Каково это: учиться в техникуме в 30 лет
личный опыт

Каково это: учиться в техникуме в 30 лет

… когда высшее образование уже есть, а все сокурсники младше тебя
8 192

Каково это: учиться в техникуме в 30 лет

… когда высшее образование уже есть, а все сокурсники младше тебя
8 192

Каково это: учиться в техникуме в 30 лет

… когда высшее образование уже есть, а все сокурсники младше тебя
8 192

Все родители почему-то твёрдо уверены: если ребёнок не окончит 11 классов и не поступит сразу же после этого в вуз, то обязательно сгинет на улице. Или любимое — станет дворником. Вчерашний школьник вынужден хоть куда-нибудь поступить, только бы родители не волновались. Женя Шабынина объясняет, почему это плохо, и рассказывает, как сама поступила в техникум в 30 лет и что дал ей этот опыт.

Желание пойти «куда-нибудь поучиться», имея за плечами высшее образование по специальности «учитель русского языка и литературы» и опыт работы в различных сферах, появилось в районе 25 лет. Внезапно программа моего не очень престижного вуза, которым я частенько пренебрегала, показалась мне невероятно интересной и притягательной. И вот уж в 25 лет я училась бы с большей охотой и осмысленностью, чем в 17.

Я не жалуюсь, мне очень повезло с выбором направления: филология — это моё. Область её применения широка, но всё-таки самое лучшее, что может случиться с филологом после университета — это если у него всё ещё будет желание и время читать книги в своё удовольствие. Чтоб примерно понять, чем я хочу и могу заниматься, мне понадобилось десять лет.

На всём их протяжении моё сознание подвергалось болезненной трансформации установок, заколоченных школой, родителями и атмосферой гражданской незащищённости. Я сменила с пяток хобби и с десяток работ, попутешествовала, себя показала, на других посмотрела. И выяснила, что не могу и не хочу: жить в ускоренном ритме, строить карьеру, делать бизнес, сидеть в офисе, одним словом, нестись за длинным рублём с тремя кредитами наперевес, забыв о том, что такое конец рабочего дня, отпуск, личная жизнь и посторонние интересы. Даже не могу вернуться к весёлой работе в школе, пока там господствует такое недоразумение, как ЕГЭ.

На фоне депрессивных мыслей о профнепригодности зрело наливалось необъяснимое стремление к учёбе. С размытым абрисом какой-то прикладной специальности.

Почему я решила стать художником по костюму

Пока я лениво кумекала, грянул кризис, и DIY стал не то чтобы модным, а необходимым. Все вдруг вспомнили, зачем к ним приделаны руки. Заматеревших сверстников потянуло к дереву, глине, металлу и земле. А меня к галантерее. Побродив по магазинам с их обновлёнными ценниками, я подумала, что пора бы уже научиться шить. Нелишним будет уточнить, что мои родители всегда шили, и с процессом изготовления швейных изделий я была знакома не понаслышке. Попросила маму помочь мне с платьем, и меня, наконец, сочли достаточно зрелой для того, чтобы допустить до её величества машинки. Одним платьем не ограничилось — с каждой новой сшитой шмоткой я усложняла задачу, мне хотелось научиться шить вообще всё, и чем сложнее, тем лучше. И тут я впервые подумала о том, чтобы пойти на художника по костюму. Не на дизайнера-модельера, а на того самого серого кардинала-технолога, который знает практическую сторону моделирования, пошива и отделки громоздких платьев давно минувших дней. При этом доходные перспективы этой авантюры меня совершенно не волновали. Хочу уметь, а что я с этим умением буду делать дальше — посмотрим. Проблема заключалась в другом — на костюмеров учат в МХАТе и во ВГИКе. Второе высшее по-прежнему стоит денег, которых у меня по-прежнему нет.

И вот бывает же, что ложка приходится иногда к обеду. Только я поставила на паузу эту идею, как произошло два события. Я совершенно случайно узнала одну очень полезную и важную информацию, которой, как выяснилось, мало кто владеет. Оказывается, даже с дипломом о высшем образовании мы все имеем право на бесплатное среднее техническое образование. Спустя какие-то несколько дней мне точно так же совершенно случайно попалась на глаза статья «Мела» о 10 интересных профессиях, для которых не требуется высшее образование. И в ней я прочла о театральном художественно-техническом колледже № 60, где учат на костюмеров, бутафоров, гримёров и художников-аниматоров.


