Работа в секс-шопе, опасный автостоп и кражи. О чём подростки никогда не расскажут родителям

Работа в секс-шопе, опасный автостоп и кражи. О чём подростки никогда не расскажут родителям

14 613

Когда ты подросток, кажется, что весь мир у твоих ног. Жажда приключений настолько сильна, что появляется ощущение, что с тобой точно ничего не случится. Мы попросили школьников и взрослых анонимно рассказать о своих самых сумасшедших поступках в подростковом возрасте — тех, в которых даже нынешние мамы и папы до сих пор не признались своим родителям.

Мне было около 17 лет. Папа учил меня водить машину. Однажды он попросил поставить автомобиль на стоянку. Я доехала до стоянки, а потом решила, что очень быстро съезжу к подруге и похвастаюсь машиной. Так и сделала. Только страшно было, потому что прав водительских у меня не было. Всё обошлось, но то, что я езжу на машине, и очень быстро (да ещё и без водительских прав), мне снится до сих пор.


Украла у уличных торговцев украшение. Оно мне не было нужно.


Дело было летом. Мне было 15–16 лет, точно не помню. Мама жила на даче, папа в Москве. Отцу я сказала, что буду неделю на даче, а матери, что в Москве.

Мы с друзьями рванули в Вильнюс на пару дней — ночь в поезде, два дня гуляем, ночью обратно! И вот, прекрасно проводим время, заходим в кафе, как вдруг я поднимаю глаза и вижу мамину лучшую подругу. Полчаса я просидела под столом, пока та не ушла. Родители так ничего и не узнали.


На даче мне запрещали уезжать на велосипеде далеко от дома. Правило было «катаешься час по посёлку, приезжаешь показаться». В подростковом возрасте это начало раздражать, хотелось приключений. В итоге я постепенно начал ездить в соседние населенные пункты (1–4 км), чтобы «расширить горизонт». При этом чувствовал себя кем-то вроде Колумба, смелого исследователя новых земель.

А самая дерзкая поездка — это визит в посёлок, находившийся на соседней железнодорожной станции. Расстояние — 11,5 километра в одну сторону. Лимит времени — час. Велосипед — обычный негоночный. Дело происходит во время знаменитой жары 2010 года, когда дождь был, может, три раза за всё лето, а средняя температура составляла около 30 градусов. Воду или рюкзак я с собой брать не стал, чтобы не выдать, что собираюсь куда-то далеко.

Фото: Shutterstock / Nick Rostov

В итоге я промчался вдоль шоссе с машинами по узкой песчаной обочине максимально быстро. Мне кажется, велосипед я разогнал минимум до 30 км в час (небольшой наклон на всём пути) и долетел до окраин искомого посёлка за 15–20 минут. Прямо все силы вложил. Радость, открытие, самая главная цель лета взята. Потом углубление до той самой железнодорожной станции как символа успеха.

А дальше предстоял обратный путь… Денег нет, расписание электричек неизвестно, лимит времени — час. Поэтому обратно тоже на велосипеде. Без воды, под горку, в плюс 30, и уже после серьезной гонки. И обочина только с одной стороны, то есть ехать надо было против движения транспорта. Расстояние до потока встречных машин — 1,5–2 метра. И ехать надо быстро, поскольку злополучный лимит.

Сложно понять, как меня тогда никто не сбил и как я не упал от теплового удара (как вариант — с выносом на шоссе), как велосипед не вышел из строя посреди жаркой дороги. Максимум, что случилось, — от колёс встречных машин рикошетили мелкие камни, несколько прилетело в ногу, так что я получил своеобразные «ранения». Дома ничего не заподозрили, но сразу после путешествия я выпил не менее 1,5 литра воды почти залпом.

Кстати, с той поездки имеются селфи и фотографии, но я никому их не покажу. Тогда мне казалось, что я молодец и превзошел себя. Осознание опасности той ситуации появилось относительно недавно. Вывод: не унижайте подростков гиперопекой, чтобы они не пытались доказать себе свою полноценность втайне от вас.


В 14 лет под предлогом ночёвки у подруги осталась на ночь с компанией у мальчика. Там же мы изрядно напились, а на следующий день я сильно болела. Мама меня отпаивала чаем и думала, что я отравилась.


Мои родители никогда не узнают, что в 16 лет мы с подругой поздно вечером сели в машину к трем незнакомым мужчинам, которые повезли нас в сауну. Конечно, мы понимали, что им от нас надо, но были абсолютно уверены, что ничего плохого с нами случиться не может.

Хорошо помню, как в крови бушевал адреналин, но сомнений в собственной неуязвимости даже не возникало. В сауне мы с нашими спутниками выпили, а когда «дошло до дела», я изобразила тошноту и полуобморочное состояние, и подруга якобы повела меня на воздух. Так и сбежали, прощемившись под забором. Причём заранее ни о каком «спектакле» мы с ней не договаривались, все произошло спонтанно.

