«Синдром Дауна — не приговор». Правила воспитания актрисы Эвелины Блёданс

«Синдром Дауна — не приговор». Правила воспитания актрисы Эвелины Блёданс

63 063
3
Фото: Shutterstock / ID1974

«Синдром Дауна — не приговор». Правила воспитания актрисы Эвелины Блёданс

63 063
3

Эвелина Бледанс — актриса с очень яркой харизмой и, кажется, с какой-то неиссякаемой энергией. А еще она мама двоих сыновей: старший, Николай, уже работает, а младший, Семен, ходит в школу. У Семена синдром Дауна — особенность, о которой Эвелина открыто рассказывает с самого его рождения. Легко ли ей это дается на самом деле? Об этом и многом другом — в новых «Правилах воспитания».

1. Период отрицания особенности сына у меня длился ровно сутки. Сутки мы рыдали, не понимали, за что и почему. Мы же никому не переступали дорогу, не делали зла и жили честно, в любви. Да, нам еще до родов сказали — ребенок будет с синдромом Дауна, это показал скрининг. Но на подсознательном уровне мы верили, что диагноз может быть ошибочным и родится обычный малыш. Так не случилось. Я родила ночью, а утром мой муж Саша поехал за специальной литературой. Отрицание быстро перешло в принятие, и мы быстро вошли в новый ритм.

2. Синдром Дауна — не приговор. Нужно привыкнуть, что мы не лечим таких детей, а поддерживаем их. Да, у синдрома много побочек. Сломанная хромосома — это немного сломанный организм. И его развитие нужно постоянно контролировать. У Семена, например, были проблемы с сердцем, он лежал в реанимации. Мы были готовы сделать все, чтобы спасти его, после больницы каждый месяц в течение года ездили проверять сердечко, ложились на обследования. Но потом все наладилось. За все это время я поняла, что труд, настойчивость и вера в лучшее могут творить чудеса.

3. Если кто-то говорит обидные вещи в адрес сына, пишет негатив в социальные сети, я стараюсь перевоспитывать таких людей. Правда, дело это совсем неблагодарное и энергозатратное. Но если вижу, что человек небезнадежен, то стараюсь изменить его мнение по отношению к особенным детям, работаю с каждым в отдельности. Часто у взрослых людей отсутствует чувство субординации и такта. Это российский менталитет, и пока что с этим трудно что-то сделать — но я пытаюсь.

4. Не надо мучить детей, надо понять, что им интересно. У моего старшего сына, Николая, было ужасное детство. Постоянные занятия, репетиторы, 7 языков, математика, поездки, языковые лагеря. Зачем ему нужен был такой ад в жизни — не знаю. Я неспроста называю это адом: ребенок, действительно, не получал от этого всего удовольствия, да и сейчас полученными знаниями не пользуется. У него зеленые волосы, он сочиняет музыку, работает в IT-компании. Понятное дело, что знания дали свои плоды, но его главная страсть — музыка. Это и нужно было понять с самого начала.

5. Наверное, мне нужно было раньше понять, что Семен обожает публичность и внимание. Он любит выходить на сцену, любит аплодисменты. Недавно в школе он решал примеры у доски, а потом поклонился. Привык, что выходит со мной на сцену на разных мероприятиях, выступает, а потом кланяется и выходит на бис. Думаю, если он не будет лениться, то сможет отлично развиваться в театрально-музыкальном направлении. А мучить ребенка точными науками, которые ему вряд ли пригодятся, я не считаю правильным. Пусть сейчас у Семы не так отлично получается считать. Значит, это сделаю за него я или папа. А он займется тем, к чему лежит душа.

6. Нельзя сравнивать успехи своего ребенка с достижениями других детей. Каждый растет и развивается по своей схеме и по своему графику. Бывает, конечно, когда мы приходим к кому-то в гости, а там есть ровесники Семы, с которыми мы давно не виделись, и сейчас они умеют намного больше, чем сын. Но я в такие моменты моментально беру себя в руки и понимаю, что у меня особенный ребенок, который развивается по своим правилам. И всем родителям особенных детей советую идти именно по такому пути — благо сейчас много методик и ресурсов, которые помогают адаптировать детей с особенностями, найти к каждому индивидуальный подход.

