«Обращение одинокого мужчины всегда вызывает вопросы»: как живёт отец-одиночка с двумя приёмными детьми

«Обращение одинокого мужчины всегда вызывает вопросы»: как живёт отец-одиночка с двумя приёмными детьми

Время чтения: 4 мин

«Обращение одинокого мужчины всегда вызывает вопросы»: как живёт отец-одиночка с двумя приёмными детьми

Время чтения: 4 мин

В нашей стране отец, гуляющий с детьми на детской площадке или способный уложить ребёнка спать, до сих пор вызывает восхищение: надо же, как он помогает жене! К счастью, в мире всё больше пап, которые принимают решение о появлении ребёнка в семье осознанно. А некоторые берут на себя ответственность воспитывать приёмных детей. В одиночку. О таком папе рассказывают в блоге БФ «Родительский мост».

Принять в семью ребёнка Антон решил, когда ему было около тридцати — необычный возраст для такого поступка. Антон с детства считал: семья — базовая и едва ли не самая важная потребность человека. Он прекрасно понимал, что одинокий папа, который стремится взять приёмного ребенка, выглядит как минимум нестандартно. Обратиться за помощью Антон решил в «Родительский мост».

По словам президента фонда Марины Левиной, «обращение одинокого мужчины всегда вызывает вопросы про его мотивы, если он не родственник», но специалисты «Родительского моста» отнеслись к ситуации как профессионалы, выслушав Антона и оценив все возможные риски. «Перед Школой принимающих родителей Антона долго готовил специалист и каких-то деструктивных мотивов он не выявил, — говорит Марина, — выяснилось, что его очень поддерживает мама, у него широкий круг друзей, интересов. Он очень творческий человек, всё время в пути. В Школе, куда мы его приняли, были в основном полные пары постарше, и ему было непросто, потому что у всех возникает вопрос: что здесь делает прекрасный молодой человек? Но достаточно быстро Антон завоевал уважение и теплое отношение со стороны группы».

Антон говорит, что в жизни всё оказалось не совсем так, как рассказывали в Школе. Но он всё равно вспоминает это время с радостью и теплом. По итогам обучения ему посоветовали взять ребёнка младшего дошкольного возраста. Тогда, на волне общего энтузиазма, Антон, как и другие родители, стал изучать базы органов опеки в других регионах и случайно наткнулся на мальчика из Магадана Сашу, которому было восемь лет. Позвонил, но ему ответили: «Чего вы звоните? Вас нет в базе официальной! И вообще, к ребёнку уже приходят».

Через несколько месяцев после окончания Школы Антон познакомился с Кириллом — своим первым сыном. Ему было пять с половиной лет. В учреждение он попал после ограничения матери в родительских правах, а к своему совсем ещё небольшому возрасту успел пережить многое: «Кирилл наблюдал, как бойфренд его тётки при очередных разборках бил посуду, это было нормой. То есть поведение мужчины — пьяный кричащий человек, который бьёт посуду. Поэтому первое время Кирилл этим и занимался: он просто бил посуду, топал ногами, кричал и плакал. Вот это всё было увидено и принесено. Мы с этим жили, работали, боролись. И объясняли, все: от меня до третьего поколения семьи, что это плохо, так мужчины себя не ведут. Четыре года прошло. Некоторые вещи, к сожалению, остались, которые достались от биологической матери, но посуда в порядке, живём, работаем».

Антон взял Кирилла буквально за несколько месяцев до первого класса, а он к тому моменту не умел ни читать, ни писать, ни рисовать

В такой короткий срок подготовить его полноценно, конечно, не удалось, поэтому школа первое время была настоящим испытанием не только для Кирилла, но и для Антона: «К сожалению, у нас социальная среда не готова к этому совершенно: кто бы ни брал детей — папа, мама или ещё кто — нас всех считают какими-то странными людьми, которые непонятно зачем это делают. В школе, конечно, нет принятия: ты другой. Мне в школе открыто говорят, что приёмные дети не то что глупые или с задержками развития, но всё-таки девочку эту нужно на второй год оставить. Папа её сдался. Мне о таких примерах рассказывают и намекают, что мне тоже не помешало бы сдаться и не заниматься с ребенком в том объёме, в котором я занимаюсь».

Но Антон не сдаётся. Он работает в маркетинговой компании и, благодаря свободному графику, может много времени проводить с семьёй. За четыре года, которые Кирилл живет в семье, он изменился. Да, некоторые проблемы остаются до сих пор, но сейчас мальчик неплохо учится в школе, у него много друзей и приятелей, с которыми он с удовольствием проводит время, он занимается рисованием и музыкой — живёт как нормальный мальчишка своих лет. И делает то, о чём четыре года назад нельзя было и подумать.

Антон и Кирилл постоянно живут в окружении большой семьи и многочисленных друзей: к ним приезжает девушка Антона, которая временно живет в другом городе, Кирилл часто бывает у бабушки. К тому же у них периодически гостит крестник Антона.

Антон говорит, что у него никогда не было ощущения, что Кирилл — «конечная история в семье». Однажды, разбирая закладки в браузере, он наткнулся на анкету Саши из Магадана — того самого Саши, которого он хотел усыновить сразу после окончания Школы.

«Смотрю, ребёнок живой, здоровый, новые видео появились в базах. Я думаю: ладно, давай-ка я позвоню, мозгов-то прибавилось, и страх перед прошлым отказом ушёл куда-то. Сейчас ему 13. Как сказала директор его детского дома — дождался. Вредный, конечно, стал за этот период», — смеётся Антон, а Саша, который сидит во время разговора на соседнем сидении автомобиля, что-то неразборчиво комментирует.

Он прилетел в Петербург месяц назад из далекого Магадана, где прежде Антон бывал только один раз, в детстве. На этот раз он приехал туда прямо в разгар пандемии, а вернулся уже с Сашей. Он взял его под опеку, несмотря на рекомендации специалистов (считается, что второй приёмный ребенок в семье должен быть младше, чем первый), несмотря на возраст, в общем-то — несмотря ни на что. Сейчас говорить об адаптации Саши в семье ещё рано — за плечами слишком мало времени, и это время не было простым. Саша осваивается в совершенно новом для него большом городе, привыкает к семье и время от времени ссорится то с Антоном, то с Кириллом. Но, так или иначе, они вместе.

С появлением в семье Саши Антон завел блог: в нём он честно и без прикрас рассказывает о «работе папой», в которой есть далеко не только радость, но и конфликты, выяснения отношений, борьба за лидерство: «Мне не хочется какой-то публичности, но я хочу показать людям, что мы нормально живём, нам нечего скрывать, но есть что рассказать. Всё-таки у нас какая-то другая история, своя, как любит говорить Марина Юрьевна. Я знаю, что она будет интересна многим, потому что многие задумываются о приёмном родительстве. А у нас, мне кажется, вся вот эта вот адаптация, все вытекающие, проходят в более жёсткой форме, чем у многих, но мы не боимся об этом говорить».

Более подробная информация о процессе усыновления и Школе принимающих родителей доступна по телефону: 8 (812) 716-16-69. Все услуги «Родительский мост» предоставляет совершенно бесплатно — на благотворительных основах. Помочь фонду и внести свой вклад в решение проблем детей, оставшихся без попечительства родителей, вы можете, оформив регулярное пожертвование в адрес «Родительского моста» на нашем сайте.

Вы находитесь в разделе «Блоги». Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям
Подписаться
Комментариев пока нет