«Такие проекты меняют жизнь в аулах». Как работает летняя школа в Карачаево-Черкесии
детские лагеря

«Такие проекты меняют жизнь в аулах». Как работает летняя школа в Карачаево-Черкесии

И почему чиновники не хотят её поддержать
Время чтения: 6 мин

«Такие проекты меняют жизнь в аулах». Как работает летняя школа в Карачаево-Черкесии

И почему чиновники не хотят её поддержать
Время чтения: 6 мин

«Такие проекты меняют жизнь в аулах». Как работает летняя школа в Карачаево-Черкесии

И почему чиновники не хотят её поддержать
Время чтения: 6 мин

В 2017 году Бэлла Шахмирзова приехала в ногайский аул в Карачаево-Черкесии, чтобы создать летнюю школу для детей. Так появился «Балапанлар», который работает уже три года. Но в этом году местные власти отказались предоставлять Бэлле помещение. Она публиковала пост на фейсбуке, где просит помощи. А родители записывают обращения, пишут петиции и делают фотографии в поддержку летней школы «Балапанлар».

Эркен-Халк — небольшой аул в Ногайском районе Карачаево-Черкесии между Ставрополем и Пятигорском (расстояние до обоих городов — примерно 100 километров). Согласно Всероссийской переписи населения, в 2010 году в нём проживало 1762 человека, почти все они — ногайцы.

В ауле работают одна школа и один детский сад. Когда у детей начинаются каникулы, всё их времяпрепровождение сводится к купанию в речке и прогулкам с друзьями. Выехать куда-то далеко за пределы аула у большинства семей нет возможности, как нет её и у детей из других окретных поселений.

Три года назад Бэлла Шахмирзова приехала из Милана в Эркен-Халк, чтобы реализовать свою задумку о творческой летней школе для ногайских детей. Проект получил название «Балапанлар», с ногайского переводится как «детки», «малыши», «птенчики».

Бэлла говорит, что «Балапанлар» делает не она и пятеро её друзей, а люди из разных городов. Команда проекта состоит из трёх частей: организаторы, волонтёры и преподаватели. Первая часть — то, чем занимается сама Бэлла и её друзья. В течение года они решают организационные вопросы, обсуждают их и подают заявки на гранты.

Люди, которые приезжают в школу летом, — это преподаватели и волонтёры. И те, и те работают бесплатно. Просто приехавшие из других городов чаще всего преподают, а местные работают с детьми в роли вожатых.

В 2018 году лекторам в «Балапанлар» было от 10 до 62 лет. Мальчик Вова из Челябинска приезжал с мамой и братом и рассказывал про экологию. А Армина из Еревана — о том, как можно быть классным взрослым, много ездить и общаться на разных языках и после 60 лет.

Записаться на смену можно онлайн. Если у какой-то семьи нет такой возможности, к ней выезжают волонтёры, чтобы поболтать и записать ребёнка.

В летней школе предусмотрен минимальный членский взнос, который в этом году составляет 1700 рублей

Но, по словам Бэллы Шахмирзовой, отсутствие денег не может стать препятствием для ребёнка, если он хочет участвовать.

Заплатить за смену в летней школе может 70% семей, остальные приходят бесплатно. В том случае, если родители хотят, чтобы ребёнок принял участие в двух сменах подряд, они платят 11500 рублей.

Малике 14 лет, она ходит в летнюю школу с её первых смен, то есть уже три года: «Я живу в ауле, но благодаря „Балапанлар“ мой день проходит достаточно насыщенно. Изначально меня записала мама, потому что сидеть дома было скучно. Но я ни разу не пожалела. Мы занимаемся биологией, рисованием, видеосъёмкой, театром, читаем интересные книги. Там работают классные вожатые».

«Я хочу, чтобы у детей в аулах появилось больше возможностей»

Бэлла Шахмирзова, основательница летней школы «Балапанлар»

«Я всю жизнь участвовала в разных социальных проектах. Мне было интересно смотреть, как прекрасные идеи реализуются с нуля. В какой-то момент мне самой захотелось создать маленький некоммерческий проект у себя на родине в Ногайском районе. Чтобы у тех детей, которые живут в аулах, появилось больше возможностей.