7. К сожалению, у нас в стране отсутствует институт осознанного отцовства. И с этим трудно что-либо делать. Мужчины ходят на работу, трудятся там, зарабатывают, жутко устают. Но если оставить такого отца один на один с ребенком, он начинает сходить с ума. И уже совсем не похож на эдакого «суперпапу».

Молодых отцов, которые сейчас заводят семьи, обязательно нужно образовывать. Оба родителя должны готовиться к рождению ребенка, должны растить и воспитывать его вместе. Когда Семен был маленький, я, например, нашла спа-салон в пешей доступности от дома. И регулярно стала ходить туда буквально на два часа — на массаж. Муж Саша оставался один на один с Семой. Сначала звонил, причитал, а потом привык. Все эти моменты должны быть проговорены в семье. Мужчин нужно образовывать в плане родительства, а иногда даже немного заставлять.

8. Мне не знакомы выгорания и срывы. Когда я понимала, что такой период близко, я отвлекалась. Раз в неделю обязательно ходила в баню, выделяла время, чтобы выехать на массаж или к косметологу. Даже наложить маску, подпилить ногти или собрать ягоды на даче во время сна Семена было для меня приятным расслаблением.

9. У молодой мамы раз в неделю должен быть выходной. Обязательно. Естественно, через три часа разлуки ты уже скучаешь по ребенку. Но ты обязана отдыхать не только для себя (хотя это тоже очень важно), но как минимум для правильного, экологичного климата в семье.

10. Родители должны показывать детям, как существовать в этом мире, на своем примере. Не орать друг на друга, не оскорблять, не обзываться и не выяснять отношения у них на глазах. Если ребенок видит, что родители с уважением и заботой относятся друг к другу и к нему, то он вырастет с такими же ценностями. В этом и заключается правильное родительство — показать пример, научить всему, что ты умеешь сам. Но ни в коем случае не растить «идеального» ребенка. Человек сам вырастет таким, каким нужно, если формировать вокруг него благоприятную атмосферу.

11. Комплекс «я плохая мать» есть у всех. И в большинстве случаев плохими матерями себя считают хорошие мамы. Им все время кажется, что они что-то недодали, что-то недоделывают, что-то не могут. Но по мнению окружающих, все совсем наоборот. Только сам ты не можешь это осознать. Мне самой приходится зарабатывать на жизнь ребенка, руководить ремонтом дома (а это сложно и физически, и эмоционально). Это время я забираю у Семы и периодически начинаю себя ругать. Но ведь я это делаю для него. Работаю мамой, и это самая главная работа.

12. У кого-то есть возможность готовить детям утром омлет с глазами, а кто-то вместо этого бежит зарабатывать деньги, чтобы отвезти ребенка на отдых. Ребенок получает ваше внимание тем или иным способом — вы стараетесь дать ему самое лучшее, что в ваших силах. У каждого свой способ обеспечения жизни, и, если ваш ребенок при этом счастлив, значит, вы все делаете правильно.

13. Раньше семейные фотоальбомы были бумажными, но сейчас они могут быть в инстаграме. И это абсолютно нормально. В моем случае инстаграм Семена — это еще и рассказ об особенных детях. Я считаю своим предназначением делиться информацией и рассказывать нашу историю. Чтобы другие не боялись рожать, чтобы никто не отнимал жизнь у таких детей.

Фото: инстаграм Эвелины Блёданс

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям(3)
Подписаться
Комментарии(3)
наши кого показать — у нее няни и прислуга. вы вот найдите мать — одиночку с ребенком с СД и напишите про ее правила жизни
Конечно не приговор, но только с одним условием — если у родителей есть деньги.
Если заранее знала, что ребёнок будет инвалид, зачем было рожать, для рекламмы.Это она пока публичный человек с деньгами, а если, что с ней случиться кому он нужен будет, одинокий и несчастный.Сейчас даже здоровые дети никому не нужны, а про школу вообще молчу это отдельная тема…
Больше статей