«Сейчас мат — это новый маркер искренности»: на каком языке говорят подростки

«Сейчас мат — это новый маркер искренности»: на каком языке говорят подростки

17 594
16

«Сейчас мат — это новый маркер искренности»: на каком языке говорят подростки

17 594
16

Хотя теория поколений считается довольно спорной, нынешние подростки действительно отличаются от тех, которые были 15 и 20 лет назад. По крайней мере, так считают директор исследовательского центра ValidataKIDS Юлия Юзбашева и менеджер по исследованиям Ирина Морозова. В эфире программы «Радиошкола» они рассказали, как общаются современные дети и почему они не готовы терпеть скучную работу ради какого-то будущего.

Поколение Z — самое пишущее в истории

Юлия Юзбашева, директор исследовательского центра ValidataKIDS

Мы проводим исследования последние 15 лет, все время разговариваем с подростковой аудиторией. Нам кажется, то, какими были раньше дети, и какие они сейчас, — это большая разница. Подростки лет 15–20 назад тоже были совершенно другими по сравнению с нынешними. В этом смысле теория поколений имеет право на существование. Нынешнее, которому присвоили букву Z, принято описывать как мультизадачных визуалов, не умеющих концентрироваться. Но многие исследователи говорят, что перечисленное — вовсе не отличия поколения «зэт», а естественное описание любых детей.

Ирина Морозова, менеджер по исследованиям ValidataKIDS

С том, что современные дети — чистые визуалы, ещё можно поспорить. У взрослых принято ностальгировать по великой эпохе, когда мы были самой читающей нацией в мире. Может, современные дети и не претендуют на это звание, если понимать его как чтение Достоевского и классики. Зато они точно самая пишущая нация. Столько высказываний на единицу времени и на душу населения в течение дня, сколько сейчас печатают подростки в своих смартфонах, взрослые нашего поколения за всю свою жизнь не написали.


Подростки уже живут в параллельном мире

Ирина Морозова

Современные подростки живут в другом, цифровом измерении. Этот мир первичен в их существовании. За пресловутым выражением «Не запостил — не было» стоит многое. Но для того, чтобы событие действительно произошло, мало его просто опубликовать. С этого момента оно не заканчивается, а только начинается. Потом идёт его проживание всей цифровой общиной — начинаются комментарии, лайки, репосты. Мы сочиняем фантастические истории про иные миры и звёздные войны, а тут прямо под боком существует параллельная реальность. И в ней ты всегда потенциальный автор или соавтор контента.

Жизнь в этом измерении стирает границы и в физическом плане. Происходит что-то в твоей жизни здесь и сейчас, или на соседнем дворе, или в США — в плавильном котле интернета всё одно. Современные подростки гораздо более глобалисты, чем осознанные глобалисты, которые об этом говорят. Это как сравнить пловца и рыбу: пловец знает, что умеет плавать, а рыба даже не задумывается об этом. Она просто плавает, и всё.


Дети абсолютной демократии

Ирина Морозова

Педагоги сейчас часто жалуются, что у современных подростков нет ощущения дистанции. А ведь сами взрослые делают их такими. С самого детства пестуют открытость, чтобы они легко шли со всеми на контакт.

Раньше существовала чёткая иерархия: были дети и взрослые. Мы жили в мире горизонтальной коммуникации, когда дети общались только в школе с одноклассниками и только дома с родственниками. Сейчас происходит вертикализация структуры общения. И это только в офлайн-сфере.

А ещё подростки играют в онлайн-игры, где ты постоянно не знаешь, с кем общаешься.

Кто скрывается за ником и аватаром? Маленький ребёнок, которому 8 лет, или взрослый дядька, который сидит сейчас где-нибудь в Сингапуре?

Поэтому нет смысла каждый раз спрашивать, сколько тебе лет, чтобы как-то соответствующе обратиться. Все общаются со всеми наравне. Конечно же, это заканчивается тем, что у детей нет ощущения дистанции. А людям старой закалки странно, когда дети начинают с ними разговаривать и тем более дискутировать. Это обижает и взрослое традиционное поколение учителей, которое привыкло, что их должны беспрекословно слушаться. Но такое поведение подростков — оно совсем не про уважение.

Нас часто спрашивают, как вытащить ребёнка из интернета. В последнее время мы советуем — «оцифруйтесь» сами. Подпишитесь на несколько каналов, которые смотрят ваши дети. Если оценивать непредвзято, в этой среде, в которой сейчас обитают подростки, происходят чудесные процессы. Творчество отделяется от искусства. Если раньше право заниматься искусством ты получал только вместе с членством в Союзе художников или после окончания какой-нибудь художественного института, то сейчас не надо становиться кем-то, чтобы творить.

Ты можешь просто писать треки, просто выкладывать их на какой-нибудь ресурс, где будет рандомная публика, и тебя либо оценят, либо нет. Я слышала в одном интервью такую фразу: «Мне очень нравится Face. Он даже не музыкант, а просто парень, который пишет треки». Это гениальное определение. Это абсолютная демократия.


Инфлюенсеры приходят на смену кумирам

Ирина Морозова

Если раньше у нас были кумиры, олицетворяющие абсолютное добро, что-то недостижимое, то сейчас им на смену пришли инфлюенсеры. И вместо поклонения аудитория делает социальные инвестиции в своего инфлюенсера. Его поддерживают, на него подписываются, ставят лайки — это всё некая социальная валюта. Но и, как любой инвестор, аудитория ждёт от него неких дивидендов. Если вдруг он начинает писать что-то не соответствующее их ожиданиям, то они тут же забрасывают его тухлыми яйцами. Сами блогеры понимают это и всячески показывают аудитории уважение: «Ребята, я без вас ничто!» или «Мы растём вместе!» Они берут на себя функцию социального родителя и действуют как кураторы, но ни в коем случае не как истина в последней инстанции.