Но наши приключения на этом не закончились. Как-то нужно было добираться домой, и мы ничего умнее не придумали, как пойти ловить машину ночью в незнакомом районе города. Поймали. И тут даже не знаю: то ли человек попался хороший, что согласился отвезти домой двух малолетних девочек без денег через весь город, то ли просто не приглянулись мы ему… В общем, каким-то чудом мы целые и невредимые вернулись домой. А на следующий день хвастались друзьям, какие мы крутые.


Взламывал установленный родительский контроль, чтобы смотреть порнографию.


В 14 лет много общалась с подругой из другого города по домашнему телефону. Пришёл очень большой счёт. Решила сжечь бумажку со счетом, чтобы родители не ругались. Уронила горящую бумагу на диван — образовалась дыра. Сказала, что выпрямляла волосы и положила горячие щипцы. За счёт все же заплатили, и мне досталось. Плюс ко всему потом много лет папа напоминал про эти щипцы и шутил, что я сожгу весь дом. Лет через 10 диван выбрасывали — тогда я и рассказала, откуда на самом деле дыра.


В 20 лет я на лето ездила в США по программе Work and Travel. Суть её в том, чтобы работать в предложенном принимающей стороной месте. Мы с подругой не поехали в то место, но у моей подруги это был не первый визит в Штаты, она там работала два предыдущих лета и ехала на готовенькое. Чего не скажешь обо мне. Я стучала в двери всех магазинов, ресторанов и других организаций в маленьком курортном городке и спрашивала, нанимают ли они работников. Долго не получалось ничего найти, деньги заканчивались, нужно было платить за жильё и покупать еду. И так случилось, что я попала в секс-шоп! На тот момент я в России ни разу не заходила в подобный магазин, поэтому меня всё это дико смущало, все эти резиновые штуки, развратные костюмы. Но выбора не было.

Фото: Shutterstock / Daboost

Хозяин магазина оказался довольно милым мужчиной в возрасте, хорошо ко мне относился, и я согласилась там работать. Родители не знают об этом моменте, я не смогла им признаться.

В секс-шопе я проработала всего четыре дня, потом мне подвернулась работа в ресторане, где я задержалась до конца своих американских каникул, там было классно. Но я рада, что такой опыт у меня был, я не испугалась и немного по-другому взглянула на всю эту индустрию.


Когда мне было около 13 лет, я поцарапала чью-то машину ключом, просто так, без особой причины, просто достала ключ и провела по двери, проходя мимо.


Я часто слышу о том, что у мальчиков в подростковом возрасте бушуют гормоны и они очень хотят заниматься сексом, а про девочек почему-то так не говорят. Но мне кажется, что у девочек бывает точно так же, такое же буйство гормонов. По крайней мере у меня так было, просто сносило крышу.

Так что мой самый безрассудный поступок (точнее, череда поступков) связан с сексом. Весной в десятом классе мне исполнилось 16 лет, я познакомилась с мужчиной, которому был 31 год. На первом свидании я решила заняться с ним сексом. Самое ужасное, что я согласилась не предохраняться. Как? Почему? Я до сих пор не могу ответить на этот вопрос. Я же прекрасно знала, что от этого бывают дети и заболевания (мне повезло, и не было ни того, ни другого, но риск был огромный, конечно). Но мне реально сорвало крышу. И потом я встречалась с ним ещё два месяца. Моя мама узнала, устроила скандал, за руку отводила меня в школу, а я сбегала с уроков к нему. Ощущения нереальные. Самое безумное время для меня. Потом он уехал автостопом в Питер, не предупредив меня, и я его везде заблокировала. На этом история закончилась, и я начала готовиться к ЕГЭ.


В детстве продал дорогой фотоаппарат за копейки. И купил на эти деньги полную ерунду. Уже прошло 10 лет, а родители до сих пор не знают, куда делся фотоаппарат. Думают, что потеряли.


В лагере в Анапе в 15 лет втроём с девочками в тихий час сбежали с территории «в город» на маршрутном такси — за покупками и подарками. С приключениями: теряя друг друга, отбиваясь от горячих южных ухажеров. В лагере в это время нас прикрывали друзья, что мы «где-то вот тут только что были…». Вернулись мы с покупками и очень довольные собой и нашим приключением.

Спустя несколько лет от наших воспитателей узнала, что они поняли, что нас нет в лагере, но не стали поднимать панику, потому что все равно было непонятно, где нас искать, оставалось только молиться, чтобы мы вернулись в целости и сохранности.

Фото: Shutterstock / Peter Gudella

Комментариев пока нет
Больше статей