«Я хотела бы жить в России. Но если всё так продолжится, придётся уехать»

«Я хотела бы жить в России. Но если всё так продолжится, придётся уехать»

Подростки — о том, в чём смысл митингов и почему они готовы протестовать
11 644
101

«Я хотела бы жить в России. Но если всё так продолжится, придётся уехать»

Подростки — о том, в чём смысл митингов и почему они готовы протестовать
11 644
101

29 сентября в Москве прошёл согласованный митинг в поддержку политзаключённых: по данным «Белого счётчика», на акцию пришли более 25 тысяч человек. Мы спросили подростков и молодых людей, которые пришли на митинг, в чём, по их мнению, смысл акции и чем конкретно они недовольны.

Алиса, 12 лет

«Помогают митинги или нет, зависит от того, насколько мотивированные люди сюда приходят. Если людей мало, но они болеют за своё дело, возможно, и они могут что-то изменить. А когда людей много, но они приходят, просто чтобы прийти, это не способствует ничему. Среди моих сверстников есть те, кому плевать. Но таких, которые поддерживают Путина или «Единую Россию», я не знаю: с такими не общаюсь. Мои родители не знают, что я здесь. Думаю, они бы не очень обрадовались, если бы узнали, что я участвую в таком. Хотя сами они Путина не поддерживают.

Вообще-то мне ужасно не нравится, как полицейские поступают с людьми: не все же приходят на митинги, чтобы кого-то поколотить. Многие приходят со светлыми намерениями, а власти избивают их и сажают. Я думаю, среди ментов есть хорошие люди — у них же есть семьи и дети. Возможно, им просто промыли мозги».

Варвара, 18 лет

«Я учусь в кадетском корпусе. Там знают о моей позиции: сверстники говорят, что это смело, преподаватели считают, что я наивная. Сегодня я пришла на митинг, потому что я против политических репрессий, мне жутко от того, что сейчас творится в Москве и стране. Я считаю, что даже такие согласованные митинги — это важная часть протеста и выходить нужно всё равно. Я хожу на каждую акцию и думаю, что Павла Устинова и других политзаключённых по „московскому делу“ отпустили в том числе и потому, что люди выходят на улицы. Кто-то испугался и выпустил».

Федя, 15 лет

«Я пришёл на митинг вместе с мамой, потому что мне надоело, что по совершенно липовым делам сажают ни в чём не повинных людей. Я хочу высказать своё недовольство. Думаю, что митинги помогают, когда приходит достаточное количество людей, но в таком деле важны даже одиночные пикеты. При этом я думаю, что ребят по „московскому делу“ постепенно выпускают не потому, что люди выходят на акции, а потому, что у власти падает рейтинг и она боится за него. Моя позиция не очень популярна: со сверстниками я общаюсь много — они не особо меня поддерживают в этом деле».

Полина, 12 лет

«Я сегодня на митинге в первый раз, пришла с мамой и сестрой. Мне интересно посмотреть, что тут происходит, и послушать, что говорят, поддержать политзаключённых. Я считаю, чем больше такого происходит, тем лучше, и всё это обязательно приведёт к чему-то хорошему. Мне важно, чтобы отпустили всех тех, кто сидит, но ещё я пришла поддержать семью — я за них боюсь. Хотя сам митинг, конечно, мероприятие не из приятных. Как-то слишком уж много людей».

Ульяна, 20 лет

«Я внимательно слежу за судьбой тех, кто находится под следствием по «московскому делу», ещё с лета. Сначала я не очень понимала, что происходит, но когда узнала детали этой истории, заинтересовалась. Больше всего меня поражают причины, по которым задерживали людей, и статьи, которые им предъявляют. Я реалист и прекрасно понимаю, что сразу ничего не изменится.

Тем не менее нескольких человек уже отпустили, поэтому, кажется, мы можем на это влиять. А отпустили их именно потому, что люди выходили на улицы

Могу сказать точно, что уезжать в другую страну из-за этого я не собираюсь. Убегать из России — последнее дело. Нужно оставаться и бороться. Я не могу сказать, что я причисляю себя к какому-либо политическому движению, но то, что происходит, — это такая несправедливость, что в стороне остаться невозможно».

Глеб, 17 лет

«Я пришёл на митинг, чтобы увеличить его численность, а ещё — чтобы власть не могла сажать невиновных так просто. Я думаю, это помогает. Родители меня поддерживают, сейчас они тоже здесь, со мной. Больше всего в сложившейся ситуации меня бесит, что суды не функционируют как суды. Судебной власти в стране нет, есть только исполнительная. Были бы честные суды, не было бы Путина, не сажали бы невиновных. Так что это наша главная и единственная цель».