Ногайцы, до того как принять ислам, поклонялись волчице — Коьк Боьри. Её имя переводится «небесная волчица» и «голубая волчица». Когда мы думали про логотип, то хотели показать связь — преемственность поколений. Так на рисунке появилась большая волчица, а поскольку мы работаем с детьми, то добавили ещё маленького волчонка. Получился такой двойной смысл.

Первые два раза мы делали летнюю школу в кавказском ауле, который находится недалеко от места, где я родилась. Там нас очень поддержали. В нас поверили, разрешили всё это организовать. В этом году мы делаем две смены в Эркен-Шахаре. Это административный центр Ногайского района, где живёт в общей сложности всего 16 тысяч человек. 25% — это дети от 0 до 18 лет.

В летнюю школу принимают детей от 6 до 15 лет. Они приходят к нам утром. До обеда идут занятия по научным дисциплинам по возрастным группам, а после — творческие мастерские на выбор. Дети сами решают, куда они хотят пойти и что будут делать: арт, математика, наука, йога, кулинария, плетение ловцов снов, кино, театр, испанский, английский, язык жестов.

После занятий дети возвращаются в отряды, где подводят итоги дня с помощью дневников. В нём каждый ребёнок может писать, рисовать, клеить и делать всё что угодно, 15–20 минут наедине с собой. Классно, когда он сначала пишет: «Я хочу научиться стоять на голове», а через 10 дней добавляет: «Я научился стоять на голове». Мы видим, с чем ребёнок пришёл и с чем ушёл. Это очень важная штука, потому что так дети могут учиться выражать свои мысли и желания.

К нам приезжают и особенные дети. У нас были дети с ДЦП, ЗРПП, в коляске, с аутизмом или синдромом Дауна

Они могли посещать все занятия, потому что у каждого был свой волонтёр. Мы даже делали частный тренинг с волонтёрами, привлекли родителей к обсуждению. А все 250 детей за обе смены выучили язык жестов и даже спели вместе песню».

«Дети здесь открывают для себя что-то новое»

Ренат, волонтёр летней школы «Балапанлар»

«В первый раз я решил пойти в летнюю школу, потому что мне просто было скучно сидеть дома и хотелось сделать что-то полезное для своего района. В итоге я участвую в «Балапанлар» уже второй год. Здесь я чувствую себя нужным. Мне приятно и тепло оттого, что я делаю хорошее дело.

В связи с тем что сейчас у нас нет помещения, мы проводим летнюю школу в открытом поле. Но к нам всё равно приезжают интересные люди. Например, на днях это были волонтёры из «Лиза Алёрт». Они рассказывали детям, как вести себя в экстренных ситуациях, что делать, если ты потерялся.

Я думаю, что наша школа очень сильно меняет жизнь детей в аулах. Лучше они будут приходить к нам развиваться, чем просто ходить по району и купаться в речке. Здесь дети заводят новые знакомства с разными людьми. Все открывают для себя что-то новое. Например, у нас была девочка, которая и представить не могла, что ей нравится театр. Но когда начался такой мастер-класс, она просто загорелась им.

Все дети очень ждут начала смен. Они мне пишут: «Когда начнётся школа?», «Когда всё это будет?», «Я больше не могу ждать». Кто-то даже отменил поездки на море ради смены. Я думаю, это позволяет сделать вывод, насколько всё круто».

«То, что происходит со школой сейчас, — кошмарная история. У меня опускаются руки»

Бэлла Шахмирзова, основательница летней школы «Балапанлар»

«Нам часто нужны какие-то мелочи: дневники, ручки, тетради. Об этом я пишу у себя на странице в фейсбуке. В прошлом году в знак благодарности мы с детьми отправили по всему миру более 130 открыток и получили 30 ответов. Когда мы собирали библиотеку, люди присылали подписанные книги: чем она интересна или кто её им подарил. Берёшь книгу и понимаешь её судьбу. Так мы создаём крошечные локальные связи.

У нас нет одного постоянного источника дохода. Мы не участвуем в политических акциях, не поддерживаем какие-то конкретные взгляды. Мы не аффилированы с госструктурами или компаниями. Это моя чёткая позиция. Поэтому я бы хотела, чтобы у нас был не один крупный спонсор, а сто маленьких. Если мы будем сотрудничать с кем-то, нам будут диктовать условия. А нам важно иметь свободу в том, что мы делаем. Это довольно серьёзный вызов.

