«Хорошего учителя никто никогда не оскорбит». Директор школы, юристы и психолог — о штрафах за оскорбление педагогов

«Хорошего учителя никто никогда не оскорбит». Директор школы, юристы и психолог — о штрафах за оскорбление педагогов

13 565
190

«Хорошего учителя никто никогда не оскорбит». Директор школы, юристы и психолог — о штрафах за оскорбление педагогов

13 565
190

Профсоюз учителей подготовил законопроект, в котором предлагает ужесточить ответственность за оскорбления и издевательство над учителями — например, ввести штраф до 5 000 рублей за хамство, а за ненадлежащее воспитание ребёнка увеличить сумму наказания до 3 000 рублей. В особо тяжёлых случаях, когда школьник нападает на учителя и наносит ему травмы, предлагают ввести уголовную ответственность. Мы попытались разобраться, что такой закон будет значить для школ, детей и родителей.

«Если тебя оскорбляют ученики, значит, ты это оскорбление спровоцировал»

Ефим Рачевский, директор школы № 548

Знаете, на что это похоже? На ситуацию: «Я полюбил женщину, а она не отвечает мне взаимностью. Я обращаюсь в районный отдел полиции. Не можете ли вы её оштрафовать?»

В основе этого законопроекта лежит непонимание одной глубинной вещи. Учитель и ученик по определению не могут быть равными правовыми субъектами. Ученик не обладает всей правовой полнотой, потому что он ещё несовершеннолетний. А учитель — взрослый, наделённый знаниями основ педагогики, особенностей возрастной психологии, жизненным опытом.

Есть такая латинская поговорка: «Что позволено Юпитеру, не позволено быку». А я её переверну: что позволено ребёнку, то взрослому не позволено. Такие инициативы, как правило, исходят от учителей, которые отличаются достаточно высоким уровнем непрофессионализма.

Хорошего учителя никто никогда не оскорбит. А плохому учителю нечего делать в школе

Если к нему подойти и сказать: «Ты козёл, или…»? Тогда мы уже попадаем под статью какого-либо кодекса — вот тебе и штраф. Зачем же выделять учителей в отдельную категорию оскорбляемых? Это попытка кальки с закона об оскорблении власти. Но если представитель, к примеру, муниципальной или региональной власти ведёт себя как нехороший человек? А потом мы узнаем, что он ещё и взяточник?

В российском законодательстве всё уже есть. Если какой-нибудь нетрезвый папа придёт к классному руководителю проблемного сына и оскорбит — он, как гражданин, может написать заявление в полицию и закон будет на его стороне. Чего ещё выделять-то?

Давно пора перестать считать, что учитель — это эксклюзивная профессия. Она не эксклюзивная, а массовая. В России сегодня больше миллиона учителей. Есть такое классическое поздравление с Днём учителя: «Желаем вам успехов в вашем нелёгком, но благородном деле». Тот, кто это писал, по всей видимости, не спускался в шахты Норильска. Учитель — это прекрасная профессия. И профессионал получает удовольствие от своей работы. Плюс к этому у него ещё есть двухмесячный отпуск и льготная пенсия по выслуге лет.

Учитель имеет дело не с потоком неудовлетворённых дольщиков жилья, а с благодарнейшей частью человечества — с детьми. Это кайф

Если они тебя оскорбляют, значит, ты это оскорбление спровоцировал. Бывают, конечно, случаи, когда ты не провоцируешь, а становишься жертвой. Но они единичны и с ними нужно разбираться индивидуально и профессионально. А педагог это сделает лучше любого стража закона.

В стране 16 миллионов школьников. Случаев, когда обижают учителя, — немного, но каждый из них, попадая в сеть, создает ощущение массовости. Даже если кто-то кого-то оскорбил, нужно разбираться с каждым конкретным случаем, и совсем необязательно использовать для этого репрессивно-правовые методы воздействия. Здесь нужны педагогические методы взаимодействия.

