«В школе учили не любить литературу, а вколачивали некую сумму знаний». Борис Акунин — о детском чтении

«В школе учили не любить литературу, а вколачивали некую сумму знаний». Борис Акунин — о детском чтении

От редакции

18

10.12.2020

Фото: W.Bosc

В декабре книжный сервис Bookmate выпускает новое произведение Бориса Акунина — сборник «Сказки народов мира» в электронном и аудиоформатах. Это девять историй с привычными персонажами и нестандартными сюжетами, которые понравятся и детям, и их родителям. Накануне выхода книги мы узнали у писателя, какие сказки нравились ему в детстве и как складывались его отношения с литературой в школе.

Какие сказки вам читали в детстве?

Отец был сторонником классического образования. Он читал мне перед сном что-нибудь древнегреческое, про длинноодежных троянок и шлемоблещущего Гектора. Засыпал я от этого очень быстро. Мать-учительница все больше налегала на Пушкина. «Сказку о царе Салтане» в шесть лет я всю помнил наизусть. Но когда я научился читать сам (а это произошло рано), я читал только нормальные сказки, без непонятных слов. Про волшебников, принцесс, драконов. Этими приятными воспоминаниями я сейчас и воспользовался.

Что вообще такое сказка? Это поучение, путеводитель по жизни или культурный код?

Это фэнтези. Мир, в котором возможно то, что невозможно в обычной жизни. Поэтому сказка может быть и для детей, и для взрослых. Для всех, кому тесно или скучно в рамках реальности.

Как помочь полюбить книги современным ученикам средней и старшей школы, которые читают все меньше?

Старшей и средней. То есть тинейджерам? Универсального рецепта не существует. Все ведь разные. Кто знает вашего ребенка лучше вас? Что ему интересно, что его заводит? Вот по этому принципу и подбирайте. Только не навязывайте — манипулируйте.

Моя хитрая мать, например, говорила: «Вон на той полке стоят книги для взрослых. Тебе их читать рано». И я, конечно, оставаясь один, сразу туда лез

Запретный плод и все такое. А на полке, как я потом понял, стояли книжки по маминому подбору. Из будущей школьной программы. Потом, по обязаловке, я их читал бы с отвращением, а тут проглатывал. Еще и прятался, дурак.

Но вообще, по-моему, самое главное — не чтобы ребенок читал «правильные книжки», а чтобы он пристрастился к чтению. Это пожизненная привычка, очень ценная. Тут все средства хороши.

Иллюстрация к сборнику Бориса Акунина «Сказки народов мира» (2020), Ася Лисина

Какие книги, на ваш взгляд, подросткам было бы полезно прочитать самостоятельно?

Всё увлекательное, что можно не только читать, но и смотреть: «Гарри Поттера», «Властелина колец», «Игру престолов», «Трех мушкетеров», «Монте-Кристо». Из старых отечественных — «Два капитана», «Дорога уходит вдаль». И не бойтесь подсовывать книги, которые вроде бы рано читать. Пусть лучше узнают про взрослые штуки из хорошей литературы.

Как складывались ваши отношения с литературой в школе?

Мне повезло. Моя мать преподавала литературу, любила ее, хорошо знала и имела, как я теперь понимаю, очень неплохой вкус. Я даже ходил к ней в школу (это была не моя школа) на факультатив — послушать. Там всегда было полно народа. А дома разговаривать со мной про литературу у нее времени не оставалось. Полторы ставки, классное руководство, проверка тетрадок до ночи…

Иллюстрация к сборнику Бориса Акунина «Сказки народов мира» (2020), Ася Лисина

Вы однажды говорили, что не сразу поняли и полюбили стихи Мандельштама, а какие ещё произведения из школьной программы вам не сразу понравились?

Все, которые я к тому времени не успел прочитать сам. Например, «Преступление и наказание». Девятый класс привил мне такое стойкое отвращение к этому роману, что я снова прочитал и оценил его лишь 30 лет спустя. В школе ведь учили не любить литературу, а вколачивали в тебя некую сумму знаний. Это, увы, одно из самых тяжких педагогических заблуждений.

А есть ли такая «избитая классика», к которой вы до сих пор возвращаетесь?

Пушкин. Всегда.

Сказки Бориса Акунина выходят сразу в двух версиях — электронной и аудио. В записи аудиоверсии книги принял участие звездный актерский состав. Немецкую сказку читает Анна Чиповская, французскую — Ингеборга Дапкунайте, русскую — Александр Клюквин, арабскую — Вениамин Смехов (потому что мы все выросли на его чудесном «Али-Бабе») и т. д. В записи сборника также принимали участие Егор Бероев, Юлия Пересильд, Сергей Чонишвили, Александр Филиппенко и Игорь Ясулович.

Начиная с 12 декабря ежедневно на Bookmate будет появляться новая аудиосказка из сборника для совместного вечернего прослушивания всей семьей. Ссылка на первую сказку здесь.

Комментарии(18)
Вот ведь как. Сам видел, как работала мать, и тут же -«учили не любить литературу, а вколачивали в тебя некую сумму знаний». Не вколачивали, конечно, а преподавали в соответствии с жесткой программой. Странно, что господин этого не знает. А когда ей было «влюблять» в литературу? Школа это не кружок по интересам. Массовость и доступность среднего образования обеспечивается «конвейерным» способом подачи материала — обьяснение-закрепление-проверка-пошли дальше. Это, по сути, производственный процесс, здесь нет времени каждому ученику прививать любовь к Достоевскому. Был такой-то, написал то-то, о том-то. Тем более, большинству учеников это и не надо, только голова у них начинает болеть при попытках включения мозга. А как по-другому? Нужно подробнее — пожалуйста: вне школы книги, дополнительные занятия, репетиторы. А он опять избитые фразы высказывает. Не солидно.
Извините, но зачем тогда нужно такое изучение литературы? Зачем знать «был такой-то, написал то-то о том-то» — какой в этом смысл, особенно если «большинству учеников это не надо»? Зачем нужен описываемый вами конвейер на холостом ходу? Зачем обществу тратить на это ресурсы, если это не имеет смысла? Как раз на уроках литературы и надо прививать вкус к чтению, влюблять в него, а не давать даты жизни писателей, которые сами по себе ничего не значат.
Люблю Акунина. А в школе мне преподавала литературу замечательная учительница, которая прививала нам по-настоящему вкус к книге. Поэтому считаю, что от учителя зависело очень многое.
Да, простят меня поклонники Акунина. Пишет он посредственно. Понимая, что ему никогда не стать классиком берёт и гадит на всё вокруг. Стареет и маразм крепнет в нём. Нарвался на плохого учителя, возможно, а хаит всё скопом.
«гадит» «маразм крепнет» «хаит» — вы, вероятно, тоже похоронили мысль стать классиком. А пишет Акунин потрясающе, в современной русской литературе — это лучший стилист.
Показать все комментарии