C тех пор как мы появились, каждый раз возникают сложности и каждый раз они кажутся неразрешимыми

Но то, что происходит в этом году, — травля и неадекватная реакция властей на то, что мы делаем. На днях мне сказали, что мы чуть ли не незаконно занимали площадку, что никто не имеет права её нам предоставлять, потому что мы непонятно кто. Потому что мы не относимся к правительственной структуре.

Люди из числа чиновников сказали мне: «Это ваше решение, что вы не хотите работать в правительственной организации. Тогда чего вы хотите, конечно, к вам так относятся». Тут есть семь площадок для проведения смен творческой школы, и ни одну мне не дают. От меня требуют документы, а когда я их предоставляю, требуют ещё.

Сейчас против нас собирается возбудить дело прокуратура — в прошлом году у нас было небольшое финансирование, поэтому меня пытаются выставить человеком, который забрал деньги и ничего не потратил на летнюю школу.

На допросы вызывали людей, которых у нас в команде вообще не было. Других запугивали тем, что мы были в каком-то сговоре. Происходит кошмар, в который я отказываюсь верить. Они пытаются доказать, что программа неэффективна, что дети ничего не учат. У меня опускаются руки.

Да, мы действительно делаем этот проект на коленке. Мы реально создаём всё с нуля. Нам нужно время. Но мы берём лучшие практики, смотрим интересные примеры. Я вообще не получаю от этого денег. В этом году мы даже выиграли президентский грант на 500 тысяч рублей, но не можем его реализовать. У меня есть команда, дети, программа, идеи, СМИ. У меня нет только площадки. И её я не получу. Потому что на меня как на человека здесь стоит запрет».

На запрос «Мела» о ситуации вокруг школы «Балапанлар» прокуратура Карачаево-Черкесской республики ответила:

«На Ваш запрос сообщаю, что в настоящее время Адыге-Хабльской межрайонной прокуратурой на основании обращения отдела образования администрации Ногайского муниципального района, письма Главного федерального инспектора по КЧР аппарата Полномочного представителя Президента РФ в СКФО Дральщикова И.В. и заявления руководителя Летней творческой школы „Балапанлар“ Шахмирзовой Б.А. проводится проверка на предмет соблюдения установленных законом требований к организации и деятельности подобных организаций, обеспечению безопасности пребывания детей в ней, а также законности отказа администрации Ногайского муниципального района в предоставлении помещений МКОУ „СОШ а.Эркен- Халк“ под летнюю творческую школу».

«Мои дети готовы там ночевать»

Ирина, мама троих детей, которые ездят в «Балапанлар» уже третий год

«Такие школы, как «Балапанлар», меняют жизнь в аулах. Не у всех жителей есть возможность отправить детей куда-то в лагерь или даже просто за пределы аула. А проект Бэллы даёт возможность детям развиваться и узнавать что-то новое. Никуда не выезжая, можно завести новые знакомства. Это большая ценность для нас как для родителей.

У меня трое детей, им 8, 12 и 15 лет. Младший увлекается спортом. Девочки любят театр и языки. Они каждый год ждут начала летних смен, сами следят, когда нужно регистрироваться и подавать заявление.

Сейчас «Балапанлар» занимается с детьми до трёх часов дня, а мои хотят до шести. Старшие готовы там ночевать, лишь бы что-то делать. Туда приглашают много людей из разных мест. Дети расширяют свой кругозор и узнают то, что не могут узнать в ауле. Там даже обсуждают экологические проблемы. Всё это сказывается на успехах детей в учёбе и в общении со сверстниками.

Я благодарна Бэлле и её команде за «Балапанлар». Она очень нам нужна. И хотелось бы, чтобы чиновники тоже понимали, как нам необходима эта школа».

За время подготовки материала корреспонденту «Мела» ни разу не удалось застать на рабочем месте сотрудника администрации Ногайского района Карачаево-Черкесской Республики, который мог бы пояснить, почему летняя школа «Балапанлар» не получила помещение.