«Оба моих сына растут в однополых семьях». Правила воспитания журналиста Карена Шаиняна

«Оба моих сына растут в однополых семьях». Правила воспитания журналиста Карена Шаиняна

Обозначение возрастной информационной продукции: 18+
30 514
40

«Оба моих сына растут в однополых семьях». Правила воспитания журналиста Карена Шаиняна

Обозначение возрастной информационной продукции: 18+
30 514
40

Сыновья девяти и двух лет, по две мамы у каждого и один воскресный папа на всех: семейная арифметика журналиста, продюсера, автора канала Straight Talk with Gay People Карена Шаиняна на первый взгляд не укладывается в шкалу «традиционных ценностей». Хотя смотря что под ними подразумевать. Если любовь, уважение, заботу и партнерство, то эта история, наоборот, отличный пример.

Предупреждение: «Запрещено для детей» — размещается в соответствии с требованиями Федерального закона от 29 декабря 2010 года № 436-ФЗ «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию».

1. Все геи и лесбиянки, которые посмели завести детей, так или иначе тратят какое-то количество энергии на страх. Как отнесутся к детям учителя, не будет ли у них проблем со сверстниками, не придет ли в голову условному соседу натравить на семью опеку по какому-нибудь надуманному поводу. Это, безусловно, отравляет жизнь родителям, и это не бесследно для детей.

Внутри нашей семьи атмосфера максимально открытая и дружелюбная, никаких конфликтов интересов нет. Дети у нас, что называется, договорные — мы с их мамами (и партнершами мам) изначально определили, кому из родителей какая роль отведена. Быть воскресным папой для обоих сыновей я согласился осознанно. Так что здесь все мирно и полюбовно. Плюс наша среда общения толерантна и дружелюбна, а дети — счастливые, расслабленные, уверенные в себе ребята. Но все-таки они растут в однополых семьях, а вокруг далеко не вакуум. Так что фоновый страх, что общественное давление в любой момент может появиться, все равно есть.

2. Мы стараемся защитить детей от ненависти, которой очень много в нашем обществе. Наши семьи находятся, наверное, в привилегированном положении. Мы не богатые люди, но тем не менее и не бедные, и это дает пространство для маневра. Например, когда старшему ребенку пора было идти в школу, мы понимали — в обычную, государственную, отдавать его не будем. Потому что невозможно предсказать, насколько прогрессивными там окажутся учителя, насколько толерантными будут дети. Мы остановили свой выбор на частной школе. Да, она стоит денег, но там классная программа, интеллигентные дети и продвинутые учителя, которые совершенно спокойно относятся к тому, что сына забирает мама, мамина подруга или папа, который приезжает раз в месяц, так как живет в другой стране.

3. Мы никогда специально не объясняли детям, кто есть кто в нашей семье. Дети считывают суть вещей без объяснений. Конструкция про нуклеарную гетеронормативную семью у ребёнка, к счастью, появляется сильно позже, чем ощущение родства и близости — об этом и многом другом я подробно рассказывал в этом своем видео. Для наших детей нет ничего необычного в том, что их семья состоит не из мамы-папы, двух бабушек и двух дедушек, а из мамы и её партнёрши и из приходящего папы и его партнёра. И при этом у обоих сыновей есть примерно по 8 бабушек и дедушек вместо стандартных четырех. А еще многочисленные тёти-дяди, сводные сёстры.

Это в некотором смысле близко к тому пониманию семьи, которая сохранилась в более традиционных, как ни странно, обществах: скажем, на Кавказе, в Африке. Там, как правило, довольно много людей участвует в воспитании детей, отношения с родственниками очень близкие, а не как у нас в Москве порой бывает: мама, папа, бабушка, а тети с дядями уже как бы левые люди. Нет, у наших детей есть ощущение большой дружной семьи. А кто с кем в каких сексуальных отношениях, им как раз вообще безразлично.

4. От старшего сына мы довольно быстро отстали с гендерными стереотипами. Хотя такой период был — мама очень хотела видеть его таким брутальным, дерзким, «мачистым» чуваком. По-моему, у нее были опасения, что мальчик в семье, где его окружают только женщины, вырастет слишком изнеженным. И она постоянно как бы в шутку подгоняла сына, навязывала ему некие пацанские сценарии: «Ну что, давай-давай, погнали…»

Но оказалось, что ребенку это все вообще не близко. Он очень эмпатичный, немного стеснительный, хорошо чувствует эмоции людей, остро переживает самые разные, радостные и нерадостные моменты. Его пытались отдавать на разные боевые искусства, на бокс — он не преуспел ни там, ни там. Ну и в какой-то момент от сына отстали с пацанством. Потому что поняли: наша задача — не подогнать ребенка под какие-то выдуманные стандарты, а вырастить его счастливым, спокойным и уверенным в себе человеком.

5. Я стараюсь показать сыновьям, что ошибки — это нормально. Дети ведь и так обычно сильно переживают, если у них что-то не получается. Старший, например, сделав одну помарку, мог порвать тетрадь или рисунок и ужасно расстроиться. Если при этом ругать ребенка, давить, требовать каких-то результатов, можно невротизировать его еще сильнее.

Я в таких ситуациях, наоборот, рассказывал, что ошибки делают все, что они были даже у Пушкина. Просто гуглил его черновики и говорил: «Вот посмотри. Помнишь, мы читали „Сказку о царе Салтане“? Так выглядели черновики великого поэта, чьи произведения мы читаем 200 лет». Сын был очень удивлен. Мысль, что можно зачёркивать и при этом быть великим писателем, на него произвела огромное впечатление.