Степан, 20 лет

«Я пришёл поддержать ребят, которых незаконно задерживают и сажают. Мне кажется, никто, кроме нас, им не сможет помочь. Очень важно выражать поддержку им и их родителям. На прошлый митинг приходила мама Анны Павликовой. Я тогда чувствовал за это моральную ответственность — она должна была понять, что людям не всё равно.

На акции я начал ходить давно, ещё когда учился в 11-м классе. Тогда было очень мало политизированных ребят, но сейчас это становится модным и трендовым — все эти слоганы, «Я/Мы». Так что даже менее инертные ребята начинают этим увлекаться, но аполитичных знакомых всё равно очень много. Я очень рад, что отпустили Алексея Меняйло — меня поразило, как его посадили. Нашему поколению вообще повезло, политизированность в обществе крайне велика по сравнению с тем, что было, и у нас есть шансы добиться соблюдения своих прав».

Таня, 13 лет

«Мне не нравится, как власть относится к народу. Я сейчас в 7-м классе, иногда с одноклассниками мы разговариваем о том, что происходит. Они думают точно так же, как и я. И Алексея Навального, который сейчас выступает, я поддерживаю. Может быть, митинги и не способствуют освобождению людей, но я показываю, что я борюсь за свою страну. Я очень её люблю и хотела бы здесь жить. Но если всё так продолжится, скорее всего, уеду отсюда. А в будущем я хочу стать адвокатом, чтобы защищать людей. Кстати, моя мама знает, что я здесь. Она боится за меня, но поддерживает моё мнение».

Катя, 18 лет

«На митинги я хожу с 17 лет. Кстати, первой была акция в защиту телеграма, когда бросали самолётики. Вся ситуация, которая сейчас в стране, меня удручает, бесит чувство незащищённости и несправедливости. Хочется смотреть в будущее, но выглядит оно печальным. Поэтому нужно бороться, но постепенно и мирным образом. От нас только и ждут, что мы начнём творить всякую жесть. А ребят из „московского дела“ нужно продолжать вытаскивать, на свободе должны быть все».

Саша, 18 лет

«Я стараюсь посещать и согласованные, и несогласованные акции. Я не очень активно слежу за политической повесткой, но если я узнаю о каких-то митингах, я прихожу. Сейчас у ребят, которые находятся в заключении, выйти на свободу шансы небольшие, но всё-таки есть. Мы влияем на это. Конечно, в любом таком движении есть люди, которые приходят просто потусоваться, но мне хочется верить, что большинство из тех, кто здесь сегодня, — неравнодушные граждане. А из лидеров протеста я никого не поддерживаю, пока в замешательстве по этому поводу».

Роман, 18 лет

«Больше всего меня раздражает система, сам базис, на котором всё стоит. И, конечно, полиция, а также другие руководящие органы. Я с 17 лет занимаюсь политикой, с этого же времени состою в политической организации: когда я туда попал, ещё учился в школе. И я думаю, полицейские так себя ведут, потому что все сидят на зарплате. Какой человек хочет лишиться зарплаты? Конечно, они будут делать то, что им говорят. С другой стороны, у каждого есть выбор: быть с народом или быть с властью. Я считаю, что полицейские — плохие люди. Теоретически, возможно, среди них есть и нормальные, но я не верю, что здесь, в Москве, есть какой-то полицейский, который поддерживает наши идеи».

Фото: Shutterstock (Aleksandr Beliakov)

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям(101)
Подписаться
Комментарии(101)
Идиотизм
«Идиотом» в древнегреческих полисах называли тех, кто уклоняется от выполнения обязанностей гражданина участвовать в управлении полисом. Поэтому термин «идиотизм» скорее применим к тем, кто никак не участвует в политике.
Ребята молодцы! Да, у некоторых чувствуется юношеский максимализм, но это не важно — главное, что растут с проактивной гражданской позицией. Благодаря таким и есть надежда на и перемены, потому что предыдущие поколения, увы, сдались или не включают свой мозг в подавляющем большинстве
Растут, с измальсва учась нарушать законы. НЕЛЬЗЯ с детьми проводить никакие социопросы БЕЗ разрешения родителей и эту норму в Россию с Запада либерлистического притащили
Приятно прочесть. Открытые, светлые души. Ум и сердце
«Ум»? В каком месте у этих детей ум? Вы считаете, что они правы? На чём основываются их решения?
Показать все комментарии
Больше статей