгляд на литературу

37 357
1

Казалось бы, десятилетие совсем небольшой срок. Но мы можем видеть, как за это время книги повлияли не только на другие книги, но и на общество в целом. И да, мы говорим именно о детской литературе. Лиза Биргер выбрала десять самых значимых российских книг 2010-х годов, которые изменили книгоиздание и самих читателей.

1. «Три твоих имени», Дина Сабитова (2011)

Розовый жираф

Ритка, Марго и Гошка из трёх частей книги — это на самом деле одна и та же девочка в странствиях из неблагополучной деревенской семьи в детдом, в патронажную семью, обратно в детдом и, наконец, к усыновлению. Не стараясь вызвать читательские слезы, Дина Сабитова пишет с позиции великого сочувствия и уважения по отношению к своей героине: конечно, взрослые несчастны и их жалко, но это не освобождает их от ответственности за детей. А уж как Ритка-Марго-Гошка старается быть счастливой вопреки судьбе — многим взрослым поучиться бы.

В том, что усыновление перестало быть закрытой запретной темой в обществе, книга Сабитовой сыграла немалую роль. И, конечно же, повлияла и на то, как обсуждались после нее в литературе «взрослые» вопросы.


2. «Облачный полк», Эдуард Веркин (2012)

КомпасГид

Своей вариацией на бронзовые темы Великой Отечественной войны фантаст Эдуард Веркин перевернул сразу несколько канонов. Во-первых, заставил давно знакомых пионеров-героев, которых уж так расписала советская военная проза, что живого места не осталось, предстать перед читателем внезапно совершенно настоящими живыми людьми со своими недостатками, характерами и особенностями.

Во-вторых, он добавил их приключениям совсем другого мифа — русской лесной мистики. Тут ходят духи и призраки, цыганка заговаривает от пули и герой, как и положено в мифе, не может погибнуть, а только раствориться в вечности. Это смешение жанров, которое впервые позволил себе именно Веркин, станет отличительной чертой десятилетия. А еще он невольно превратит конкурс «Книгуру» в одну из главных литературных премий страны — ведь именно этой волной нам вынесло Веркина, и каждый год мы с напряжением ждём, кого-то принесут теперь.


3. «Большая маленькая девочка», Мария Бершадская (2013)

КомпасГид

Ещё одна тенденция десятилетия — книжные сериалы. Они у нас в основном были переводными, а самый удачный из отечественных — это двенадцать книжек Марии Бершадской про большую маленькую девочку Женю. Жене семь лет, ростом она два метра, проблемы у нее свои, детские, но ей они кажутся невероятно огромными: от того, как влезть за школьную парту, до того, как пережить первую любовь или рождение в семье нового ребенка.

В «Большой маленькой девочке» Марии Бершадской прекрасно удалось вписать в детский сюжет нашу с вами повседневную жизнь. И в итоге вместе с девочкой Женей семилетний ребенок переживает важный этап взросления: когда он внешне уже большой, но все еще маленький внутри и ему как никогда важно серьезное отношение к его детским проблемам.


4. «Сахарный ребёнок», Ольга Громова (2017)

КомпасГид

Наверное, самая успешная история в российском детском книгоиздании десятилетия — рассказ о пятилетней Эле, отправленной в лагеря как дочери врага народа, переведен уже на 13 языков. В основе истории — реальная жизнь Стеллы Нудольской, большая часть детства которой прошла в лагерях. И, пожалуй, реальный прототип тут важен — Ольга Громова записала историю несломленного духа и практически рецепт, как сохранить себя, когда сложные времена берут тебя на слабо. Потому что у девочки Эли рядом остаётся мама и учит её: поёт песни, рассказывает сказки, повторяет, что свобода — это состояние души («свободного человека сделать рабом нельзя»). А главное, что поговорка «мир не без добрых людей» возведена здесь в абсолют: мир Эли буквально состоит из добрых людей за очень редким исключением, и в итоге здесь не остается места ни для какого отчаяния, а только для сплошной надежды. А поскольку история-то реальная, не получится даже сказать «так бывает только в книгах». Жизнь в очередной раз оказалась шире литературы.


