Родитель родителю — друг, товарищ или враг?

Родитель родителю — друг, товарищ или враг?

«А вот Пете всё разрешают»
Время чтения: 3 мин

Родитель родителю — друг, товарищ или враг?

«А вот Пете всё разрешают»
Время чтения: 3 мин

Пока дети маленькие, они воспринимают идеи родителей как единственно верные, но что происходит с возрастом? Наш блогер Ксения Состина рассказывает, как уберечь свои семейные ценности и сохранить дружеские отношения с детьми в любой ситуации.

Каждый родитель хочет для ребёнка самого лучшего. Вид и объём «самого лучшего» определяется жизненным опытом и взглядами родителей (порой очень смутными и надёрганными с миру по нитке). До какого-то момента родительское «самое лучшее» для ребёнка — закон и единственно верный вариант. Но ребёнок растёт и рано или поздно начинает критически осмысливать родительские ценности и взгляды. Особенно если родители непоследовательны в своих требованиях: ребёнок должен что-то делать (спорт, диета, чтение), а родители ведут противоположный собственным требованиям и декларациям образ жизни. Может возникнуть такой интересный феномен, как «конкуренты»: это вовсе не одноклассники, приятели или друзья из сети, которые делают что-то запрещённое или могут научить ребёнка плохому. «Конкуренты» — это другие родители, у которых другое понимание «самого лучшего».

Как это выглядит?

У мальчика Васи есть друг Петя. В семье Пети принято (разрешается/существует) то, что не принято в семье Васи. Вася это замечает, задумывается и озвучивает свои наблюдения дома, в диапазоне от тихого бурчания «А почему Пете можно?» до громкой истерики «Вот у Пети нормальные родители, а вы!» Для Васи это вызов, аргумент или манипуляция, чтобы добиться своего, вернее того, что разрешается в семье у Пети, потому что правила в семье Пети кажутся Васе лучше и правильнее.

После Васиного монолога его родителям становится очень неуютно, ведь под сомнение поставили их «самое лучшее», и сделали это не одноклассники ребёнка, а взрослые люди, отчего ситуация становится намного серьёзней и неприятней. Почему?

Во-первых, родители понимают, что их «самое лучшее» оказывается под угрозой. Угроза исходит со стороны других родителей и другого жизненного уклада. В одной семье культ оценок, в другой — спокойное отношение к учёбе. В одной семье бесконечные «без телевизора, без интернета, без прогулки», в другой спорные вопросы решаются путём переговоров, а не наказаний, то есть не сверху вниз, директивами, а сотрудничеством. В одной семье принято систематически выдавать карманные деньги, в другой просто нет такой возможности или есть принципиальная позиция «только за хорошее окончание четверти/года», «пусть сам заработает» или «зачем ему деньги, вот вырастет, тогда посмотрим». Когда Вася говорит папе, что у Пети не так, папа понимает, что взгляды, принятые в семье Пети, представляют угрозу для семейного уклада, для баланса в отношениях, для его, папиного, авторитета и, главное, для счастливого, по версии папы, Васиного будущего.

Во-вторых, с подростком чаще всего сложно уживаться, а неуверенность и страх родителей временами достигают запредельных высот. И вдруг на горизонте появляется Петя и его ненормальная семейка, словно мало дома «острых ощущений». Теперь папа Васи начинает дополнительно нервничать, что, воспитывая сына своими методами для реализации «лучшего будущего», он станет в его глазах хуже в сравнении с папой Пети. Васин папа боится утратить свое влияние, боится, что «самое лучшее», которое существовало долгие годы и на которое он рассчитывал, вдруг обесценится при сравнении с «лучшим» в семье Пети. В общем, папа в этой ситуации чувствует страх, неуверенность и дискомфорт. Мама тоже.

Чтобы обезопасить себя, родители могут начать ругать семью Пети, запрещать с ним дружить, пытаться превентивно обесценивать взгляды и традиции других чужих и страшных для их жизненного уклада семей, в самой глубине души ждать, что у родителей Пети и у самого Пети всё в жизни сложится плохо, а у Васи хорошо, потому что Васино «самое лучшее» правильнее Петиного «самого лучшего». Только надо, чтобы Вася это любой ценой понял.

В основе подковёрной, сложной и малоосознаваемой самими взрослыми борьбы лежит родительский страх, альтруизм, эгоизм, желание соответствовать тому, что «принято» и одобряемо обществом, внутренняя неустроенность, неуверенность в общении с подросшими детьми. Этот конфликт выливается либо в домашнюю тиранию: «Я сказал, и это не обсуждается!» — либо в политику хитрого манипулирования: «Да, Пете родители разрешают, но он же учится хорошо/самостоятельный уже давно/им на сына наплевать, это же видно», либо в постоянное кидание туда-сюда от неуверенности или от страха наделать ошибок.

Что спасёт в такой ситуации?

Понимание чужой точки зрения. Если у родителей Пети есть чему поучиться, можно и поучиться. Попробуйте изменить своё поведение, не считая себя при этом неудачником, а, наоборот, понимая, что сделали шаг вперед. Спокойно поговорите с сыном или дочерью, обсудите свои взгляды и выслушайте мнение ребёнка. Пригласите Петю и пообщайтесь все вместе — только именно пообщайтесь, а не продавливайте свою точку зрения, не давая детям и слова сказать.

Общение, когда у подростка переходный возраст, часто становится в разы трудней и в разы обидней, и любые, даже самые лучшие, родители могут чувствовать себя неудачниками. Однако всегда стоит слушать, слышать и анализировать, что говорит, пусть даже злой и взбешённый, ребёнок. Нужно думать, выбирать и оценивать, что отличает вашу семью от других семей, какой опыт можно почерпнуть из других семей, а какой нет.

Если в основе вашего «самого лучшего» изначально будет любовь, а не чувство собственности, уважение, а не диктат или вседозволенность, понимание, а не манипуляции, то подобные ситуации, скорее всего, не появятся, потому что при любых сравнениях выигрыш будет на нашей стороне.

Вы находитесь в разделе «Блоги». Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Иллюстрация: Shutterstock (HelloRF Zcool)