Юлия Юзбашева

Для современного поколения её просто не существует. Если у нас было ощущение чёткого распределения добра и зла, которое для всех было одинаковым, то сейчас подростки считают возможным прийти к учителю и начать с ним спорить. У каждого своя правда. Главное, чтобы за свою ты мог постоять. И не в смысле подраться, а суметь объяснить и доказать. Если ты рассуждаешь логично, приводишь интересные доводы и объясняешь свою точку зрения, то твоя правда имеет право на существование.


Синдром непризнанного гения

Юлия Юзбашева

Родители изначально воспринимают своих детей как уникальных личностей. С одной стороны, это прекрасно, но с другой — все хотят, чтобы их дети были самыми творческими и успешными. А под успехом родители часто понимают именно материальное благополучие. Они стараются дать ребёнку много возможностей, чтобы тот пробовал и нашёл себя.

Складывается такая ситуация: всё детство родители твердят ребёнку: «Ты уникален и талантлив», — и дети верят. А когда приходит пора определяться, то те же родители начинают настаивать на высшем образовании: «Ты, конечно, одарённый музыкант, но давай ты сейчас станешь юристом, получишь стабильную работу, а потом делай что хочешь».

Вот так получаются несчастные молодые люди, которые учатся на 1–2-м курсе юридического или медицинского и говорят, что на самом деле они очень творческие

Это называется синдромом непризнанного гения, и этим страдает всё современное поколение. Все считают, что должны найти себя. Отсюда и идея, что ты должен получать удовольствие от того, что делаешь, и при этом зарабатывать много денег. Они приходят на работу, у них что-то не получается, денег мало, а они не привыкли к концепции, что «терпение и труд все перетрут».

Они живут идеей, что если не нравится, то это не твоё. Они пробуют и уходят. Это выбивает работодателей из колеи, потому что они привыкли, что люди пытаются держаться за своё место. Зато интересно, что будет, когда они сами станут работодателями. А пока миру очень сложно, потому что работодатели одни, а новые работники другие.


Мат — это современный язык искренности

Ирина Морозова

Взрослому, обременённому старой культурой с презумпцией академической грамматики, лучше не соваться в онлайн-мир подростков. Сейчас культура плюет на авторитеты классики. Это кажется чудовищным, но, на самом деле, высвобождается данный изначально, по праву рождения творческий потенциал каждого человека. Все могут высказать свое мнение, синхронно, мгновенно. Препятствия устранены, как и пунктуация, потому что важнее кристаллизация смысла сказанного.

Юлия Юзбашева

То же самое с матом. Те самые инфлюенсеры много матерятся, но не потому, что так красивее, а потому, что сейчас мат — новый маркер искренности. Материться значит говорить прямо из сердца. Сейчас ведь нет не только общей правды, но и честности. Надо ли быть честным? Это сложная тема. Ты можешь быть нечестным, но… ты должен быть искренним. А как показать это? Мат!

Ирина Морозова

Раньше матом ругались, а потом люди стали им разговаривать. И это лучшее, что случалось с матом с тех пор, как он возник. Он становится инструментом искусства. Сейчас круто материться креативно, вставлять его в свою речь так, чтобы он приукрашивал сказанное. Он используется как художественный приём в рэпе. Если мы обратимся к классике, то Александр Сергеевич был большой мастак материться, но при этом он «наше всё». Так что человек, который пусть даже с матом научился красиво высказывать свои мысли с рифмой и ритмом, никогда не будет быдлом.

Полную запись интервью с директором исследовательского центра ValidataKIDS Юлией Юзбашевой и менеджером по исследованиям Ириной Морозовой слушайте здесь. Разговор прошёл в эфире «Радиошколы» — проекта «Мела» и радиостанции «Говорит Москва» о проблемах образования и воспитания. Программа выходит по воскресеньям в 16:00 на радио «Говорит Москва».

Иллюстрации: Shutterstock (johnjohnson)

Чтобы сообщить об ошибке, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
К комментариям(16)
Подписаться
Комментарии(16)
С интересом прочел. Про мат. Он был в мужской среде. Я работал на заводе, где рабочие переставали выражаться матом при появлении женщин. Для подростка мат был признаком взрослости. Друг к другу обращались на ты, подчеркивая равенство отношений. А в другой среде причины мата были иными. Как-то присутствовал на офицерском собрании. Генерал с трибуны — сплошной мат. Тем самым демонстрировал, что он из их среды. А вот разговоров о литературе помню только в среде лишь людей творческих профессий. В другой среде не было, как не помню, чтобы кто-то держал книгу в руках. Другие правила были в среде интеллигенции. Там не было мата, но даже там между собой предпочитали обращаться на ты. Вы — это форма обращения только к начальнику. Вы — форма признания, что другой выше тебя по статусу. Школа приучала обращаться к взрослым на вы. Но в семьях и в среди близких оставалось ты. Интеллигенция в мою молодость — это очень маленькая часть населения. Почему-то часто вижу, как то, что было в основном лишь в среде творческой интеллигенции, отожествляют на все население прошедшей эпохи.
Знаете, что?
Мне нравится история с переосмыслением значения мата в речи. Я бы даже сказал, что это охуенно!
А чем же эти несчастные ругаются?)
Показать все комментарии
Больше статей