5. «Зверский детектив», Анна Старобинец (2015)

Первые три части — Clever, с 2018 — Абрикобукс

Наверное, главная детская книжная серия десятилетия с точки зрения литературных достоинств, «Зверский детектив» поражает своей многомерностью. У всех героев здесь есть свои фишки, мечты, травмы, прибаутки и голоса. Наверное, потому книга так хорошо звучит в радиоспектакле: пока вышло всего две серии, и это без пяти минут детский мюзикл.

В этом мире все продумано, где и как живут герои, как пьют мутный мухито в баре «Сучок», как передают новости по лягушачьей новостной сети — квакаунту. Эта подробность мира затягивает, но и не только она. Придумав детский детектив для детей со звериными героями, Анна Старобинец поместила его действие в Дальний лес, где запрещены убийства. И оказалось, что и без убийств звериные страсти очень напоминают людские: на что только зверь не способен пойти ради денег, благ и жилплощади.

Так что это еще и очень честная книга про то, как в мире все устроено. Взрослые любят, читая ее, восклицать, мол, ах, как все точно, но что в этом поймут дети. Не беспокойтесь, дети все понимают.


6. «Это грузовик, а это прицеп», Анастасия Орлова (2015)

Росмэн

Анастасия Орлова начинала это десятилетие безвестной молодой поэтессой (ее первая книжка «Яблочки-пятки» вышла в 2012 году) а заканчивает главным редактором книжного издательства имени себя с собственными сериями поэтических книг. Её стихи отличает невероятная легкость дыхания, притом, что ничего казалось бы не происходит, в каждом четверостишии найдется сюжет, яркий образ, языковая и стилевая игра, понятная даже совсем маленьким детям: «Выходит дворник из ворот / И, словно кисть, метлу берет. И эту улицу и ту / Метлой раскрасит в чистоту!»

В книге «Это грузовик, а это прицеп» можно невероятно увлекательно пережить приключения маленького грузовичка, все эти «Бабах!», «Уф!», «Ох!» и преодоление сложных препятствий на пути. Чтение ее с детьми превращает всех нас, родителей, в профессиональных актеров, в этих маленьких событиях столько действия, что они прекрасно превращаются, например, в спектакли. И, спасибо Орловой, недостача детских песенок в сравнении с морем английских «Wheels on the bus» уже ощущается не так остро.


7. «Дети ворона», Юлия Яковлева (2016)

Самокат

Наступила ночь, ожил город, звери заговорили, а люди, наоборот, онемели — первая часть цикла Юлии Яковлевой «Ленинградские сказки» о детях, перемолотых жерновами репрессий 30-х, вышла в 2016 году. Трудно забыть, какое огромное впечатление тогда произвела книга о репрессиях 30-х для детей, упакованная в форму магического реализма, и жаль, что к выходу четвертой части («Волчье небо», 2019) читательский энтузиазм слегка подрастаял.

Кажется, причина того, что «Ленинградские сказки» в итоге гораздо восторженнее читали в переводе, чем в оригинале, лежит на поверхности: пусть автор и перекладывает здесь вину за происходящее на мифических существ, всем понятно, что за Ворон хватает по ночам людей и скармливает неприятелю целые города. Похоже, в нашей истории до сих пор есть болевые точки, которых нельзя касаться, и все прошедшее десятилетие было посвящено нащупыванию этих точек: скажем, про детей на войне уже можно, а про то, кто именно виноват, что они там оказались, — нельзя. Автор «Ленинградских сказок» ходит по тонкому льду, но, что важнее всего, она всё ещё ходит по нему одна.