Представьте себе школьника, которого отвергла девочка из параллельного класса. У него мир переворачивается и жизнь рушится, а ему говорят, что он неправильно написал слово «корова». Конечно, он может отреагировать непредсказуемо. Звать полицию? Или поговорить?


«Профсоюз учителей хочет полностью снять с себя обязанности по воспитанию детей»

Юрист «Правозащиты Открытки» Эльза Нисанбекова

Действующее законодательство направлено на логичную структуру: взрослые люди — учителя, родителя, воспитатели — должны воспитывать ребёнка. Профсоюз учителей, похоже, полностью хочет снять с себя обязанность по воспитанию детей и перекинуть её на правоохранительные органы. Например, в законопроекте предлагают сообщать в комиссию по делам несовершеннолетних о детях, оскорбивших учителя. То есть вместо того, чтобы объяснить ребёнку, что плохо, а что хорошо, предполагается, что это сделает сотрудник ПДН.

Также в новом законопроекте требуют выделить педагогических работников в отдельную социальную группу и наказывать особо за совершение противоправных действий в их отношении. Об этом, в частности, говорят предложения по внесению изменений в Уголовный кодекс и КоАП РФ. Это, на мой взгляд, излишне, ведь административной ответственности подлежит лицо, достигшее к моменту совершения правонарушения 16 лет. Примерно в этом возрасте дети уже оканчивают школу. А более молодых школьников будет невозможно привлечь к административной ответственности. Если говорить о привлечении к уголовной ответственности — там тоже по общему правилу возраст уголовной ответственности наступает в 16. За особо тяжкие преступления — в 14.

Я безусловно согласна, что наносить побои педагогическим работникам недопустимо, но Уголовный Кодекс уже содержит аналогичные статьи

Например, об умышленном причинении тяжкого вреда здоровью (статья 111) или об умышленном причинении средней тяжести вреда здоровью (статья 112). Выделение отдельного наказания за причинение вреда педагогическому работнику не обосновано. Что касается какой-то дополнительной ответственности для родителей нерадивых учеников, то её законом не предусмотрено.

А ещё законом никак не прописана дополнительная процедура какого-то расследования, в случае, если неправомерные действия ученика стали следствием неправомерного поведения учителя. Но у нас есть действующее законодательство, которое предусматривает возможность расследования всех обстоятельств дела и право на самозащиту.


«Задача педагога — видеть в ребёнке человека, даже если он пытается тебя обидеть»

Психолог Анна Боева

В российском современном образовании, к сожалению, очень сильна конкуренция между учителями и родителями. Последние стараются много ответственности переложить на школу, а школа — на родителей, и, самое неприятное, школа боится родителей. Сейчас государственная система устроена так: если ты написал жалобу, тебе в руки попадает очень много власти. Школа в некотором смысле находится в заложниках: и постоять за себя не может, и сделать так, как считает нужным, тоже не может, потому что боится, что родители возмутятся. Кажется, что такой законопроект — это попытка школы «огрызнуться» на тему того, что происходит. А происходит вседозволенность.

Рамки для детей и родителей очень расширены. В воздухе витает идея, что родитель — всегда заказчик, что клиент всегда прав. Но это не так

Школа — это место, где должны прививаться ценности, где дети должны справляться с трудностями. Это не значит, что нужно бить или жестоко их наказывать, но значит, что в школе есть ситуации, где нужно прикладывать усилия — и родителям, и детям.

Я думаю, такой закон будет неэффективен. Современные исследования показывают, что позитивные подкрепления работают лучше, чем наказания. Они, в большинстве своём, неэффективны. Идея про штрафы даже как-то нелепо звучит. Учитель должен воспитать ребёнка и, в частности, научить его разговаривать, корректно выражать своё отношение и прочее. Но я думаю, что школы очень связаны по рукам и ногам.

Задача педагога — видеть в ребёнке человека, даже если он пытается тебя обидеть. Надо понять: что сейчас происходит, почему он так реагирует? Живые реакции — это хороший опыт для ребёнка его возраста: так он понимает, к чему приводит тот или иной формат общения. Важно давать обратную связь.

