Лес, деряба и стальной конь: как устроены учебники русского языка для началки

Лес, деряба и стальной конь: как устроены учебники русского языка для началки

… и что с ними не так
8 487
38

Лес, деряба и стальной конь: как устроены учебники русского языка для началки

… и что с ними не так
8 487
38

Все помнят те странные тексты, которые мы читали на уроках русского в начальной школе. Думаете, современные учебники блещут актуальностью? Лингвист Антонина Лапошина из научной лаборатории Института Пушкина рассказала «Мелу» о своём исследовании учебников русского языка для начальной школы и объяснила, почему так жить нельзя.

Учебники русского языка — белое пятно на карте лингвистических исследований. Когда мы заинтересовались этой темой, то выяснили, что работ, которые использовали бы количественные, объективные научные методы для этого материала, практически нет.

Это и не удивительно, ведь процесс сбора данных очень трудоёмкий: нам буквально с нуля пришлось создавать коллекцию этих книг, оцифровывать её и размечать — отделять тексты от формулировок заданий, упражнений и справочной информации. Затем данные обрабатываются, и на выходе мы узнаём, как часто и какие слова встречаются в учебниках.

Мы сконцентрировались на текстах, поскольку это самая интересная часть любого учебника, простор для творчества авторского коллектива. Хотя тексты занимают только треть всего объёма учебника, в них содержится 90% всех слов, с которыми школьнику предстоит столкнуться при обучении. Здесь и начинается самое интересное. Давайте посмотрим, из чего состоят учебники русского языка.

1. Описания природы

«Лес» — это слово, которое лидирует по встречаемости во всех учебниках русского языка для начальной школы. В среднем оно используется 175 раз с 1-го по 4-й класс — это чаще, чем, например, «человек» или «жить». Если мы сравним эти цифры со стандартным корпусом русского языка (это огромная коллекция текстов всех жанров, стилей и эпох, письменной и устной речи — такой условный срез языка), то получится, что «лес» в учебниках русского языка встречается в 15 раз чаще, чем в обычной жизни. За ним по популярности идут «вода», «река», «солнце», «облака» и другие существительные, описывающие природу.

2. Больше описаний природы

Давайте начистоту. Когда вы в последний раз с интересом читали описание гриба? А вот в учебниках для начальных классов большая часть текстов — описательного характера. Это подтверждают цифры: если в стандартном корпусе русского языка больше глаголов и наречий, то в текстах учебников — существительных и прилагательных, что говорит об их статичности. Получается, что дети читают тексты, которые по тематике и стилю имеют мало общего с тем, что их ждёт за стенами кабинета.

В преподавании русского иностранцам принято отрабатывать даже самые простые грамматические темы на коммуникативно значимых текстах, жизненных ситуациях, в которых вполне может оказаться каждый: поход к доктору или за сувенирами, диалог в магазине. Почему бы так же не изучать правописание жи-ши или парные согласные на текстах, актуальных для современных российских младшеклассников?

3. Курс молодого орнитолога

Очевидно, что много текстов в детских учебниках посвящено животным, и у разных авторов прослеживаются свои любимцы: кто-то предпочитает кошек, кто-то — собак, однако безусловный лидер — это птицы. Современные дети наверняка будут отличными орнитологами, поскольку в линейке учебников для 1–4-го класса насчитывается более 50 видов птиц, которые суммарно упоминаются более 500 раз. У всех авторских коллективов, чьи учебники мы изучали, уверенно лидирует воробей. Далее интересы распределяются по-разному, от более привычных журавлей и сорок до экзотических киви и загадочных оляпки, зуя и дерябы.

С одной стороны, в этом нет ничего плохого: дети расширяют словарный запас, учатся любить природу. Основная проблема кроется в дисбалансе: ведь если мы так подробно останавливаемся на птицах, значит, страдают какие-то другие сферы. Действительно, вы не найдёте в современных учебниках текстов о популярных профессиях, спорте, современных технологиях, видах искусства.