Как я готовилась к поступлению

Из статьи на меня посыпались приятные слова: роспись по ткани, история костюма, эскизирование, живопись, изготовление головных уборов, etc. И, как я выяснила позже, там учат шить. Прямо начиная с основ — с простейших стежков до сложнейшей отделки. От юбки-клёш до балетной пачки. Для меня эта статья была как для голодного колбаса. Я не очень долго думала, поступать мне или не поступать. Всё, что было нужно — сдать экзамены по рисунку и живописи. И на подготовку у меня оставалось всего три месяца. Да благословен будет ютьюб и все эти энтузиасты, снимающие бесплатные уроки по всему на свете! Лично мне хватило канала ArtShima и четырёх платных уроков по акварельной живописи у хорошего преподавателя, чтобы сдать экзамены и пройти по конкурсу на бюджетное отделение.

За неполный месяц учёбы я окончательно убедилась в том, что надо менять общественное отношение к среднему техническому образованию.

Ещё будучи школьницей, я думала, что техникумы — это днище, в котором барахтаются лузеры

Откуда бы, интересно, взяться таким мыслям у подростка, которому, по сути, не с чем сравнивать? Да вот оттуда же, откуда доносятся игривые фразы типа «Ты что, хочешь пойти в ПТУ? А знаешь, как это расшифровывается? Помоги Тупому Устроиться». И до сих пор это невидимое общественное «фэээ» витает над средними техническими учреждениями. Или мне мерещится?

Колледжи — это тоже отличное место учёбы, просто им не хватает хорошего брендинга. Это почти то же самое, что специализированная школа, только с уклоном в какое-то ремесло.


Как проходила учёба

Студенты колледжей в массе своей попадают под категорию «дети», и поэтому порядки там соответствующие. Такой мостик: not a girl, not yet a woman. Тебя уже называют студентом, выдают студенческий и стипендию, но если ты прогуливаешь, родителям доложат на собрании. Да, да, у них проводят родительские собрания! У всех курсов есть классный руководитель. И первого сентября у нас была линейка, а потом классный час, на котором присутствовала мама одной из моих однокурсниц. Если мне вздумается покинуть это заведение не доучившись, мои родители должны будут предоставить письменное заверение в том, что они не имеют ничего против этой затеи.

Невозможно представить себе такое в университете, где царит опьяняющее безразличие администрации по отношению к студентам и их посещаемости, и ты вдруг резко становишься предоставлен сам себе, никто тебя больше не пасёт. Ловушка естественного отбора, в которую все попадаются аккурат до первой сессии. А ещё в колледже бесплатно кормят — покажите мне университет, где дают бесплатные обеды. Программа первого курса состоит в основном из общеобразовательных предметов, по которым у меня перезачёт, поэтому я хожу на учёбу только три раза в неделю. Мне пообещали, что со второго курса я перестану кататься как сыр в масле — будет больше специальных предметов, практика в театре, и много-много домашней работы.

Все кому не лень ещё летом отшутились на тему того, что я буду как Михайло Ломоносов в окружении школоты. Разница в том, что Ломоносову всё было в новинку, да и школота на первых порах была эрудированнее его. Я же каждый вторник, четверг и пятницу натурально сажусь в машину времени, которая мчит меня в прошлое — в мир гипертрофированных гормональных реакций, смешнейших сплетен, катастрофически беспредметных чатов «ВКонтакте» и конспектирования под диктовку с давно позабытыми словами «запишите с красной строки». Пока что (меня же не вызывают к доске на парах по математике) всё это смахивает на институт благородных девиц. Мы рисуем наброски друг с друга на пластической анатомии, пишем натюрморты в технике гризайль, учимся держать иголку с ниткой, утюжить, раскраивать ткань и прокладывать строчку вручную.