6. Чтобы ребенок не бросал начатое на полпути, надо не подстегивать его, а научить верить в себя. Старший, например, с детства довольно легко сдавался, часто звучали фразы вроде «Я не могу» или «У меня не получится». Но я старался как можно чаще повторять ему: «Ты можешь всё, что захочешь». Мы играли в такую игру: каждый по очереди называет, что он может, любые действия, которые у него получаются. «Я могу водить машину, а ты что можешь?» — «А я могу помыть собаку». В такие моменты человек, действительно, осознавал, сколько важных и полезных вещей он уже умеет делать, и это мотивировало двигаться дальше.

А еще недавно я заметил, что старшему сыну трудно рассказать целиком какую-то осмысленную историю, даже если в голове она есть. Он начинает формулировать мысль, ему самому не нравится, он останавливается, расстраивается и так далее. Тогда я стал чаще просить что-то мне рассказывать, а если у сына не получалось, не показывал, что меня это напрягает, просто говорил: «Ничего, не беда. Давай попробуем ещё раз. Я не понял тут и там». Стал задавать уточняющие вопросы по ходу истории. И дело пошло.

7. Если мальчик не интересуется танками, это не значит, что он будет играть в куклы. Нашего старшего никогда не вставляла игра в войнушку, но при этом у него много других интересных увлечений. Он, например, с раннего детства любит животных, его с трех лет завораживает космос, он обожает строить из лего, а в 5–6 лет с удовольствием играл со мной в арифметику: я задавал ему разные задачки, а он складывал и вычитал в уме.

Но это же будет дикий сексизм — назвать такие увлечения мальчишескими. Есть куча девчонок, которые тоже интересуются подобным, и это абсолютно естественно. Я, честно говоря, вообще не вижу никакой проблемы в том, что ребенок — какого бы пола он ни был — хочет во что-то играть. Куклы? Ради бога! Машинки? Отлично. И неважно, девочка ты или мальчик. Единственное, что меня напрягает, — вся эта милитаристская история. Игры в войну, убийства — вот это действительно противоестественно.

8. Говоря ребенку «Ты же мальчик!» или «Ты же девочка!», мы привязываем к гендеру какой-то долг или вину. Я тоже, к сожалению, говорил подобное старшему сыну. Например, когда он капризничал, боялся что-то делать в 4–5 лет, мог сказать: «Ну ты же парень!» Но это, конечно, от беспомощности, это провал мой родительский.

Надеюсь, с младшим у меня хватит ума найти какие-то альтернативные способы для его мотивации. Потому что слова «Ты же мальчик!» всегда подразумевают продолжение — «Ты должен». Всегда за ними следует упрёк, напоминание, обязанность какая-нибудь. Вот это всё, мне кажется, дичь, и из этого произрастает потом много разных комплексов и проблем у человека.

9. Конечно, у меня бывают переживания, что я недодаю чего-то детям. И это нормально. Особенно в связи с тем, что старший живёт в другой стране. Но сейчас мы с ним каждый день созваниваемся, долго говорим обо всем на свете, вместе читаем.

Среди разведённых друзей-мужчин я, например, не многих знаю, кто каждый день бы был с детьми в контакте. Поэтому здесь, мне кажется, моя совесть чиста. Можно было бы дать ещё? Всегда можно. Вкладывать больше времени, больше денег, больше вовлеченности.

Но тут надо не забывать, что у родителей тоже должна быть какая-то своя жизнь, работа, увлечения. Полностью сливаться с ребенком — это вредно для всех. Когда в выходные встаёт вопрос «А не провести ли ещё один день с кем-то из сыновей, или всё-таки пообщаться с друзьями?», я порой выбираю друзей. Потому что для меня это важно. Это то, что дает мне ресурс, энергию. На общение с детьми в том числе.

10. Ребёнок будет следовать вашему примеру, а не вашим советам — это чистая правда. Он никогда не вырастет честным человеком, если будет видеть, что среди авторитетных для него людей, у родителей принято хитрить, обманывать, недоговаривать. И далее везде по списку. Дети перенимают наши паттерны поведения, а не наши назидательные речи. Назидательные речи — это то, что в воспитании вообще можно опустить.

Фото: инстаграм Карена Шаиняна

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям(40)
Подписаться
Комментарии(40)
Больше бы таких родителей!
Отличная статья, да и Карен Шаинян очень адекватный человек. Редакция решила нанести удар поддых предстоящему голосованию о поправках, в той части, где семья -это союз мужчины и женщины? Интересно набегут в обсуждение буйные питекантропы?
Ну я, по вашему описанию, питекантроп. Я конечно же ЗА нормальную семью с папой и мамой!

Однако, статья хорошая, есть чему поучиться (для себя отметила некоторые моменты). Но сама бы не хотела родиться в подобной семье. Понимаю, что родителей не выбирают, понимаю, что и геям и лесбиянкам скорее всего тоже хочется быть отцами и матерями. Сочувствую им, что они не смогли найти своих половинок в традиционных отношениях.
Сложная тема. Главное, что Господь чётко определил, что содомские отношения — это грех.
Но людей не осуждаю, у самой грехов полон воз, чтобы кого-то судить.
Ну нет, извините, со всем уважением к автору и Карену, такое положение вещей не нормально, а не нормально оно, потому что противоречит природе. Очень надеюсь, что такие семьи будут лишь исключением
У огромного количества видов животных можно наблюдать гомосексуальное поведение🤷‍♀️ Да и вообще природа — это не какой-то свод правил. Если что-то существует, то оно автоматически не против природы.
Показать все комментарии
Больше статей