4. Стереотипы о России

Во время учёбы в младшей школе дети активно знакомятся с культурой собственной страны, осознают себя как часть нации. Тогда же формируются многие автостереотипы. Интересно, как на этот процесс влияют учебники. Например, мы порой обижаемся, когда у иностранцев Россия ассоциируется с холодом, считаем это стереотипом. Однако в текстах учебников описания зимы встречаются в два раза чаще, чем лета. Там с любовью описаны все виды зимних осадков (слова «снег», «метель», «иней» также встречаются очень часто), зимние забавы (построить кормушку для птиц, кататься на салазках). Это может объясняться тем, что авторы выбирают тексты «по погоде», то есть стараются подобрать тексты в зависимости от сезона, который будет за окном в момент изучения, однако факт остаётся фактом.

Более того, несмотря на то что около 65% россиян сейчас живут в городах, образ родины, формирующийся в детстве, у них неразрывно связан с деревенскими просторами, полями и лесами. Это происходит не случайно: в учебниках больше лексики, связанной с жизнью в деревне. Слова «изба», «огород», «грядка» встречаются намного чаще, чем, например, «квартира», «музей», «автобус». Часто попадаются тексты о том, как трактор заменил лошадей или как работают хлеборобы. Это ярко иллюстрирует проблему — многие тексты не обновляются при переиздании, следуют советским традициям выбора тем и авторов.

5. Фактические ошибки

Ещё одна беда — когда тексты противоречат естественному ходу вещей. Например, в ходе эксперимента мы просили школьников прочитать текст, который написали авторы учебника: «3елёной листвой одеты деревья. На траве прохладная роса. Пахнет грибами, душистой земляникой. В кустах поёт соловей. На вершине ели свил гнездо ястреб. В глухой чаще живёт рысь. Хорошо летом в лесу!»

Вроде бы ничего особенного, но дети после прочтения затрудняются ответить, какое время года описывается в тексте. Странно, ведь в конце прямым текстом написано, что речь идёт о лете. Однако дети путались и часто отвечали, что текст о весне, ведь как настоящие орнитологи они знали, что птицы поют и вьют гнёзда весной.

Нестыковки в этом тексте нам подтвердили и профессиональные биологи: соловей заканчивает петь уже к концу мая, земляника появляется в середине июня, а ястреб вьёт гнездо ранней весной, прилетев с зимовки. Вот почему так важно, чтобы в составлении учебника участвовали эксперты из других областей знания. Сейчас учебники проходят научную экспертизу — информацию проверяют на соответствие современной научной картине мира. Нам же кажется необходимым обратить внимание и на текстовый материал, его актуальность и правдивость.

Антонина и её коллеги презентовали своё исследование на конференции по компьютерной лингвистике «Диалог», которая прошла с 29 мая по 1 июня в Москве. С полным текстом исследования можно ознакомиться по ссылке.

6. Актуальные неологизмы (нет)

Сейчас язык меняется как никогда быстро, и это ставит перед методистами ещё одну важную задачу — своевременное обновление учебников. Учебники действительно регулярно переиздаются. Однако, к сожалению, это не всегда означает серьёзные изменения в содержании. Например, в учебниках 2014 года издания в качестве примеров неологизмов значатся «дискета» и «радиотелефон», хотя эти слова правильнее было бы отнести уже к историзмам, то есть словам, обозначающим предметы, вышедшие из употребления.

Когда тексты становятся далеки от жизни школьников, они не прививают любовь к языку, а только вызывают отторжение. Ещё один простой пример несоответствия языка учебников современному русскому языку — слова «шофёр» и «водитель». Одна из самых часто встречающихся профессий в учебниках русского языка — шофёр, что, кстати, само по себе любопытно: «программист» на всю линейку учебников встречается 1 раз, «милиционер» (учебник издан до реформы) — 1, «космонавт» — 6, а «шофёр» — 22. «Шофёр» как обозначение профессии с середины XX века конкурирует со словом «водитель», и с 90-х годов второй вариант одерживает уверенную победу. Эту информацию легко проверить с помощью того же корпуса русского языка:

Для увеличения нажмите на картинку

Однако авторы учебников до сих пор предпочитают старомодную версию: 22 упоминания «шофёра» против четырёх — «водителя».

Справедливости ради, сохранять актуальность текстов действительно сложно. В нашей практике был забавный случай. Мы предложили детям прочитать текст про компьютерную мышку, который сами отнесли к современным. Там говорилось, что мышкой её назвали, потому что она маленькая, юркая и с хвостиком. Один ребёнок после прочтения спросил: «А почему она с хвостиком?» В его реальности все мышки уже беспроводные.