Картина Н. Кислякова «Юный Ломоносов на пути в Москву»

Как отнеслись к поступлению мои знакомые

Отдельная история — реакция на моё поступление со стороны тридцатилетних и двадцатилетних. Ровесники и те, кто постарше, поздравляют и хором поют панегирики. А вот представители возрастной группы 15-25 крутят пальцем у виска. Как? Зачем тебе идти в какую-то путягу, если у тебя уже есть вышка? И вот в этой реакции, как мне кажется, кроется коренная проблема отечественной актуальной воспитательно-образовательной системы. Высшее образование воспринимается как ещё одна ступень многолетней школярской повинности, которую нужно пережить (в любом виде), отстреляться и забыть. Одноразовая драма в двух актах без перерыва на антракт.

Мне с «высоты» своего опыта всё это бросается в глаза, когда я общаюсь со своими однокурсниками. Далеко не все, как мне показалось, отчётливо осознают, зачем они пришли в этот колледж. Кто-то не прошёл по конкурсу на бутафора и принял предложение от администрации пойти на костюмера. Ведь надо где-то учиться. Мне хочется на это ответить: кому надо? Но я вспоминаю себя. В 17 лет поступить в институт было жизненной необходимостью: чтобы больше не слышать о том, какая несчастная голодная многодетная судьба меня ждёт без заветной корочки. Университет подарит мне пожизненную гарантию на материальную независимость и подсунет твердейшую почву под обе ноги. Бонусом — успокоит моих родителей на ближайшие пять лет. Ни о каком gap year и речи быть не могло — разумеется, в течение этого года я всё на свете позабуду, разучусь читать и писать, растворюсь в гулянках и сгину где-нибудь на улице.

Да, студенчество — великолепная пора, её следует пережить каждому. Но всё же лучше, когда ты осознаёшь, зачем ты посещаешь тот или иной вуз

Когда я пришла писать заявление в приёмную комиссию колледжа, там сидела женщина, которая в рамках светской беседы каждую минуту предлагала мне пойти куда-нибудь ещё. «Может, на гримёра? А может, на бутафора? Ну или вот у нас тут курсы платные есть по костюму, не хотите? А может, в колледж имени Карла Фаберже — там тоже учат шить». Мне, естественно, показалось, что от меня хотят избавиться. А это просто такая сермяжная забота. Допустим, меня сложно сбить с толку, я примерно представляю, что я лучше буду сидеть пороть десятый раз один и тот же шов, чем делать из какого-нибудь мальчика «девочку с персиками» и взбивать парики. А будь мне 15, я, вероятно, засомневалась бы. А что, может, правда, на гримёра? Или в Фаберже на ювелира? Мам, что думаешь?

Всё это — продолжение славной традиции фарширования детей своими представлениями о том, чем бы им следовало заняться. Потому что сами они, ясное дело, пока не в курсе.


Почему не стоит спешить с выбором профессии

Замученные экзаменационной нервотрёпкой, полностью дезориентированные подростки не знают того, что знает тридцатилетний. Что образование — это радость, в нашей стране к тому же ещё пока бесплатная. А работа — это с какого-то момента навсегда. И это не всегда то, чем бы ты хотел заниматься, чаще всего quite opposite. Что твоё душевное равновесие, ощущение счастья или несчастья напрямую зависят от того, где и с кем ты будешь проводить большую часть своего времени.

И что любая, даже самая классная и интересная работа высасывает душу и выскабливает мозги, а деньги слабо компенсируют эти утраты. В связи с чем надо постараться найти такую область применения своим навыкам, которая будет раздражать тебя чуть меньше, чем все остальные. А на это должны уйти годы, причём вне стен заветного университета. Родители не заглядывают так далеко, когда говорят «попробуй мне не поступи» и «надо идти учиться». И вот это стадо выпускников, погоняемое родителями, бредёт куда глаза глядят, лишь бы от них отстали. Защищают дипломы, которые никто с них не спросит, и идут работать куда-то совершенно налево. А через 5-10 лет с удивлением обнаруживают, что им нравится варить мыло, заниматься разведением собак или садоводством, и что на этом, вот сюрприз, тоже можно зарабатывать. И этому тоже нужно учиться, всему нужно учиться. Время — лучший вуз, в который поступят абсолютно все. Стоит ли так усердно терзать детей по поводу срочного поступления в какой-то другой?