Подростки — это правда очень сложная категория людей. С ними сложно работать любому человеку, потому что это много драйва, но и одновременно много трудностей — они очень неустойчивые создания и находятся в состоянии «перерождения». Это вызывает очень много чувств, с которыми надо справляться.

Подросткам границы важнее, чем многим другим. Если ребёнок может так себя вести, значит, ему не хватает каких-то правил. И учителя, и родители должны ставить рамки. Все находятся в одной лодке — все хотят вырастить счастливого человека. И если мы все будем биться между собой — психологи — с учителями, учителя — с родителями, а родители — с психологами, этой цели никто не достигнет.


«Я не вижу никакой логики этих поправок в принципе»

Алёна Попова, юрист, правозащитник, сооснователь «Вместе против травли»

Поскольку в России никак не профилактируется насилие, все нормы, ужесточающие ответственность за насилие или оскорбление в отношении педагога, кусочные и ни к чему не приведут. В законе об образовании и так отмечен особый статус педагогов по отношению к ученикам. Они и так должны соблюдать дисциплину и нормы учебного заведения. Родители и так (в соответствии с законами РФ) несут полную ответственность за деяния не полностью деликтоспособного несовершеннолетнего, то есть ребёнок не несёт полной ответственности за свои действия или бездействия в соответствии с законом.

Моя бабушка была завучем в советской сибирской сельской школе. И меня родители воспитали так, что учителя казались богами, несущими мне знания. Это моё отношение сложилось в том числе и потому, что учителя уважали нас и никогда не позволяли себе травлю, буллинг, оскорбления или унижение нашего человеческого достоинства.

Давайте зададимся вопросом, а почему не проводят профилактику буллинга в школе?

В том числе со стороны учителей. Мы знаем массу случаев, когда педагоги, например, называют детей «тупой/тупая», «скелет», «косоглазая», тем самым поддерживая и создавая дикую травлю детей. Часто учителя потакают ей.

Поэтому не вижу никакой логики в этих поправках в принципе. Это односторонняя идея, которая приведёт не к решению проблемы неуважения к учителям (а она и правда огромная), а к росту буллинга и молчания о нём, если учитель травит ученика. Все меры должны быть логичными, системными и профилактическими. С насилием и неуважением надо бороться не такими же методами, а профилактикой. Об этом мы много лет говорим.

В течение недели «Мел» пытался связаться с заместителем председателя комитета Госдумы по образованию и науке Любовью Духаниной, которая, как сообщалось, поддерживала данную инициативу. Ответа на запрос о комментарии мы пока не получили. В интервью «Комсомольской правде» от 29 февраля она говорила: «Я к этим законопроектам отношения не имею. Ставить свою подпись под документом коллег-депутатов я отказалась. И профсоюз со своими штрафами не вовремя объявился».

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям(190)
Подписаться
Комментарии(190)
Хороший директор поборами с учителей заниматься не будет. Он не будет выполнять все вредоносные приказы чинуш.
А вы таких встречали?
Мое детство.
80е в ответ на удар метровой линейкой по рукам, кинул в учителя стул (советский металический). За это деяние был переведен в вечерниюю школу почему-то как не успевающий. Это меня закусило и в течении следующих трех лет моя бывшая школа не выиграла ни одной олимпиады, так как я зубами буквально выгрызал победу в разных соревнованиях (включаяя всеросийские). Учитель посмевший меня ударить при встрече получал плевок в морду, за что меня постоянно песочили на собраниях и лишали путевок и наград. Но за три года я довел ее до увольнения.
Да я горжусь этим и ни капли не стесняюсь.
Учитель, наверное, была женщина пенсионного возраста. Тогда действительно гордиться нечем.
Ефиму Рачевскому аплодирую стоя!
Редкостный враль, этот Ефим… Если они тебя оскорбляют, значит, ты это оскорбление спровоцировал. Ага, а если девушку изнасиловали, то это она виновата… У нее ж вторичные половые признаки есть, а она их не скрывает
Показать все комментарии
Больше статей