7. Устаревшая лексика

Обучение русскому языку в школе очень литературоцентрично, большой упор делается на произведения классиков — писателей и поэтов. Самыми популярными авторами по-прежнему являются М. Пришвин, К. Паустовский, В. Бианки, встречаются тексты и XIX века: В. Одоевского, А. Фета и, конечно, А. Пушкина. Это приводит к обилию устаревших слов и историзмов: «бурлак», «ветрило», «длань», «скань», «зернь» — этот список можно продолжать ещё долго. С одной стороны, разумное количество устаревшей лексики школьникам необходимо для расширения словарного запаса и кругозора. Но при этом важно понимать допустимый объём такой лексики и сколько необходимо закладывать времени на освоение таких текстов. Мы повторили небольшой эксперимент, который одно время был популярен в интернете: показали детям из хороших гимназий программное четверостишие А. С. Пушкина (оно и сейчас встречается в учебнике 3-го класса) и попросили рассказать, какую иллюстрацию они бы нарисовали к этим событиям:

«Бразды пушистые взрывая,
Летит кибитка удалая.
Ямщик сидит на облучке
В тулупе, в красном кушаке».

Одни предполагали, что описываются ожесточённые боевые действия (потому что красные и взрываются), другие — поле одуванчиков (пушистые и летят), третьи представили космический объект (летит и взрывает), кто-то представил общую картину верно, но всё равно осталось загадкой, что такое «облучок» и почему там сидит человек, профессия которого — копать ямы («ямщик», с ударением на первый слог). Этим экспериментом нам хотелось продемонстрировать, насколько этот текст далек от современных детей, для них он не «наше всё», а абсолютная бессмыслица. Это ни в коем случае не значит, что надо убрать из учебников все тексты классиков. Просто необходимо осознать, насколько устарел этот язык, сколько нужно закладывать времени на изучение такого материала, и найти разумный баланс использования таких текстов в учебниках. Уроки русского языка предполагают освоение в первую очередь живого современного русского языка, а уже потом знакомство со всей красотой языка русской классической литературы. Мы же не начинаем обучение ребёнка музыке с Баха, или знакомство с миром кино — с картин Феллини, хотя никто не будет оспаривать их гениальность.


И что же делать?

Для начала стоит разобраться, в чём именно проблема учебников русского языка для младшей школы. Локальная цель нашего проекта состоит в том, чтобы при помощи объективных методов понять, как они сейчас выглядят и из чего состоят. Так мы сможем определить основные проблемные зоны, которые надо переработать методически.

Во-вторых, надо менять систему. Как нам кажется, школьные учебники должны получать не только народную, научную и экспертную оценки, но и лингвистическую экспертизу. Это позволит сделать тексты в них более доступными, актуальными и интересными для детей данного возраста. В процессе переиздания легко проверить актуальность лексики, количество устаревших слов, посмотреть баланс художественных и научно-популярных текстов.

И как лингвисту, и как будущему родителю мне бы очень хотелось, чтобы учебники русского языка показывали, что язык — это не только подлежащие и сказуемые, не только списки словарных слов и описания природы, а нечто интересное, современное и очень полезное. Ведь умение грамотно выстроить коммуникацию — один из важнейших навыков, который непременно пригодится в жизни. И то, полюбят ли дети язык, во многом зависит от того, на каком материале они изучают его в школе.

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям(38)
Комментарии(38)
Классная статья!
Поддерживаю. Особенно возмущает, когда тексты с описаниями природы предлагается пересказать. Как можно пересказывать бессюжетный текст, особенно для младших школьников, которые пересказывать толком не умеют?
В кустах поёт соловей. На вершине ели свил гнездо ястреб. В глухой чаще живёт рысь. Хорошо летом в лесу!» — здесь, я не считаю, что вы правы, фактических ошибок НЕТ! Соловьи прекрасно поют и в июне. Каждый год слушаем их) «свил гнездо» — результат уже есть, птица не в процессе постройки. Дети путаются с определение…
Показать полностью
Согласна, что не надо выискивать блох (то есть фактические ошибки) там, где их нет. И про Пушкина и классические тексты соглашусь. Если учить только в соответствии с современной ситуацией в языке, не будут усвоены культурные коды, которые несет язык. В общем, нужен баланс.
Показать ответы (5)
Показать все комментарии
Больше статей