8. «Солонго», Евгений Рудашевский (2018)

КомпасГид

В подростковой литературе Евгений Рудашевский, кажется, умеет абсолютно всё: и понимать подростков, и развлекать, и поучать их. Он и в жизни, кажется, тот ещё человек-оркестр: вырос в Прибайкалье, где вместе с матерью, хозяйкой собственного турагентства, помогал водить по маршрутам туристические группы, потом учился на юриста в Чикаго, бросил, объездил автостопом Европу, вернулся оттуда и стал дрессировщиком в Иркутском нерпинарии, уехал в Москву, стал журналистом, а затем, наконец, детским писателем.

«Солонго» — рассказ об экспедиции к пещере с золотыми слитками, где каждый из десяти участников преследует собственные цели: кто идёт за деньгами, кто — за славой, а кто — за любимым дедушкой. Мастерство Рудашевского в том, что любую историю он рассказывает одинаково увлекательно, на любую тему точен как энциклопедия, и в итоге после «Солонго» у нас наконец появилась и своя современная приключенческая литература.


9. «История старой квартиры» (2017), «Транссиб. Поезд отправляется» (2019), Александра Литвина, Аня Десницкая

Самокат

Казалось бы, жанр познавательной книжки для детей невозможно придумать заново, но Александре Литвиной и Ане Десницкой это всё-таки удалось. Всё дело в том, что пишут они не про каких-то абстрактных героев, а про всех нас. Каждый читатель может почувствовать себя частью истории, приобщившись к путешествию по России во времени («История старой квартиры») или пространстве («Транссиб»).

Для обеих книг авторы опрашивают сотни героев, находят сотни предметов и складывают рассказ из этих живых свидетельств, а уж собственно история с её фактами и датами становится здесь только дополнением, но никак не главным сюжетом. Это невероятно прочувствованные книги, но главное, что они позволяют объяснить ребенку, как жил до него Петя, такой же, как он, и как где-то рядом живет Вася, такой же, как он, и меняются только дома и вещи, но не люди.

Помимо прочего, книги Литвиной и Десницкой положили начало целому направлению — рассказывать историю детям через вещи и игры, как, например, в «Книге нашего детства» и «Истории наших игрушек» Ирины Лукьяновой (обе — 2019).


10. «Соня из 7 „Буээ“», Алексей Олейников, Тимофей Яржомбек (2019)

Albus Corvus / Белая Ворона

Жанр этой книги обозначен как «рэп-комикс», а значит, к своим потенциальным читателям, подросткам, она обращается сразу двумя знакомыми сторонами: кто из них не любит комиксы и рэп. В целом это первая книга про школьную травлю, которая говорит с детьми на их собственном языке. Не только потому, что слова тут весьма остроумно сложены в рифмы, но и само подростковое балансирование на грани отстраненного юмора и древнегреческой трагедии здесь поймано очень точно.

Соня остроумно пересказывает свой день в школе, безумие учителей и войны одноклассников, сожалея, что за бесполезными предметами не преподают действительно важные темы, например «в каком году племена из началки сошлись в великой битве при раздевалке» и что за «никому не известные всем знакомые дети» взорвали петарду в туалете. Но только когда выясняется, что Соня в собственных глазах «баг в системе», никак в неё не вписывается, прячась за планшетом и музыкой в наушниках, мы в полной мере осознаем, какой ценой даётся ей эта ирония.

Путешествие по одному дню из жизни Сони позволяет нам вместе с ней найти дорогу к свободе от всех школьных издевательств и навязанных представлений о себе. И картинки тут ничуть не менее важны, чем текст: книга позволяет пережить себя и как историю о ком-то другом, если ее смотреть, и как историю о тебе, если ее читать. Книга вышла совсем недавно, но вокруг нее уже — совершенно закономерно — разрастается небольшой культ.

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям(1)
Подписаться
Комментарии(1)
Кстати автор книги про Соню вдохновлялся своей реальной ученицей. она тогда ещё писала об этом в твиттере
Больше статей